Глава 975. Чжан Сюань хочет организовать ответный визит

Будучи грандмастером высокого семизвёздного ранга, У Жуфэн более чем рад видеть талантливых мастеров в рядах Павильона Грандмастеров.

Однако, его злоба на Ю Сюя испортила его первое впечатление о новом ректоре, отчего он невзлюбил Чжан Сюаня с самого начала. К тому же, Чжан Сюань слишком молод, чтобы быть ректором Академии Грандмастеров. Достижение слишком ранних успехов в жизни тешит самолюбие и может быть опасно для молодых грандмастеров. У Жуфэну хотелось поумерить гордость молодого грандмастера и закалить его дух для долгого пути наверх.

Он думал, что ему с лёгкостью удастся показать парню, что мир гораздо больше, чем тот думает и всегда есть кто-то, у кого больше заслуг. Но, перед Грандмастером У предстал человек, величественнее, чем он сам.

От одной мысли об этом старейшине хотелось провалиться под землю.

УЖуфэн покачал головой с горькой улыбкой на губах. Неудивительно, что в таком возрасте парень смог стать ректором и заслужить уважение и похвалу Грандмастера Му, включая добровольное обращение как к старшему. Парень действительно очень непростой человек!

Грандмастер У всегда уважал тех, кто внёс великий вклад в человечество, а молодой человек спустился в Подземную Галерею, несмотря на высокое положение ректора и спас сорок шестизвёздных грандмастеров, убив две сотни демонов и отремонтировав печать.

Все три этих деяния заслуживают уважения!

Понимая это, Грандмастер У решил отбросить своё величие и попросил прощения.

— Ректор Чжан, я сделал поспешные выводы до того, как разобрался в ситуации. Я прошу у вас прощения за своё неподобающее поведение!

Грандмастера ценят этикет и ошибки следует признавать. Поскольку он семизвёздный грандмастер, признать совершённый промах – это правильный поступок.

— Грандмастер У, вы слишком любезны. Мы ведь оба грандмастера, работающие на благо человечества. Учитывая, как опасна экспедиция, важно действовать предусмотрительно. — Кивнул Чжан Сюань.

— Рад, что вы не принимаете это близко к сердцу. — Кивнул У Жуфэн. Разобравшись с проблемой, он продолжил обсуждение экспедиции. — Итак, раз мы решили, что отправляемся в экспедицию всем составом, встречаемся через месяц в Городе Первичного Огня.

— Город Первичного Огня?

— Да. Судя по рассказам Ю Суя и проведённой Павильоном Грандмастеров разведке, вход в древние земли расположен вблизи от Города Первичного Огня.

Карта Империи Хунюань пришла в голову парня, и он спросил, чтобы лишний раз убедиться.

— Если я правильно помню, Город Первичного Огня находится рядом с Платформой Вознесения Святого, так ведь?

Из-за близости Города Первичного Огня с Платформой Вознесения Святого, они находятся друг от друга в нескольких сотнях километров, множество паломников проходят через этот город. Поэтому в Городе Первичного Огня процветает торговля.

— Да, этот город близок к Платформе Вознесения Святого. — Ответил Грандмастер У. — Платформа Вознесения Святого это место, в котором Божественный Кун вознёсся к святости и древние земли расположены неподалёку. Возможно эти факты как-то связаны, но пока слишком рано делать какие-либо заключения! У нас недостаточно информации.

— Верно.

Присутствующие закивали.

Всё, что касается Божественного Куна, должно иметь под собой чёткие основания.

— Кстати о Платформе Вознесения Святого, должен сказать не так давно кое-что случилось.

Грандмастер У усмехнулся, повернувшись к остальным.

— Записи, которые были оставлены Божественным Куном на Платформе Вознесения Святого, три месяца назад были кем-то расшифрованы, что вызвало немалый переполох! Честно говоря, хотелось бы мне встретиться с мастером, который заслужил признание Божественного Куна. Если возможно, я хотел бы даже признать его наставником и у него учиться.

Пока Грандмастер У говорил, восхищение проявлялось в его взгляде всё отчётливее. Он прервался, потому что заметил, как У Жань покраснел до такой степени, что будто бы готовился взорваться. Недовольный такой реакцией У Жуфэн нахмурился.

— Ректор У, что-то не так? Если я правильно помню, это вы лидер Круга Вознесения Святого? И после долгих лет исследований вам так и не удалось расшифровать надпись Божественного Куна. А кто-то в этом преуспел… Вы не считаете это великим достижением?

— Кхем, кхем! — взгляд У Жаня метался по комнате. Не в силах больше сдерживаться, он сказал. — Грандмастер У, мастер, который расшифровал записи… прямо перед вами!

