Глава 1286. Бессмертная Казнь

Бессмертная Казнь

Как гласит пословица: враги часто переходят друг другу дорогу. Нечто подобное должно было вот-вот произойти во дв орце.

Цзян Чэня удивили две вещи. Во-первых, сила двух высушенных трупов-марионеток. Каждая из них обладала силой мае тера в полушаге от Золотого Бессмертного. Однако, из-за того, что эти марионетки не имели никаких боевых навыков и могли использовать только физические атаки, а истинная боевая сила Дяо Юня намного превышала силу мастера в пол ушаге от Золотого Бессмертного, у Дяо Юня было больше преимуществ в бою. Он наверняка без проблем устранит этих двух марионеток.

Вторая вещь, которая его удивила, это прочность дворца. Интенсивность битвы, между этими тремя мастерами в полуш are от Золотых Бессмертных, была максимальной. Одни только боевые волны несли несравненную разрушительную си лу, но дворец оставался целым и невредимым.


Это говорило не о бессилии трёх Золотых Бессмертных, а о том, насколько невероятным был мастер, который построил этот древний дворец.

Хотя Цзян Чэнь по-прежнему не знал, насколько могущественным был хозяин этой древней гробницы, пробыв в ней три дня, он был уверен в одном — создатель этого места ни в коем случае, не может быть простым Королевским Бессмертн ым, который овладел ничтожным пространственным законом.

Он предполагал я, что даже могущественный Императорский Бессмертный не обладает такими способностями.

«Похоже, Тянь Муюнь и другие недооценили эту древнюю гробницу. Даже учитель не смог точно предсказать это. Нево зможно, чтобы эта древняя гробница была наследием Королевского Бессмертного. Интересно, какие тайны скрываютс я в этой древней гробнице?», — подумал про себя Цзян Чэнь, понимая, что древняя гробница была, не так проста, как он себе представлял.

Дяо Юн не заметил присутствия Цзян Чэня, так как был поглощён битвой с двумя марионетками. Если бы он увидел Цзя н Чэня, то немедленно изменил бы свою мишень. В настоящее время он так сильно хотел содрать живьём кожу с Цзян Ч эня и съесть его. Он до сих пор не успокоился после инцидента, произошедшего два дня назад.

В других дворцах находилась только одна марионетка, но в этом дворце их было две, и обе они обладали силой мастера в полушаге от Золотого Бессмертного. Один этот факт указывал на то, насколько ценными были сокровища внутри. По крайней мере, эти сокровища будут более величественными, чем Бессмертное Оружие Небесного Ранга.

Кроме того, знакомый запах, который ощущал Цзян Чэнь, шёл изнутри. Цзян Чэнь распространял Технику Происхожден ия Великой Души, высвобождая свою духовную Ци, чтобы сканировать окрестности. Затем он увидел сломанный меч, д рейфующий взад и вперёд в одном из углов дворца. Остриё меча излучало лучи света. Рукоятка меча дрожала. Хотя ело манный меч казался ветхим, он мог летать сам по себе, как будто в нём присутствовал дух.

— Сломанный меч, — глаза Цзян Чэня загорелись.

Он, наконец, понял, чем была эта знакомая Ци. Этот сломанный меч был ему хорошо знаком. Тогда, в городе Сюань Ян, Жёлтый Пёс и он нашли сломанный меч, а позже они нашли ещё два. Так что теперь у Жёлтого Пса уже было три фрагм ента сломанного меча.

Этот сломанный меч имел точно такую же Ци: как и предыдущие фрагменты, которые сейчас находились в руках Да Хуа нга. Это была Ци истока. Он был почти уверен, что эти четыре фрагмента были частями одного меча, точно так же, как с емь фрагментов, которые он использовал, чтобы выковать целый Небесный Святой Меч.

«Похоже, что этот фрагмент более божественен, чем фрагменты, которые есть у Да Хуанга. Если эти четыре фрагмента сковать вместе, этот четвертый фрагмент будет самым важным и будет играть главенствующую роль. Однако у меня не т никаких подсказок о происхождении этого сломанного меча и о причине его появления в Мире Святого Истока», — Цзя н Чэнь был удивлён и несколько озадачен.

Происхождение сломанного меча было неизвестным, но в одном он мог быть уверен — Жёлтый Пёс в совершенстве овл адеет силой сломанного меча.


Независимо от того, откуда взялся сломанный меч или какие тайны хранил в себе, он был уверен, что этот четвертый ф рагмент был очень ценным сокровищем, так как его охраняли два трупа-марионетки в полушаге от Золотого Бессмертн ого. Если бы это было какое-то другое сокровище, Цзян Чэнь мог бы пройти мимо. Если ему удастся заполучить этот сл оманный меч для Да Хуанга, вполне вероятно, что Жёлтый Пёс сможет создать превосходный Бессмертный Меч.

Очевидно, Дяо Юн уже понял потенциал этого сокровища с помощью своего виденья, хотя и не знал, какого ранга была эта часть сломанного меча. Но тот факт, что этот сломанный меч охраняли эти два высохших трупа-марионетки, доказы вал, что это было драгоценное сокровище.

— Эн? На сломанном мече есть слова, — острое восприятие Цзян Чэня внезапно обнаружило два древних иероглифа «Бесс мертная Казнь», начертанных сбоку на мече.

Точно. Несмотря на ржавую поверхность, ржавчина всё ещё не покрыла эти два властных слова. Такая власть, была сро дни управлению всем миром. В Мире Бессмертных лишь немногие люди имели смелость использовать эти слова.

* Бах!*

В этот момент марионетка, наконец, поддалась яростным атакам Дяо Юня и разлетелась на куски. Другая марионетка б ыла серьёзно ранена и вскоре тоже будет уничтожена Дяо Юнем.

— Исчезни! — взревел Дяо Юн.

Бесчисленные лучи света выстрелили из его ладоней в сторону марионетки. Эта сила была разрушительной.

— Пора действовать, — Цзян Чэнь вспыхнул и проскользнул во дворец, как призрак.

Его целью был фрагмент Бессмертного Меча Казни. Он уже предположил, что последний удар Дяо Юня полностью унич тожит марионетку. Если этот фрагмент попадёт в руки Дяо Юня, несомненно, возникнут проблемы.

* Гонг!*

Атака Дяо Юня обрушилась на марионетку, раскрошив мумифицированное тело на месте и превратив его в кучку останк ов. Тем временем, Дяо Юн обнаружил во дворце незваного гостя и пришёл в ярость. Никто в древней гробнице не осме лился бы украсть сокровище, которое он вознамерился получить, однако в окрестностях дворца не было ни одного друг ого мастера. Никто из них не захочет провоцировать этого буйного человека.

Цзян Чэнь проигнорировал Дяо Юня. Он схватил Бессмертный Меч Казни, с улыбкой повернулся к Дяо Юню и проскольз нул в Пагоду Предков Дракона.

— Это ты, Цзян Чэнь! — Дяо Юн чуть не харкал кровью, когда увидел, что это был Цзян Чэнь.

— Цзян Чэнь; я не думал: что ты посмеешь появиться передо мной. Если ты отдашь его и чудесный камень, я: возможно, сохраню тебе жизнь. Богом клянусь, это твой последний шанс. На этот раз у тебя не будет второго шанса на спасение, — Дяо Юн пришёл в ярость.

Никогда ещё ему так сильно не хотелось кого-то убить. Цзян Чэнь был первым таким человеком.