Глава 1061. Совать нос в чужие дела

Убрать Отпечаток Души было невероятно трудно, но Цзян Чэнь не беспокоился. Он был уверен, что убийца не обнаружит его благодаря Метке Бессмертия в его теле. Кроме того, его навык драконьей трансформации стал невообразимо сильнее. Он мог бы очиститься от чего угодно, включая Отпечатки Душ на Небесах и Земле. Таким образом, он распространял навык драконьей трансформации время от времени, чтобы попытаться очиститься от него, полагая, что он будет полностью поглощен в кратчайшие сроки.

Наступил полдень. В городе кипела бурная жизнь. Были и такие, кто добирался сюда со своей повозкой, одетые почти так же, как жители Деревни Хань; они тоже пришли сюда, чтобы совершить обмен на Бессмертные Мета Камни. В нынешний век, существовало бессчётное количество таких деревень, как Деревня Хань.

Простые люди должны были заплатить определенную сумму, чтобы войти в Город Янь. Согласно правилам, установленным префектурой, каждый, кто въезжал в город, должен был внести оплату в виде Бессмертного Мета Камня низкого ранга. Что касается тех совершенствующихся, которые пришли из отдалённых деревень, то Бессмертный Мета Камень низкого ранга попросту был слишком дорогим. Так что, никто не придёт сюда ради веселья, потому что Бессмертного Мета Камня было достаточно, чтобы подпитывать своё развитие.

Но, благодаря хорошим отношениям Хань Чанлиня со стражей, они были освобождены от уплаты этих дорогих Бессмертных Мета Камней низкого ранга.

— Шеф, вы просто великолепны! Даже стражники дружески улыбаются вам, — Хань Цун с восхищением посмотрел на Хань Чанлиня.

— Конечно, я уже сбился со счета, сколько трав наша деревня передала префектуре. Вот где я зарабатываю репутацию, — Хань Чанлин погладил бороду и сказал с гордостью.

Внутри Города Янь было ещё оживленнее, чем снаружи. Улицы были просторными. Хотя это был первый город, в который пришёл Цзян Чэнь с момента своего прибытия в Мир Бессмертных, он совершенно не интересовался городом. Его опыт и знания превосходили то, что он видел здесь. Таким образом, он не чувствовал необходимости разглядывать всё вокруг, как чужестранец.

Группа приезжала в этот город не в первый раз, поэтому они не выглядели такими взволнованными, как Хань Цун, который был в приподнятом настроении и полным энергии. Он подходил близко почти ко всем вещам, которые привлекали его внимание.

— Ах, Цун, не броди вокруг. Сначала мы отправимся в Префектуру. После того, как мы закончим с обменом, я лично проведу тебя по городу, чтобы немного развлечься, — сказал Хань Чанлин.

— Хорошо, Шеф, — кивнул Хань Цун.

Префектура располагалась в центральной части города Янь. Вместе с Хань Чанлинем, который был хорошо знаком с этим местом, они очень быстро добрались до ворот префектуры. За стенами префектуры были возведены здания и павильоны. Огромные ворота выглядели величественно, а прямо за воротами располагалась огромная пустая площадь. Обычно люди не осмеливались даже приблизиться к воротам или бесцельно слоняться в этом районе, потому что это означало неуважение к префектуре — самому благородному месту в Городе Янь.

— Какое величественное место, — глаза Хань Цуня сверкнули, он пришёл сюда впервые.

— Ах, Цун, не говори ерунды, - предупредил Хань Второй.

В этом месте они должны были быть осторожны в своих действиях и поступках, чтобы не оскорбить Префектуру и не положить конец их единственному источнику драгоценных Бессмертных Мета Камней.

Хань Цун казалось, был в шоке. Он отступил, чтобы присоединиться к группе в самом конце и закрыл рот. Хан Чанлин подошёл к воротам и сжал кулаки, обращаясь к стражникам:

— Братья, мы из Деревни Хань, мы привезли кое-какие травы из нашей деревни.