— Прямо передо мной? — Грандмастер У удивился, а его глаза округлились от удивления. — Кто именно?

— Это… Человек, которого вы сочли возмутителем спокойствия, Ректор Чжан. — У Жань сказал это, скривив лицо.

— Ректор Чжан? — У Жуфэн застыл на месте и чуть не испустил дух от тяжелейшего шока.

Вы что, шутите?

Мастер уровня Зарождающегося Святого нашёл ошибку в записях Божественного Куна?

Чжан Сюань тоже чувствовал себя неудобно, не зная, как быть в такой ситуации.

— Кажется человек, о котором вы говорите… это действительно я!

Да что такое? Человек, который мгновение назад ни во что меня не ставил, хочет признать меня наставником? Хух, кажется у него какое-то личностное расстройство. Какая незадача!

— Несколько десятков тысяч лет все думали, что в записи Божественного Куна не может быть ни единой ошибки и развивались в строгом с ней соответствии. Человек, который нашёл ошибку и публично её оспорил… Э-это… — губы У Жуфэна дрожали.

Будучи семизвёздным грандмастером он считал, что с лёгкостью преподаст новому ректору Академии Грандмастеров Хунюань урок ответственности из-за произошедшего с Ю Сюем. Кто бы мог подумать, что урок получит он сам?

Долгие годы никто не смел сомневаться в словах Божественного Куна. Даже подобные мысли считались кощунством!

Эта запись была высечена в разумах, никто не смел её менять.

Именно поэтому узнать, что кто-то озвучил сомнения в записи Божественного Куна на Платформе Вознесения Святого, было ударом. Это всё равно, что бросать вызов устоявшимся на Континенте Грандмастеров за долгие годы канонам и бросать вызов величию Божественного Куна.

Грандмастер У думал, что таким смелым человеком был мастер третьего или четвёртого дана уровня Святого, человек, который обладает глубоким пониманием Святости. Кто бы мог подумать, что бросивший вызов какой-то двадцатилетний парень, которому несколько минут назад У Жуфэн делал выговор!

Стоит отметить, что за этот день парень преподнёс У Жуфэну куда больше шока, чем старейшина испытал за всю свою жизнь.

В этот момент он начал переосмысливать весь свой жизненный путь.

Заметив шок на лице старейшины, Чжан Сюань покачал головой.

— Это пустяки. Божественный Кун, всё же, был смертным. Не существует смертных, которые бы не совершали ошибок.

Нет в мире людей, которые были бы безупречны и мудрецы не исключение из этого правила!

— В-вы…

Услышав эти слова, все побледнели. Грандмастер У тут же запечатал пространство своим чжэньци, опасаясь, что эти слова могут быть услышаны кем-то другим.

— Ректор Чжан, Божественный Кун Мировой Наставник! Его поступки нельзя обсуждать вот так запросто… — заметив, что ректор не понимает в чём дело, Глава Школы Мо отправил ему телепатическое сообщение.

— О. — Чжан Сюань почесал голову. Только сейчас он вспомнил, что грандмастерам низкого ранга запрещено обсуждать грандмастеров более высокого ранга.

Только благодаря этому правилу, ни один грандмастер не смел проверять ещё одного человека, Ян Сюаня.

Будучи Мировым Наставником и основателем Павильона Грандмастеров, Божественный Кун– это создание, о котором нельзя говорить плохого. Если бы кто-нибудь узнал, что Чжан Сюань говорит о нем неуважительно, его бы раскритиковали многие грандмастера.

На самом деле, существует вероятность, что его бы убили на месте за подобную грубость.

Жители Континента Грандмастеров проявляют огромное уважение к своим учителям, само слово «учитель» занимает в их сердцах особое место. А Чжан Сюань привык к раскрепощённым взглядам мира, в котором он жил раньше, так что, вполне естественно, что ему непросто принять подобные мысли.

Судя по всему, ему придётся уделять этому больше внимания в будущем. Если кто-то решит использовать подобные высказывания против него самого, это загонит парня в угол.

— Прошу прощения за вырвавшиеся у меня слова. Пожалуйста, не принимайте их близко к сердцу. — Извинился Чжан Сюань.

Глава Школы Мо ответил с мягким смешком.

— Ректор Чжан, о каких это вы словах? Я ничего не слышал.

— Точно, мы ничего не слышали.

Закивали головами остальные.

Поскольку дело касается Божественного Куна, будет лучше, прикинутся дураками, будто ничего не было сказано.

В первую очередь это позволит отвести любые неприятности от них самих. А во вторую это не причинит никакого вреда талантливому Ректору Чжану.

Чтобы разрядит напряжённую атмосферу, Ляо Сун спросил.

