Глава 964. Оскорблённый

— Хм! — Эмпиреи Гу безразлично хмыкнул, не обращая больше внимания на Пустынного Императора, его немигающий взгляд был прикован к двум сражающимся на поле битвы.

Возможно, на первый взгляд, он выглядел очень уверенным и решительным, но он понятия не имел, какой будет исход битвы, но так как пари уже было заключено, ему нечего было добавить.

Внутри поля битвы.

— Гу Чэнь, я не могу отрицать, что восхищаюсь твоей смелостью и самомнением. Понятия не имею, откуда у тебя такая уверенность в себе, — лицо Опустошителя Итана наполнилось иронией.

— Скоро узнаешь, — Цзян Чэнь был слишком ленив, чтобы разговаривать с ним.

Вздымающаяся Ци внезапно вырвалась из его тела, сформировав свет, который нацелился на Опустошителя Итана. Казалось, что время остановилось в тот момент, когда удар Цзян Чэня достиг Опустошителя Итана.

— Он быстрый! — в глубине души воскликнул Опустошитель Итан, быстро отбросив в сторону преуменьшенную оценку Цзян Чэня.

Кулак Цзян Чэня пылал красновато-золотым цветом. Волны Ци, излучаемые от него, разрывали пустоту на куски. Этого удара было достаточно, чтобы разнести гору на куски.

*Он!*

Опустошитель Итан отреагировали очень быстро, нанеся удар, который также обладал взрывной энергией. Затем два удара яростно столкнулись.

* Продолжительный Гонг…*

Мощная энергия обрушилась на стомильное поле битвы. Опустошитель Итан ощутил беспредельную энергию, которой он не мог сопротивляться. Под напором огромной силы он отступил на расстояние в пятьдесят метров. Ци и кровь неприятно пульсировали в его теле.

Цзян Чэнь, наоборот, просто поддерживал свою позицию для удара, стоя там, как будто он даже не пошелохнулся.

— Что?! — снова воскликнул Опустошитель Итан, он не мог поверить, что он был вынужден отступить из-за Великого Святого Второго Ранга.

Все старейшины, находящиеся за пределами поля битвы, были в шоке. Улыбающееся лицо Пустынного Императора окаменело. Тот час, своими глазами он увидел, насколько силён был Гу Чэнь. Он на глубинном уровне понимал силы Опустошителя Итана. Принимая во внимание тот факт, как много они поставили на эту битву, Опустошитель Итан не допустит в сражении даже малую толику невнимательности. Другими словами, обмен ударами не был случайностью.

— Ха-ха! Хорошо, дитя! — Эмпиреи Гу громко рассмеялся.

Сцена казалась слишком захватывающей. На лицах всех старейшин Дворца Гу было выражение упоения. Если бы Дворец Правосудия очутился в руках Дворца Гу, это было бы слишком хорошо, чтобы оказаться правдой, прошло много лет с тех пор, как они контролировали его.

Король Небесный Пэн тоже удивился. Его впечатление о Гу Чэне изменилось.

— Опустошитель Итан, ты неплохо выглядишь, если можешь противостоять моей атаке, но это будет единственным разом.

Ци Цзян Чэня устремилась в небо. Его замечание укололо Опустошителя Итана в сердце, как острые клинки. Последнее высказывание Гу Чэня смутило и оскорбило его.

— Гу Чэнь, не будь слишком самонадеянным. Я просто проверял твою силу с помощью первого удара. Палящее Солнце! — Опустошитель Итан больше не осмеливался недооценивать Цзян Чэня, он выпустил свою самую мощную боевую технику.

Материализовалось тридцатиметровое багряно-золотое солнце. На мгновение всё поле битвы озарилось золотистым светом и обжигающей Ци, исходящей от жаркого солнца.

Солнце окутало даже Цзян Чэня. Поток воздуха, струящийся из него, был подобен острым огненным ножам. Если бы на его месте оказался обычный человек, он бы умер от этого пронзительного тока.

