Глава 972. Великий Святой Третьего Ранга

Цзян Чэнь глубоко вздохнул, внезапно почувствовав сильное давление и стойкое ощущение безотлагательности. Он не ожидал, что Пустынный Дворец обладает подобной тайной и они стали такими сильными. За последние сто лет в Пустынном Дворце оставалось так много Бессмертных, что никто не знал, скольких гениев они тайно обучили.

Более того, избранные гении были сокрыты даже от глаз остальных семи главных дворцов. Трудно было представить, насколько мощными они стали, учитывая врожденный талант этих гениев и обучение Бессмертными, которые вдобавок, день за днем, год за годом, обеспечивали их бессмертной Ци.

Если Пустынный Дворец выпустит эти машины для убийств, представить, сколько вреда и разрушений это принесёт остальным семи дворцам, станет ещё труднее. Таково было сильное стремление Пустынного Дворца к господству. Это было самой главной тайной Пустынного Дворца.

Однако по его жилам внезапно потекла горячая кровь, и воинственный дух вырвался из его тела. Чем сильнее был враг, тем сложнее становилась ситуация, и тем более воодушевлённым он становился. Столкновение с Пустынным Дворцом было обречено на ожесточенную битву. Он не мог дождаться встречи с этим секретным оружием Пустынного Дворца.

— Мой старый друг, я ощущаю тебя. Сегодняшний «ты» ещё страшнее, чем «ты» в прошлом, но чтобы сражаться с Пустынным Дворцом твоей нынешней силы по-прежнему не достаточно. Если ты хочешь пережить эту катастрофу, ты должен усовершенствоваться как можно быстрее. У нас осталось не так много времени до того, как произойдёт настоящее событие. Кроме того, Мир Святого Происхождения на сегодняшний день не такой, как раньше. Будет трудно столкнуться с этим в одиночку, впредь ты повстречаешься с ужасающими Бессмертными, а не Великими Святыми, — мрачно сказал Предок Зелёного Лотоса.

— Я понимаю. Для меня все враги одинаковы. Мощь и вселяющий страх врага не будут препятствием на моём пути, они будут моим топливом. Для меня нынешний Мир Святого Истока не сильно отличается от Мира Святого Истока столетней давности. Я был в состоянии править этим миром в моей прошлой жизни, и я также могу сделать это в этой жизни. Даже Бессмертных, стоящих передо мной, я не задумываясь разнесу в пух и прах, — Цзян Чэнь был полон амбиций, излучая ауру владыки.

Каждое его слово было наполнено уверенностью и силой. Один его простой жест мог повлиять на моральное состояние окружающих. Вот что делало его Цзян Чэнем, неизменным Цзян Чэнем.

— Ха-ха! Без сомнения, ты всё ещё мой старый друг, Цзян Чэнь. Наконец-то появился тот, кто сможет победить Пустынный Дворец. Сначала я хотел вынуть Метку Бессмертного, чтобы посмотреть, сможешь ли ты её усовершенствовать, но сейчас не самое подходящее время для этого. Если ты заберёшь Метку Бессмертного, Пустынный Дворец непременно узнает об этом. После этого мы оба умрём, и остальные семь дворцов тоже будут обречены на вечную гибель, — сказал Предок Зелёного Лотоса.

— Ты прав. Сейчас не время разбираться с Пустынным Дворцом. Сегодняшний день принёс мне плоды, когда я нашёл тебя, и узнал об их тайном плане. Зелёный Лотос, я скоро уйду. Если я останусь здесь ещё на какое-то время, это может пробудить бдительность вышестоящих лиц Пустынного Дворца. Боюсь, тебе придется ещё некоторое время терпеть это унижение. Однажды я лично приду сюда и верну тебе былую славу, — Цзян Чэнь встал.

То, что он не смог вытащить Предка Зелёного Лотоса из комнаты, без сомнения угнетало. Учитывая общую ситуацию, Предку Зелёного Лотоса пришлось остаться здесь. Цзян Чэню нужно было время, чтобы усовершенствоваться. Поэтому было жизненно важно, чтобы он не действовал опрометчиво и не насторожил врага.

— О, как поживает маленький монах, о котором ты говорил? Тот, которого принял Великий Учитель Ран Фэн, — спросил Предок Зелёного Лотоса.

