Глава 1254. Статуя Сотрясающегося Бога

— Конечно. Внешняя область — только начало. Тиран, пойдём в город, выпьем и поболтаем, — Цзян Чэнь положил руку на плечо Тирана и полетел в сторону префектуры Города И Мо.

Эти два брата давно не виделись, и у них было слишком много дел, чтобы успеть наверстать упущенное.

— Чэнь Хуэй, хотя мы уже контролируем всю внешнюю область, боюсь, что это ненадолго. Я опасаюсь, что после убийства Господина Лю, крупные силы в средней области никогда не оставят это дело в покое. Кроме того, инцидент во внешней области очень скоро привлечёт внимание Повелителя Зла, находящегося в Городе Зла, и после этого нам придётся туго, — с беспокойством сказал Ли Сы.


— Поскольку Городской Наместник здесь с нами, нам не нужно беспокоиться и думать об этом так много. У Городского Наместника, естественно, появится план, когда ситуация обострится, — Чэнь Хуэй пожал плечами.

Теперь он испытывал только глубокое восхищение перед Цзян Чэнем, чувствуя, что в этом мире нет ничего, что могло бы сокрушить Городского Наместника. Он нисколько не беспокоился, даже после того, как они убили мастера крупной силы из средней области.

— Ты прав, — Ли Сы улыбнулся, понимая, что слишком разволновался.

Даже если было что-то, о чём стоило беспокоиться, это находилось во власти Городского Наместника.

— Уходим. Внешняя область только что была завоевана. У нас много дел, — сказал Чэнь Хуэй.

Несмотря на то, что все тридцать шесть городов уже были завоеваны Цзян Чэнем и переименованы в «Город Небесных Ароматов», в этих городах по-прежнему оставалось много внутренних проблем, которые необходимо было решить, и, естественно, именно они будут ответственны за решение всех этих проблем.

Цзян Чэнь, Жёлтый Пёс и Тиран собрались в большом зале в префектуре Города И Мо. Все остальные, кроме них троих, были изгнаны из зала, посторонние лишь отвлекали бы трёх братьев от задушевных разговоров.

Цзян Чэнь рассказал Тирану о своих приключениях с Жёлтым Псом в Мире Бессмертных. Выслушав то, что сказал Цзян Чэнь, Тиран был поражён, хотя он уже морально приготовился к этому.

— Ты никогда не приносишь мир, куда бы ни пошёл. Ты всего лишь Небесный Бессмертный мастер, но уже нажил себе врага в полушаге от Королевского Бессмертного. Однако я верю, что Тянь Муюнь рано или поздно умрёт от твоих рук, — сказал Тиран.

Как и все остальные, он испытывал необъяснимую уверенность в Цзян Чэне. Вернувшись в Мир Святого Истока, Цзян Чэнь породил бесчисленные легенды и чудеса. Даже если бы Цзян Чэнь сейчас находился в Мире Бессмертных, он всё равно вызвал бы такие необыкновенные последствия.

— Тиран, как дела дома?- спросил Цзян Чэнь, судя по голосу, очень обеспокоенный ситуацией дома.

— Дома всё хорошо. Поскольку весь Мир Святого Истока уже завоеван Династией Боевых Святых, никто не осмелился ослушаться её приказа. Тебе не нужно об этом беспокоиться. Кстати, ещё тогда, когда я вознёсся в этот мир, Сестра Нин и Сяо Юи уже достигли точки вознесения. Один день в этом мире равняется одному году в мире внизу. Так что, боюсь, что они вдвоём уже вознеслись в этот мир, просто я понятия не имею, где они находятся, — сказал Тиран.

Цзян Чэнь кивнул. Он уже ожидал этого, когда впервые встретил Хань Янь. Из-за того, что у них не было такой большой разницы в плане таланта, их время вознесения также не слишком отличалось. Так что к этому времени они уже должны были подняться в этот мир.

— Ах Янь отправился в сферу за пределами Первого — Небесного — Пути. Я не беспокоился о нём, так как он уже может постоять сам за себя. Сяо Юи и Сестра Нин — вот, кто беспокоит меня больше всего. Просто Мир Бессмертных слишком велик, и нам слишком трудно встретиться снова. Теперь мы можем полагаться только на судьбу, — сказал Цзян Чэнь.

