Глава 1301. Приближаться к нему шаг за шагом

Четыре великих гения не смели двинуться вперёд, чтобы забрать Приказ о Бессмертной Казни, однако они были уверены, что тот, кто получит Приказ о Бессмертной Казни, наверняка не сможет его сберечь. Учитывая их уровень совершенствования, они отнимут его без всяких сложностей, и это было даже лучше, чем рисковать собственной жизнью, беря орден из саркофага.

Сам по себе, Приказ о Бессмертной Казни, просто лежащий на саркофаге, представлял собой огромный соблазн, который вводил в искушение людей и беспрестанно пожирал их чувства.

Наконец, кто-то утратил над собой контроль. Это был гений Семьи Юнь с уровнем совершенствования в полушаге от Золотого Бессмертного. Он был выдающимся гением среди молодёжи Семьи Юнь. Он шагнул, готовый ринуться вперёд.

— Вернись в строй. Не доставляй лишних хлопот, — отчитал его Юнь Цанлань.


Он не ожидал, что гений из его семьи, отважится пойти навстречу неизвестной опасности.

— Брат Цанлань, не так давно я продвинулся на полшага к Золотой Бессмертной сфере. Я чувствую, что моё недавнее везение просто зашкаливает. Понадобиться большая удача, чтобы получить такое сокровище, как Приказ о Бессмертной Казни. Так что я, разумеется, получу его. С помощью Бессмертного Короля Казней наша семья не только станет истинным повелителем Первого — Небесного — Пути, но и распространит своё влияние на более обширные области, такие как Эфирная Бессмертная Сфера. Я буду проклинать всю свою жизнь, если я только останусь в Первом — Небесном — Пути.

Этот гений Семьи Юнь был невероятно самоуверен, возомнив себя сыном небес, существом с большой удачей и убедив себя в том, что Приказ о Бессмертной Казни был создан специально для него.

— Повторяю ещё раз, тебе нельзя идти, — потребовал Юнь Цанлань.

Этого гения, наверняка, уже ослепила жажда наживы. Даже сам Юнь Цанлань не осмелился сделать шаг вперёд. Так что этот невежественный гений всего лишь отправит себя на смерть. От этого Нетленного Погребального Саркофага можно было ожидать всего, что угодно. Те вещи, которые произойдут, конечно, не находятся в их власти.

— Будь спокоен, Брат Цан. Если что-то пойдёт не так, я немедленно отойду от него. Учитывая мои способности, с отступлением не должно возникнуть проблем, — сказав это, гений Семьи Юнь бросился к ледяному саркофагу что есть мочи, полностью проигнорировав Юнь Цанланя.

Он был слишком самоуверен, или можно было сказать, что он уже лишился рассудка из-за непреодолимого искушения. Приказ о Бессмертной Казни был слишком заманчив. Если бы это случилось раньше, даже, несмотря на то, что он был высшим гением Семьи Юнь, он не осмелился бы сказать ни слова приказу Юнь Цанланя, не говоря уже о том, чтобы проигнорировать слова Юнь Цанланя.

— Сукин сын! — не сдержавшись, выругался Юнь Цанлань.

Он хотел остановить его, но было уже слишком поздно.

Лицо гения расплылось в улыбке. Однако, как только он приблизился к Нетленному Погребальному Саркофагу, произошло нечто необычное. Чрезвычайно опасная Ци внезапно поднялась из его сердца, полностью шокировав его.

— Дело дрянь, — страх смерти окончательно пробудил его от наваждения.

Наконец он осознал, что делает. Он не хотел умирать, его всё ещё ждало блестящее будущее. В эту минуту самым важным было убежать, спасая свою жизнь, Приказ о Бессмертной Казни больше не имел для него значения.

К несчастью, невидимая ледяная энергия уже окутала его. Он не мог освободиться от неё, как бы ни старался. Он не мог даже сопротивляться. Он мог только ждать своей смерти.

— Помоги мне, брат Цанлань! — закричал он.

Юнь Цанлань чуть ли не плевался кровью. Как, чёрт возьми, он мог спасти его? Неужели он не знает, что это не обычный саркофаг?

— Αаа… — глупый гений жалобно завыл.