— Боевая техника неплоха, но человек, использующий её, недостаточно хорош. Не будем больше терять время, — Цзян Чэня абсолютно не волновала боевая техника Опустошителя Итана, разница между этой боевой техникой Палящего Солнца и Печатью Золотого Дракона была слишком велика.

* Продолжительный Гонг…*

Цзян Чэнь взмахнул рукой, нанося удар Печатью Золотого Дракона. Ослепительный кроваво-золотой дракон взревел и бросился вперёд, разбившись о раскаленное солнце.

Яростный удар походил на ожесточенную схватку между двумя древними дикими зверями. Сто мильное поле битвы полностью испепелилось, но это поле битвы, было возведено Пустынным Императором, в конце концов. Энергия изнутри не вытекала наружу, независимо от того, насколько яростные происходили столкновения.

Огромное палящее и раскалённое солнце разорвалось на бесчисленные кусочки. Опустошителя Итана снова отшвырнуло разрушительной силой, из-за чего он сплюнул кровь трижды.

Этот раунд ясно продемонстрировал победителя без каких-либо ожиданий.

Несмотря на то, что Опустошитель Итан являлся великим гением с силой на пике Четвертого Ранга Великого Святого, он всё ещё не мог бороться против Цзян Чэня. Невозможно было догадаться о разнице между гением и чудовищным талантом, используя здравый смысл.

Выражение лица Пустынного Императора окончательно помрачнело. В этот момент для него не представлялось возможным увидеть исход поединка. Этот Гу Чэнь оказался гораздо сильнее, чем он себе представлял. Гу Чэнь был самым страшным чудовищным талантом, который он когда-либо видел. Он уже представлял, каким ужасным тот станет, когда увеличит свою мощь.

Эмпиреи Гу и Король Небесный Пэн выражали серьёзность, но их глаза сверкали, особенно у Эмпирея гу, как будто он уже узрел будущее Дворца Гу с Цзян Чэнем.

* Кенг!*

Цзян Чэнь одержал сейчас верх, он, конечно, не будет проявлять милосердие и тратить больше времени; конечно, он не станет раскрывать свои другие боевые приёмы и козыри. Поэтому он тут же выхватил Небесный Святой Меч и нанёс удар в сторону Опустошителя Итана.

— Аххх!!! — Опустошитель Итан яростно взревел.

Сегодняшняя битва была весьма позорной, а на карту была поставлена его честь. Если Пустынный Император из-за его поражения потеряет место магистра Дворца Правосудия, он будет признан виновным и будет изгнан из Пустынного Дворца.

Выхода теперь у него не оставалось. Он мог лишь поставить на это сражение свою жизнь, и его глаза налились кровью.

В его руке появился золотой ручной веер, светившийся ярким светом. Под его контролем он превратился в гигантский веер, размером с небесный барьер, покрывающий всё поле боя.

Это было мощное святое оружие, способное нанести значительный урон.

* Чи Ла!*

Нельзя отрицать, что ручной веер Опустошителя Итана был ужасен, но по сравнению с Небесным Святым Мечом, он был пустым местом. Пять фрагментов из семи слились уже воедино. Хотя ему до сих пор не хватало ещё двух фрагментов, меч являлся натальным оружием Цзян Чэня. Его нельзя было сравнить ни с одним обыкновенным Великим Святым Оружием.

Сила Небесного Святого Меча не была определяющим фактором. Владеющий мечом также играл очень важную роль. Цзян Чэнь мог мгновенно слиться с мечом и стать единым целым.

От бешеной атаки Небесного Святого Меча гигантский веер Опустошителя Итана разрезало пополам как бумагу.

Уничтожение боевого оружия привело к тому, что Опустошитель Итан получил серьёзную травму. В его груди открылась зияющая рана, из неё хлынула кровь.

— Нет… — Опустошитель Итан издал пронзительный крик.

Он и Цзян Чэнь обменялись только тремя раундами, однако он уже находился на грани поражения.

В настоящий момент у него не осталось сил сопротивляться. С такими серьезными травмами он не мог задействовать даже половину своей силы. Итак, как в данный момент он мог быть противником Цзян Чэня?

