Глава 1005. Уничтожение Святого Дьявола Восьмого Ранга

Уничтожение Святого Дьявола Восьмого Ранга

* Вой… * * Вой…*

Разъярившиеся дьяволы яростно наступали со всех сторон. Происходящее соответствовало ожиданиям Цзян Чэня, смерть Сан Ба вместо того, чтобы понизить боевой дух дьявольской армии, разожгла их ярость и свирепость.

Монахи вступили на поле боя, где господствовала дьявольская армия. Дьявольские волны вздымались и катились по небу. Тиран вёл свою группу монахов на передовую. Он убил каждого дьявола, вставшего на его пути, используя три высших Печати Дхармы.

Когда монахи последовали примеру Тирана в борьбе, они начали медленно ощущать, как возвращаются дни былой славы Секты Будды. В прежние времена, когда Секта Будды достигла своего апогея, монахи были непобедимы по сравнению с Дьявольской Расой, а все дьяволы были сильно подавлены. В то время Секты Будды хватало, чтобы контролировать весь Дьявольский Мир, в отличие от теперешнего времени, когда им пришлось спешно попросить помощи у Дворца Святого Происхождения в тот момент, когда Дьявольская Раса атаковала Западную Сферу. Будучи учениками Секты Будды, они чувствовали себя крайне посрамлёнными из-за такого поступка.

Грозная сила Тирана позволила им ещё раз увидеть влияние Секты Будды, а также надежду и будущее их секты. Они понемногу забывали сцену убийства аббата. Их боевая мощь начала расти, а их Свет Будды взмыл в небо, создавая подавляющее воздействие на дьяволов.

Во всём, что делал Цзян Чэнь, был смысл. Убийство аббата в разгар войны не оказало пагубного влияния на Человеческую Расу. Секта Будды засияет вновь, только когда окажется в руках Тирана. Кроме того, ученики Секты Будды преуспеют только после прохождения смертельно опасных испытаний.

Таким образом, эта война станет ключом к их трансформации; Западная Сфера сама по себе являлась символом Секты Будды. Цзян Чэнь не единственный, кто верил в эти перемены. Теперь многие монахи Великого Храма Мелодии Молний начали верить, что под руководством Тирана Секта Будды снова обретёт былую вершину. Кроме того, они убедились в подлинности личности Тирана — он был потомком Предка Зелёного Лотоса.

Хотя Предок Зелёного Лотоса не являлся членом Великого Храма Мелодии Молний, никто не мог стать столь влиятельным, как он, и занять его место.

Никто не знал, на сколько миль простиралось поле битвы. Цзян Чэнь был невообразимо свирепым, когда атаковал дьявольскую армию. Каждый взмах его руки был бурей, от которой гибло бесчисленное множество дьяволов. Даже могущественные Святые Дьяволы Шестого и Седьмого Рангов не могли противостоять его ураганным атакам. Их громадные тела тут же рассыпались в пыль. Древняя Пагода Драконов в его теле была похожа на бездонную яму, которая никогда не наполнится. Все трупы дьяволов были поглощены пагодой без остатка.

При непрерывном поглощении энергии, материализовалась остальная часть пятого яруса пагоды. Что касается Цзян Чэня, он получил много преимуществ в этом процессе, время от времени формировались новые метки дракона. Каждая сконцентрированная драконья метка, немного увеличивала его боевую силу. Грубо говоря, пока Цзян Чэнь сражался, он становился всё сильнее и сильнее. Такой тип развития был сверх всякого воображения, и никто не мог сравниться с ним по скорости продвижения. 

— Вождь Мо Цзунь, это он убил Сан Ба! — над дьявольской армией, кто-то сказал и указал на Цзян Чэня, который убивал, перемещаясь взад и вперёд на поле боя.

Дьявол по имени Мо Цзунь был лысым мужчиной средних лет со зверским выражением лица. Его Ци была несравненно сильнее. Его основа совершенствования достигла ужасающих размеров, он был Святым Дьяволом Восьмого Ранга. Не просто какой-то Святой Дьявол Восьмого Ранга, а Святой Дьявол на пике Восьмого Ранга.