Янь Чень Юй и Ву Ниньзху были самыми важными людьми в его жизни. Если с ними что-то случится, это, несомненно, нанесёт ему огромный душевный удар. Конечно, лучше быть оптимистом в этом вопросе.

— Мне немного не повезло во время моего вознесения. После того, как я поднялся в этот мир, я сразу же вошёл в Бездну Зла. Итак, я никак не мог отыскать Ах Яня и большинство из вас. Однако я никогда не ожидал, что повстречаю вас здесь, и это помогло мне достичь моей первой цели в Мире Бессмертных, — сказал Тиран с улыбкой.

На самом деле, когда он понял, что попал в западню в этом месте, он не питал большой надежды найти Цзян Чэня и Да Хуанга. Так что для них было настоящим чудом снова воссоединиться, и Тиран был от этого невероятно счастливым и довольным.

— Глупый монах! Почему твой уровень самосовершенствования так сильно повысился? Может быть, потому, что ты обрёл нечто великое в Бездне Зла?- спросил Жёлтый Пёс.

— Не совсем так. Вы всё ещё помните каменную статую, которую я раньше использовал? — ответил Тиран.

— Да, я помню. Эта каменная статуя необыкновенно таинственна, в отличие от любой обычной безделушки. Эта каменная статуя как-то связана с твоим продвижением? — поинтересовался Цзян Чэнь.

— Совершенно верно, — Тиран раскрыл ладонь.

Материализовалась часть кроваво-красной каменной статуи, дрейфуя туда-сюда над его ладонью. Цзян Чэнь не мог не задрожать, когда почувствовал Ци, исходящую от каменной статуи, он почувствовал от неё знакомое ощущение Ци, возвышенной и благородной Ци.

Это была Ци Пагоды Предков Дракона. В этом не было никаких сомнений. Эти два сокровища не имели одного и того же происхождения, но они оба излучали одну и ту же древнюю, одинокую, благородную и высшую ауру.

Иными словами, если Пагода Предков Дракона была высоким и могущественным богом, то каменная статуя в руке Тирана был ещё одним благородным богом.

— Эта каменная статуя поразительна. Она существует с древних времён, как и Пагода Предков Дракона, и превосходит любое древнее высшее божественное оружие. Тиран, тебе действительно повезло! — Цзян Чэнь удивился до глубины души.

В то время, когда он впервые увидел каменную статую, у неё отсутствовала подобная Ци. Казалось, что Тиран должен был что-то активировать внутри, чтобы вызвать такие изменения.

— У меня уже есть определенное представление о происхождении этой каменной статуи. Эта статуя была оставлена первым поколением Будды Нирваны. Её называли Статуей Сотрясающегося Бога. В ней содержалась сущность древней Секты Будды. Как вы и сказали, я получил огромную пользу, активизируя сущность внутри неё, и из-за этого моё совершенствование ускорилось не по дням, а по часам. Я также усвоил технику совершенствования, названную «Светлым Телом Будды». Как только эта техника будет изучена в совершенстве, её можно будет объединить со статуей в единое целое. Однако это определенно не может быть сделано в одночасье, — сказал Тиран.

Выслушав Тирана, Жёлтый Пёс и Цзян Чэнь обменялись взглядами и вздохнули, признавая, что этому чуваку невероятно повезло. Это объясняло, почему он настолько усовершенствовался за столь короткий промежуток времени. Казалось, что будущие достижения Тирана, несомненно, будут неизмеримы, и он, в конечном счёте, станет верховным монахом своего поколения в Секте Будды.

Будучи его братьями, они чувствовали себя несравненно счастливыми, что у Трана такие достижения. Вторая причина, по которой они были счастливы за Тирана, заключалась в том, что Тиран с рождения был сиротой, которому посчастливилось быть усыновленным Великим Учителем Ран Фэнем, к тому же жизнь Тирана с малолетства была нелегкой.

После этого трое братьев долго болтали без умолку. Они уже успели разобраться практически во всём, что произошло после того, как их разлучили. Несмотря на скорое прибытие Тирана в Бездну Зла, он не очень хорошо понимал обстановку в этом месте, так как прятался, совершенствуя Статую Сотрясающегося Бога. Так что, в основном, он не обращал особого внимания на события, происходящие по всей Бездне Зла.