* Свист!*

Цзян Чэнь не предоставил Опустошителю Итану шанс. Небесный Святой Меч превратился в божественный свет, который в мгновение ока появился над головой Опустошителя Итана.

Необъятный свет вырвался из меча, превратившись в паутину мечей, окутавшую Опустошителя Итана и запечатавшую всю пустоту, не оставив ему шанса на спасение.

Чрезвычайно опасная Ци поднялась из глубин сердца Опустошителя Итана. Он никогда раньше не испытывал вкус смерти. Сильный страх мгновенно заполонил его сердце.

Наверняка, он скоро погибнет. Никто не боялся смерти. Больше всех боялись смерти люди, проживающие свои жизни в уюте.

— Стой, Гу Чэнь! — крикнул снаружи Пустынный Император.

Он не думал, что Гу Чэнь на самом деле настолько силён. Великий Опустошитель Итан вот-вот погибнет после трёх раундов боя. Мог ли он не сердиться и не раздражаться? Он являлся гением Пустынного Дворца, утрата такого гения наверняка повлечёт за собой большие потери.

Однако Цзян Чэнь сделал вид, что не услышал предупреждения Пустынного Императора. С момента начала сражения между ним и Опустошителем Итаном, судьба Опустошителя Итана уже была предрешена.

* Чи Ла!*

— Ах! — под скорбный крик гений Пустынного Дворца, Опустошитель Итан, был разрублен пополам Небесным Святым Мечом и мгновенно умёр.

В главном зале Дворца Правосудия все старейшины на минутку широко раскрыли глаза, не веря тому, что только что увидели, особенно те, кто был из Пустынного Дворца. Им в самом деле было слишком трудно принять это, так как все они очень хорошо знали силу Опустошителя Итана. Именно поэтому Пустынный Император вызвал его сюда в первую очередь, чтобы сразиться с Цзян Чэнем.

Не только они, даже Эмпиреи Гу окаменел на полу. Некоторое время назад он недооценивал Цзян Чэня, несмотря на свои большие ожидания. Такой гений, Как Гу Чэнь, буквально бросал вызов небесам. На этот раз Эмпиреи Гу был уверен, что нашёл настоящее сокровище.

Цзян Чэнь медленно убрал Небесный Святой Меч, а затем вышел с поля битвы и вернулся в главный зал. Его рот скривился в улыбке. Он посмотрел на Пустынного Императора и сказал:

— Пустынный Император, я полагаю, ты ещё помнишь наше предыдущее пари, — всем старейшинам Пустынного Дворца, включая Пустынного Императора, внезапно стало не по себе.

Только сейчас их внимание сосредоточилось на чудовищном таланте, Гу Чэне и смерти Опустошителя Итана, они забыли о пари, пока Цзян Чэнь не напомнил им.

На этот раз ситуация вышла из-под их контроля.

Пустынному Императору очень не хотелось верить в этот факт, но он не мог отрицать его. Следует признать, что он был стариком, прожившим несколько сотен лет, и самым сильным во всем Мире Святого Истока. Нельзя отрицать и то, что его обманул сопляк Гу Чэнь. Для него это было величайшим позором.

Он не был дураком, но почему он не заметил ловушку Гу Чэня? Всё началось с того, что Гу Чэнь потребовал сражаться с любым Великим Святым Четвертого Ранга. Вместо того чтобы отступить, он продолжил и угодил дальше в ловушку, которую поставил Гу Чэнь. При мысли об этом ему захотелось харкаться кровью.

— Ха-ха! Пустынный Император, я не хочу проявить неуважение и отказаться от места магистра Дворца Правосудия. Это место, о котором я мечтал долгое время, — Эмпиреи Гу боялся, что император недостаточно разъярился, поэтому кинул в его сторону ещё одно оскорбительное замечание.

Теперь он чувствовал огромное облегчение и радость, Дворец Гу никогда не был так горд, как сегодня.

— Твою мать! — Пустынный Император почувствовал лёгкое стеснение в груди, как будто сотни тысяч альпак бесцельно скакали в его сердце.