Глава 1069. Перевернуть их познания

Янь Дунлю был впечатлён Цзян Чэнем. По крайней мере, он не смотрел на Цзян Чэня с таким презрением, как несколько минут назад. Независимо от того, какой основой совершенствования обладал этот молодой человек, его поразил тот факт, что он сразу же сделал вывод о его состоянии.

— Неплохой парень. Вряд ли человек, рекомендованный Янь Цинчэн, будет хуже от того, что я ожидал. Но, Цзян Чэнь, Алхимик Дун — старший, который достиг истинного мастерства в области алхимии. Он редко терпел неудачу, какие бы пилюли ни стряпал. Ты грозно бросаешь вызов этому мастеру, но ты уверен в том, что состряпаешь эту Горячую Пилюлю Ян? — спросил Янь Дунлю с более мягкой интонацией.

— У меня никогда не было провалов в стряпне, — прямо ответил Цзян Чэнь.

Это единственная и простая фраза излучала мощную уверенность, которая присутствовала в нём. В некоторой степени, такая уверенность оказала воздействие на людей в зале. Они могли сказать, что это была уверенность, которая исходила от его самой сути.

— Хехе, — не стоит хвастаться, молодой человек. Ты должен понимать, что даже величайший алхимик не осмелится сказать, что он никогда раньше не терпел неудач, - сказал Юань Хун.

Цзян Чэнь не ответил на сарказм Юань Хуня. Он всегда любил сражаться не на словах, а на деле.

— Городской Наместник, этот парень становится всё более и более высокомерным. В таком случае, я покажу ему, что такое настоящая стряпня, — Дун Линьфу встал со своего места.

Чтобы защитить достоинство и статус главного алхимика, он чувствовал необходимость преподать этому высокомерному молодому человеку хороший урок, иначе тот станет посмешищем.

— Ну, что ж, тогда вы двое будете состязаться, и я буду вашим судьей. Так совпало, что Горячая Пилюля Ян принесёт мне большую пользу, так что я надеюсь, что вы двое приложите все свои усилий. Тот, чья пилюля, сможет устранить морозный яд в моём теле, будет щедро вознаграждён, — сказал Янь Дунлю.

Что касается морозного яда в его теле, у него, конечно, не было других вариантов. Самое большее, что он мог сделать, это использовать свою собственную силу, чтобы подавить яд, но такое решение требовало много времени. Как и сказал Цзян Чэнь, яд уже глубоко проник в его мозг. Если он не придумает, как быстро удалить яд, последствия будут ужасными.

Затем, Янь Дунлю и Юань Хун сели на самых высоких местах, расположенных в центре зала. Остальные отошли назад, чтобы освободить достаточно места для Цзян Чэня и Дун Линьфу. Они редко когда могли увидеть, как главный алхимик Префектуры готовит пилюлю. Обычно даже алхимики не часто его видели. Поэтому им доставляло удовольствие наблюдать, как он вживую состряпает пилюлю.

Что касается Цзян Чэня, большинство из них ни во что его не ставили. Прежде всего, у мастеров в зале была более высокая основа совершенствования, чем у него. Во-вторых, он соперничал с грозным Дун Линьфу. Никто из них не думал, что он устоит в этом состязании. В конце концов, репутация Дун Линьфу была слишком велика, чтобы кто-то мог бросить ей вызов.

Янь Цинчэн хлопнула ладонью, появились два выцветших, серых мешка для хранения и были переданы Цзян Чэню и Дун Линьфу. Она сказала:

— Внутри находятся ингредиенты для приготовления Горячей Пилюли Ян. Из-за того, что эти травы являются очень ценными предметами, всё, что я смогла получить – это две порции трав.

Все понимали, что Янь Цинчэн подразумевала. Это было напоминание о том, что у соперников есть только один шанс. Если они потерпели неудачу, то всё кончено. Грубо говоря, в этом состязании провалы не допускались, что создавало чрезвычайно напряжённую ситуацию для алхимика. Кроме того, это состязание будет проверкой мастерства алхимика в стряпне.

— У каждого из них есть только одна порция трав. Это станет проверкой их умений в алхимии. Я слышал, что Горячая Пилюля Ян делается с помощью сорока девяти различных трав, и одному из них будет легко ошибиться.

— У такого великого алхимика, как алхимик Дун, мало шансов на провал. На мой взгляд, возможность наблюдать его стряпню вживую, действительно приносит радость.

— Как может ничтожный Бессмертный Человек состряпать такую сложную пилюлю? Я думаю, что Цзян Чэнь просто роет себе яму позора.

— Посмотрим. Я думаю, что у этого человека тоже есть некоторые удивительные навыки. Если он не идиот, он не стал бы выступать перед Городским Наместником и выставлять себя дураком.

****

Поднялся шум обсуждений. Хотя соревнующимся требовалось состряпать всего лишь одну пилюлю, атмосфера была напряженной.

— Цзян Чэнь, ещё есть время, если ты раскаешься сейчас о своём решении. Эти травы очень ценны, я надеюсь, что ты не будешь тратить их впустую, - насмешливо сказал Дун Линьфу.

— Я был бы рад, если бы мастер не тратил впустую мешочек с травами, - спокойно сказал Цзян Чэнь.

Он был несравненно уверен в своих навыках и никогда ни во что не ставил кого-то, вроде Дун Линьфу.