— Эн, подожди здесь, я сообщу управляющему, - сказал один из стражников необычайно холодным тоном, повернулся и вошёл в Префектуру.

Служить стражником Префектуры считалось за честь, поэтому все они выглядели такими высокомерными и отстранёнными.

Через некоторое время вышла группа людей. Главный среди них носил парчовые одежды. Он был примерно одного возраста с Хань Чанлинем, с более тучной головой и большими ушами, но лицо в нём выдавало богатого человека. Он также имел ту же самую основу совершенствования, что и Хань Чанлин — полшага до Земного Бессмертного.

За ним шли четверо или пятеро стражников. Никто из них не был слаб, так как даже самый слабый из них являлся Бессмертным Человеком среднего уровня.

— Ты Хань Чанлин? — главный посмотрел на Хань Чанлиня с взглядом полным презрения.

— Совершенно верно. Это травы, которые мы лично доставили из нашей деревни — Деревни Хань. Это первоклассные травы. Однако меня только удивляет, почему Управляющий Ву до сих пор не вышел, — Хань Чанлин быстро сложил ладони, опасаясь, что он проявит какие-либо признаки неуважения.

— Я Хуан Лю, двоюродный брат Управляющего Ву, ты можешь называть меня Управляющий Хуан. С этого момента я буду заниматься всеми незначительными вопросами, вроде этого, - Хуан Лю сказал, качая головой, отчего плоть на его жирном лице тоже начала трястись.

Добавив к этому врожденное чувство превосходства и гордое выражение лица, он был типичным мерзавцем. У Цзян Чэня от этого появилось сильное желание оставить отпечаток обуви на его лице.

— Итак, вы кузен Управляющего Ву, прошу прощения за неуважение. Ребята, быстро тащите сюда травы! - сказал Хан Чанлин.

Затем группа быстро остановила повозку и сняла жёлтую ткань, открыв взору множество первоклассных трав на повозке.

— Управляющий Хуан, как насчёт этих трав? - с улыбкой спросил Хань Чанлин.

— Эн, неплохо, — Хуан Лю кивнул, а затем приказал одному человеку позади. — Отдай им Бессмертные Мета Камни и занеси травы внутрь.

— Да, Управляющий, — стражник бросил грубый мешок для хранения, который приземлился прямо на руки Хань Чанлиня.

— Большое спасибо, Управляющий Хуан, - Хан Чанлин сложил ладони, а затем, как обычно, открыл мешок, чтобы проверить сумку, но выражение его лица изменилось, как только он заглянул внутрь.

— Управляющий Хуан, здесь какая-то ошибка, - сказал Хань Чанлин, нахмурившись.

— Что не так? — нетерпеливо спросил Управляющий Хуан.

— За такое количество трав подобного качества мы всегда получали сотню Бессмертных Мета Камней низкого ранга, но почему на этот раз у нас только пятьдесят? - сказал Хань Чанлин.

— Такова цена ваших трав. Убирайтесь, - Хуан Лю махнул, указывая Хань Чанлин, чтобы тот ушёл.

— Управляющий Хуан, поездка в этот город не была лёгкой для нас. В прошлый раз Управляющий Ву дал нам сто камней, но теперь мы получили только половину. Я не смогу предоставить разумных объяснений, эти травы — коллективные усилия всех жителей деревни, - Хань Чанлин злился в душе, но не осмеливался выразить это на лице.

— Ваши личные дела меня не касаются. Теперь, когда этими вещами занимаюсь я, я решил дать вам пятьдесят за этот обмен, — Хуан Лю ответил с равнодушной улыбкой.

— Управляющий Хуан, я сомневаюсь, что кто-нибудь придёт торговать с префектурой после того, что вы сделали. И я думаю, что вы, скорее всего, взяли наши пятьдесят камней, чтобы побаловать своих гостей? – Хань Цун стал первым, кто потерял терпение, учитывая его молодую и бурную энергию.