— Ректор Чжан, два ваших ученика, Ван Ин и Лю Ян также хотели бросить вызов испытанию Зала Боевых Мастеров. Как вы думаете, это им по силам? Будет лучше, если они поторопятся, чтобы мы могли поскорей вернуться.

— Давайте проведём испытание завтра. — Перед следующей фразой Чжан Сюань задумался. — И ещё… есть в моей академии фракция, известная как Фракция Сюаньсюань. Если вас не затруднит, мне бы хотелось сводить их в Зал Боевых Мастеров, чтобы расширить их познания. Я думаю совместная передача опыта будет полезна.

Невозможно стать мастером развиваясь в изоляции. В Зале Боевых Мастеров множество мастеров и, если Фракция Сюаньсюань сможет с ними пообщаться, это расширит их представления о мире и научит многим новым вещам. А это положительно скажется на будущем росте грандмастеров.

Чжан Сюань обдумывал этот вопрос последние несколько дней, а поскольку Ляо Сун был здесь, это неплохая возможность поговорить на эту тему.

— Фракция Сюаньсюань, сводить… — вспомнив события, произошедшие два дня назад, когда Боевые Мастера прибыли в академию, Ляо Сун побледнел и содрогнулся от ужаса.

От одного названия «Сюаньсюань» у него мурашки пробегали по спине.

Если бы Зал Боевых Мастеров посетили обычные грандмастера, это принесло бы пользу и самому Залу. В конце концов, у каждого человека своё собственное понимание битвы и, возможно прозрения студентов станут основой для прозрений членов Зала Боевых Мастеров. Однако речь идёт о Фракции Сюаньсюань.

Если эта группа из десятков тысяч монстров их посетит, разве останется в членах зала, хоть какая-то вера в себя?

Смотря на выражение лица Ляо Суня, который будто бы пуд соли слопал, Чжан Сюань обеспокоенно спросил.

— Что такое? Я спросил нечто неподобающее?

— Вовсе нет…

Скрипя зубами, Ляо Сун сказал.

— Вот как мы поступим. Наша ветвь Зала Боевых Мастеров находится в Империи Цинюань. Я добрался так быстро потому, что был неподалёку от Столицы Хунюань, когда получил сообщение Чжо Цинфэна. Путешествие в Древние Земли будет через месяц. Почему бы нам не поговорить об этом, когда мы благополучно вернёмся из экспедиции?

Империя Цинюань находится на значительном отдалении от Империи Хунюань. Даже если лететь туда на святых зверях, путешествие займёт немало времени.

— Вы правы. Раз так, почему бы тогда вам и вашим людям не показать им на что вы способны и пообщаться? Людям из фракции будут полезны ваши указания. А также им будет полезно увидеть в деле настоящих мастеров этого мира, так что они не будут возражать! — с улыбкой сказал Чжан Сюань.

Последователи фракции Сюаньсюань также слушали его лекции, но не могли ухватить его учения в практических битвах. Если они проведут спарринги с боевыми мастерами, их опыт значительно возрастет.

— Указания? Настоящие мастера? — от этих слов губы Ляо Суна задрожали, а в глазах потемнело.

Мы может для других и мастера, но для сумасшедших из Фракции Сюаньсюань… Мастера их за ногу!

Мы были полностью уничтожены Фракцией Сюаньсюань, когда прибыли в академию, какие советы мы можем им дать?

Ты наверняка издеваешься!

— Это интересное предложение, но мы от него откажемся. — Ляо Сун нервно махнул рукой.

— Это всего лишь обмен опытом. Неужели вы, Боевой Мастер Ляо, считаете, что студенты моей академии слишком слабы и недостойны ваших указаний? — нахмурившись, спросил Чжан Сюань.

Он не знал о травмирующем опыте, через который прошёл Боевой Мастер Ляо и парень думал о редкой возможности членов Фракции Сюаньсюань, пообщаться с боевыми мастерами, так что хотел принести пользу своим студентам.

К тому же, боевые мастера специализируются на сражениях. Разве это не редкая возможность для его студентов себя проявить и показать свои навыки?

— Дело не в этом… — замахал руками Ляо Сун.

— Вот и решено! Всего лишь тренировочные бои для обучения; ничего плохого в этом ведь нет! Впрочем, я хотел бы попросить ваших боевых мастеров быть полегче с моими студентами и не избивать их слишком сильно. — Чжан Сюань расплылся в широкой улыбке.

— Хорошо… — смотря на искреннюю радость на лице Чжан Сюаня, Ляо Сун понял, что парень не пытается его унизить. Поскольку выбора не осталось, он мог только кивнуть, а в глубине его взгляда читалось отчаянье.

Что же, можно посмотреть на это со светлой стороны, подобная встреча может принести пользу его боевым мастерам, если, конечно, они переживут эти пытки…