— Бесстыдно хвастаешься? Тогда давайте начнём, - Дун Линьфу равнодушно хмыкнул, он сразу же распространил духовную энергию, чтобы подготовиться к стряпне.

Теперь на его лице, казалось, проступила тяжесть. В конце концов, Горячая Пилюля Ян была не обычной пилюлей, а ингредиенты для неё были в ограниченном количестве. Это также подвергло испытанию его многолетний опыт. Кроме того, поскольку за ним наблюдало так много вышестоящих лиц Префектуры, а пилюля являлась ключом к лечению ран Городского Наместника, его репутация разрушиться, если что-то пойдёт не так.

* Хуа Ла…*

Пока Дун Линьфу готовился к своей стряпне, Цзян Чэнь вытряхнул все травы из мешка для хранения. Сорок девять видов трав зависли в воздухе перед ним, испуская целебный аромат, освежающий сознание любого человека.

Кроме того, большинство трав состояло из чистейшей Ци Ян. Любой мастер получит пользу, просто вдыхая её.

* Ху Ху…*

Затем из тела Цзян Чэня вырвалось огромное пламя, охватывающее все травы.

— Что? — происходящее немедленно вызвало волнение в толпе.

Кроме Янь Цинчэн и алхимиков, которые стали вчера свидетелями мастерства Цзян Чэня, все уставились на него, включая Янь Дунлю и Юань Хуня, чьи лица были полны недоверия.

Дун Линьфу, стоящий напротив, был потрясён. Он всё ещё пребывал в разгаре подготовки и настройки своей Ци, а Цзян Чэнь уже начал стряпать. Другая вещь, которую с которой он не мог согласиться, это неизвестная ему техника Цзян Чэня.

— Что за шутки? Кто так состряпает. Мы все знаем, что самое главное в стряпне - это очищение. Первый шаг состоит в том, чтобы извлечь сущность каждой травы, и это должно быть сделано один за другим, различные травы имеют различные уровни плавления. Расплавить все сорок девять трав одновременно, разве это не смешно?

— Ублюдок! Так сволочи стряпают. Он уничтожает травы. Он собирается растратить все эти драгоценные травы, даже алхимик высокого ранга не осмелится сделать это. Я видел, как алхимик Дун плавил три вида трав одновременно, что было удивительно. Но сорок девять трав, все сразу? Это чепуха.

— Он вообще готовился, прежде чем состряпать? Стряпня — это очень трудоёмкий процесс. Чем сложнее процесс приготовления, тем больше усилий он занимает. Даже алхимику Дуню требуется десяток минут, чтобы подготовиться, прежде чем состряпать. Этот человек действительно алхимик?

****

Все были потрясены, особенно те алхимики, которые сидели в стороне, они хотели харкать кровью. Некоторые из них даже встали со своих мест из-за переполнявших их эмоций. С их точки зрения, метод Цзян Чэня действительно являлся насмешкой. Они, будучи алхимиками, слишком хорошо знали, как трудно и сложно стряпать.

— Успокойтесь все, — Янь Дунлю сказал приглушённым тоном, он боялся, что такое беспокойство повлияет на стряпню Цзян Чэня.

Несмотря на то, что Янь Цинчэн уже рассказала ему о технике приготовления Цзян Чэня, он всё ещё был потрясён этим и начал чувствовать, что Цзян Чэнь, в конце концов, являлся алхимиком.

* Треск * * Треск * * Треск*

Из огненного моря непрерывно доносились потрескивающие звуки, пока плавились травы. В это время, все взгляды были сосредоточены на этом огненном море и расслабленно выглядящем лице Цзян Чэня. Он сделал так, что стряпня выглядеть настолько легко, как будто это было так же просто, как есть.

Время шло, сцена становилась всё более и более тихой. Многие из них даже не смели моргнуть. Даже Дун Линьфу, который находился ближе всех к Цзян Чэню, был невольно очарован техникой Цзян Чэня, забыв, что ему нужно было настроиться для своей стряпни.

Все присутствующие мастера обладали острым зрением, даже если они не были мастерами в алхимии. Добавив тот факт, что Цзян Чэнь не скрывал свой метод, они могли ясно его увидеть, и это ещё раз потрясло их всех.

Сорок девять различных трав плавились постепенно в огненном море, в то время как сущность расплавленных трав быстро извлекалась. Ни одна из трав не была потрачена впустую в процессе. Было страшно видеть, что Цзян Чэнь уже достиг такого точного контроля над пламенем и очисткой.

— Боже мой, как такое возможно?

— Это действительно шокирующее событие. Я никогда не видел такого ужасного метода стряпни. Все травы так превосходно плавятся одновременно, и все сущности извлекаются одновременно. Если бы я не увидел этого своими глазами, то, конечно, не поверил бы.

— Это неслыханный метод приготовления. Это будет чудом, если он действительно сможет состряпать Горячую Пилюлю Ян таким способом. Однако я до сих пор не верю, что он добьётся успеха, используя такой способ, он просто жалкий Бессмертный Человек заключительного уровня.

— Хватит болтать, ребята. Давайте просто смотреть в тишине. Касательно меня, то я бы хотел увидеть чудо. Если такой ужасающий метод приготовления работает, он может значительно сократить время приготовления.

****

Все без исключений были шокированы. Такая сцена перевернула их познания в алхимии.