— Сопляк, ты кто такой? Ты лишь жалкий смерд. Как ты смеешь так разговаривать с нашим управляющим? Ты хочешь, чтобы я отрубил тебе одну ногу? - злобно ответил стражник.

Хань Цун хотел ещё что-то сказать, но его остановили двое других жителей деревни. Каждый из них знал, что это Префектура и создание неприятностей здесь не принесёт им ничего хорошего. Очевидно, этот новый управляющий нарочно отнял их вознаграждение, но они ничего не могли сделать, кроме как подавить свой гнев и обиду, в конце концов, они не могли позволить себе оскорблять Префектуру.

— Он жалкий смерд? А как насчет тебя? Пекинес? — внезапно раздался чей-то ровный голос, ошеломивший всех, включая жителей Деревни Хань.

Каждый из них переключил своё внимание на Цзян Чэня.

Цзян Чэнь являлся человеком, который никогда не забывал доброту людей. Так как же он мог смотреть, как кто-то издевается над жителями Деревни Хань, и ничего с этим не делать? Он знал, что жители деревни так много трудились, чтобы собрать эти травы. Этот большеголовый парень, должно быть, настоящий ублюдок, если намеренно урезал половину их вознаграждения, которое было так редко и важно в совершенствовании.

— Сопляк, что ты сказал? - стражник впился в него взглядом, испытывая желание немедленно разорвать Цзян Чэня на миллионы кусочков.

— Не неси глупости, брат Цзян. Мы должны уйти, — Хан Чанлин был ошарашен.

Он быстро вытащил Цзян Чэня из конфликта. Все знали, что это Префектура; оскорблять их – последнее дело, если только они не хотят уничтожить их единственный источник Бессмертных Мета Камней.

— Шеф, существуют определённые животные, которые не знают, когда следует остановиться. Если вы закроете глаза на этот раз, вы наверняка столкнетесь с тем же самым в следующий раз, когда придете. Хотя Деревня Хань не является мощной силой, у неё есть свое достоинство, — сказал Цзян Чэнь.

В этом мире есть вещи, которые он может проигнорировать, но есть и такие, в которые он должен вмешиваться. Кроме того, дело сейчас уже не было незначительным. Они не смели действовать из-за страха, но он, Цзян Чэнь, никого не боялся, даже в этом мире.

— Отродье, о каком животном ты говоришь? - Хуан Лю, который только что повернулся и ушёл, вернулся к воротам с сердитым лицом.

Ему казалось, что здесь кто-то проявляет непокорство. Его никогда раньше не оскорбляли в Городе Янь.

— Неужели ты не понимаешь, что я хочу сказать? У тебя, наверное, серьёзные проблемы с головой, — Цзян Чэнь прямо выпалил.

Столкнувшись с отвратительным человеком, он наверняка не будет вежливым.

— Играешь со смертью! — Бессмертный стражник среднего уровня шагнул к Цзян Чэню и поднял ладонь, намереваясь ударить его.

* Па!*

Раздался отчетливый звук пощёчины. К всеобщему удивлению, тот, кого ударили, был не Цзян Чэнем, а наоборот, охранник, который пытался ударить. Несмотря на расстояние между ними, Хань Чанлин даже не видел, когда Цзян Чэнь нанёс удар. Стражник свалился на землю от одного удара.

— На меня посмели напасть люди вроде тебя? Проваливай! — ударом ноги стражника отбросило на десять метров в сторону, заставив его взвыть от боли; половина его лица распухла, как у свиньи.

— Старший брат Цзян потрясающий! - глаза Хань Цуня сразу же загорелись.

Не только он, но и другие жители деревни были в недоумении. Они впервые увидели силу Цзян Чэня, которая была совершенно иной по сравнению с его способностью впитывать смертельный яд из Ядовитой Жабы Долины, поскольку это была просто какая-то уникальная техника. Увидев, что он может отшвырнуть Бессмертного среднего уровня в полёт всего лишь случайным ударом, это без преувеличения впечатлило каждого из них.