Его тело вспыхнуло и застыло. Его трагическая смерть была сродни смерти совершенствующегося авантюриста. Божественные Бессмертные и Золотые Бессмертные были равны перед могучим Нетленным Погребальным Саркофагом. Все они одинаково погибнут.

Юнь Цанлань горевал о гении. Бесспорно, потеря гения в полушаге от Золотого Бессмертного была огромной утратой для Семьи Юнь. Гений отказался слушать его приказы и настоял на том, чтобы предстать перед Нетленным Погребальным Саркофагом. Конечно же, результат был именно таким, как он ожидал. Если бы гений послушался, он бы не погиб.

*Вах…*

Это вызвало переполох, ведь даже мастер в полушаге от Золотого Бессмертного из Семьи Юнь погиб. Τакая сцена умерила пыл тех, кто собирался броситься вперёд. Ηекоторые сами того не осознавая сделали два шага назад. Нетленный Погребальный Саркофаг был слишком страшен, а последствия были невообразимы.

Смерть двух мастеров, следующая одна за другой встревожила всех. Получить Приказ о Бессмертной Казни было нелегко, и смерть могла стать платой за это. Несмотря на бесценность ордена, по сравнению с жизнью человека, он ничего не значил.

Четыре великих Золотых Бессмертных гения не осмелились сделать ни шагу вперёд.

Цзян Чэнь, с другой стороны, по-прежнему находился в оцепенении. Смерти двух мастеров никак не повлияла на его чувства, так как его мысли были сосредоточены только на Янь Чень Юй. Он хотел знать, какое отношение Янь Чень Юй имела к женскому трупу в ледяном саркофаге.

Однако, как бы он ни ломал голову, он не мог понять смысл этого. Хотя он был древним предком Мира Святого Истока, он ничего не знал о Мире Бессмертных. Он ничего не знал о великом Императоре Цзан Сяне и Бессмертном Короле Казней. Тот факт, что женский труп в ледяном гробу имел такую же Ци и внешность, как у Янь Чень Юй, был действительно тревожным.

— Сяо Юй, должна быть, связана с этим женским трупом. Чтобы разгадать эту тайну, я должен заполучить Приказ о Бессмертной Казни, — глаза Цзян Чэня внезапно загорелись.

Βероятно, Приказ о Бессмертной Казни был единственным ключом, который у него был на данный момент. Что касается Нетленного Погребального Саркофага, Цзян Чэнь не рассчитывал, что он способен управлять им. Безусловно, учитывая его нынешнее развитие, сказать, что он может орудовать Саркофагом Βластелина, было просто мечтой.

— Па!*

Цзян Чэнь неосознанно сделал шаг. Затем он прошествовал вперёд. Трагическая смерть этих двоих нисколько не обеспокоила его, но труп женщины действительно повлиял на его сознание. Он должен был понять, что происходит на самом деле. Так что даже если впереди его ждёт большая опасность, он не отступит.

Действия Цзян Чэня снова взбудоражили всю толпу. Все взгляды были прикованы к этому смелому молодому человеку.

— Это опять Цзян Чэнь? Он действительно человек, который не боится смерти. Раньше он смог сразу прыгнуть в магму, а теперь вторгается в пространство Нетленного Погребального Саркофага. Может быть, у него действительно девять жизней?

— Этот ненормальный чудак. Почему мы всегда становимся свидетелями того, как он появляется в подобных ситуациях? Кстати, вы все думаете, что он сотворит ещё одно чудо, получив Приказ о Бессмертной Казни?

— Это невозможно. Нетленный Погребальный Саркофаг слишком страшен. Никто не может приблизиться к нему. Цзян Чэнь наверняка умрёт, как только приблизится к нему.

……………….

Все были поражены чрезвычайной смелостью Цзян Чэня. Казалось, что Цзян Чэня вообще не волнует его жизнь. Однако никто не знал, о чём в этот момент думал Цзян Чэнь. Если бы его сердце не беспокоилось из-за кого-то, ему не пришлось бы рисковать собой, приближаясь к ледяному саркофагу. Как таковой, он был обязан так поступить.

Цзян Чэнь шёл медленно, делая шаг за шагом. Его ласковый взгляд были прикован к женскому трупу в ледяном саркофаге.