— Он крайне самодоволен. Он посмел ворваться в нашу армию один. Он, в самом деле, человек, который не понимает, что такое смерть. Мы убьём его, чтобы отомстить за смерть Сан Ба. Если человеческая армия потеряет такого гения, это станет большим ударом, — рядом с Мо Цзунем стоял ещё один Святой Дьявол Восьмого Ранга. Его чёрные глаза сверкнули холодным светом и смертоносным намерением.

— Убейте его, — безразлично сказал Святой Дьявол Восьмого Ранга.

*Свист!*

Как только его голос затих, Святой Дьявол Восьмого Ранга исчез. В следующий момент он появился перед Цзян Чэнем. Вспыхнувшие ужасающие дьявольские волны мгновенно окутали Цзян Чэня.

— Напыщенное человеческое отродье! Ты ищешь смерти, если пришёл сюда один! Я бы хотел посмотреть, насколько ты силён на самом деле, — Святой Дьявол мгновенно принял свой истинный облик.

Он открыл пасть, которая была шириной в три метра, и испустил порывы вонючего воздуха, агрессивно бросившись вниз на Цзян Чэня, казалось, чтобы сожрать его.

— Пытаешься сожрать меня? Боюсь, у тебя не хватит для этого зубов, — Цзян Чэнь был бесстрашен.

С его нынешней силой иметь дело со Святым Дьяволом Восьмого Ранга больше не составляло особого труда, он обладал преимуществом подавления. По правде говоря, убить Святого Дьявола Восьмого Ранга было намного проще, чем убить Опустошителя Улэня.

* Лязг!*

Небесный Святой Меч превратился в длинного кроваво-красного дракона. Каждый дюйм пустоты, который он миновал, треснул. Свет меча двигался с невероятной скоростью. Бесчисленные мечи Ци сплелись, чтобы сформировать из мечей сеть Чистейшей Ян. Только Ци Чистейшей Ян может до предела подавить дьяволов. При таких обстоятельствах даже могущественный Святой Дьявол Восьмого Ранга не мог полностью воспользоваться всеми своими силами.

* Пу Чи!*

Множество дьяволов вокруг догадались, что свет меча исходит из ада. Поначалу они думали, что это человеческое отродье умрёт, столкнувшись лицом к лицу со Святым Дьяволом Восьмого Ранга. Они не думали, что таков будет итог. Этот Святой Дьявол, чья пасть была широко разинута, оказался разрезан Небесным Святым Мечом пополам, от пасти до затылка. Кровь дьявола брызнула, вонь была невыносимой.

*Вой…*

Этот Святой Дьявол Восьмого Ранга сердито взревел, получив такую тяжелую рану. Всё же он ещё не умер, он был могущественным Святым Дьяволом Восьмого Ранга.

*Жужжание…* *Жужжание…*

Древняя Пагода Драконов, скрытая в теле Цзян Чэня, зажужжала и начала сильно дрожать. Затем она всосала Святого Дьявола Восьмого Ранга и поглотила его, завершив материализацию пятого яруса.

— Это так приятно, — Цзян Чэнь чувствовал себя на седьмом небе.

Хотя он не до конца раскрыл секреты и функции Пагоды Предков Драконов, он очень хорошо знал, что чем больше ярусов он сможет сотворить, тем больше преимуществ он получит. Он получил огромное преимущество после достройки пятого яруса. Образовалась сотня новых драконьих меток. Он чувствовал, что его сущность и Ци немного выросли, и его основа снова укрепилась.

Первоначально он хотел использовать назидательный свет для подчинения Святого Дьявола Восьмого Ранга, но это могло привлечь внимание некоторых людей, несмотря на то, что они находились в глубине вражеского лагеря. Более того, он потерял всякий интерес к подчинениям Святых Дьяволов Восьмого Ранга. Со всеми этими дьяволами следует обращаться как с пищей. Что ему нужно было сделать прямо сейчас, посредством этой войны, так это продвинуть свой уровень совершенствования до значительной степени, потому что избавление от Пустынного Дворца с его нынешним уровнем совершенствования было не более чем принятием желаемого за действительное.