Ученик Ран Фэна также считался его наследником. Естественно, он будет беспокоиться о нём.

— Этот негодяй обладает несравненным даром и глубокой связью с Буддой. В прошлый раз он получил огромные преимущества. В настоящее время он совершенствуется на Горе Зелёного Лотоса. Я уверен, что сейчас он на грани прорыва в Великую Святую Сферу. Великий Учитель Ран Фэн обладает превосходным видением. Он старался изо всех сил развивать Тирана, возлагая на него все свои надежды, надеясь, что Тиран однажды станет по-настоящему сильным, а затем найдёт вас, — Цзян Чэнь сказал с улыбкой.

Думая об этом циничном монахе, которого он уже давно не видел, он вдруг почувствовал, что скучает по своему названому брату. Что касается таланта Тирана, то он вообще не хвастался. У Тирана имелась сильная связь с Буддой. В ближайшем будущем он станет таким же высшим существом, как Будда. Во время совершенствования на Горе Зелёного Лотоса, он должен был достигать прогресса весьма часто.

— Ну, у меня всё ещё есть Бессмертная Душа Шарира. Она осталась после того, как я провалил свою скорбь, — Предок Зелёного Лотоса развернул ладонь.

Появилась сверкающая золотая Шарира, окруженная дымкой — Бессмертная Ци. Эта Шарира была более мощной и существенно отличалась от обычной Шариры.

— Даже несмотря на то, что в тот год я потерпел неудачу, я достиг порога Бессмертного Пути. В моём теле половина Боевой Души уже превратилась в Бессмертную Душу. Я объединил осколки Бессмертной Души, чтобы обработать эту часть Шариры. Помоги мне предать эту Шариру Тирану на память обо мне, — Предок Зелёного Лотоса передал Шарира Цзян Чэнь.

Цзян Чэнь выглядел оглушённым, чувствуя, что Шарира весила десять тысяч килограммов. Он лучше, чем кто-либо другой, знал, насколько ценна эта Шарира. По существу, Шарира, содержащая Бессмертную Душу, являлась наследием. Она состояла из приёмов и навыков наполовину Бессмертного мастера. Не беря во внимание Бессмертную Душу, мощная и чистая энергия Будды, находящаяся в ней была несравнима с обычной Шарирой Великого Святого Девятого Ранга.

Если бы Тиран смог использовать этот предмет, он немедленно подвёргся бы потрясающим изменениям, и его совершенствование происходило бы не по дням, а по часам. Возможно, он, может, превзойдёт нынешний уровень Цзян Чэня. Такая возможность была поистине великой и невообразимой. Даже манна небесная, не сможет переплюнуть это чудо.

— Зелёный Лотос, ты влил всю свою Бессмертную Ци в эту Шарира… а что насчёт тебя? — нахмурился Цзян Чэнь.

Его голос наполнился беспокойством. Для любого буддийского монаха Шарира являлась самым важным предметом. Кроме того, Предок Зелёного Лотоса полностью поместил свою Бессмертную Ци в эту Шариру. Утрата Бессмертной Ци происходила также как у любого обычного совершенствующегося, который потеряв боевую душу, становился калекой.

— Я особо не переживаю из-за этого. Когда я смогу выбраться из этой тюрьмы, моя сила сама по себе восстановится до своего пика. Не суди меня по внешнему виду, я всё ещё очень далёк от смерти. Я когда-то развивал высшую мантру секты Будды — Великую Мантру Сострадания. Новая Боевая Душа уже начала формироваться в моём теле, — сказал с улыбкой Предок Зелёного Лотоса.

— Я знал, что ты не слабый, — Цзян Чэнь почувствовал облегчение.

Он никогда никого не почитал в предыдущей жизни, кроме Предка Зелёного Лотоса. Как самый могущественный Будда в секте Будды, как он мог не иметь собственных могущественных навыков?

— Уходи сейчас же. Надеюсь, в следующий раз ты вытащишь меня отсюда, — Предок Зелёного Лотоса взмахнул рукой.

— Позаботиться о себе, — Цзян Чэнь сжал кулаки за Предка Зелёного Лотоса, а затем выпустил Пагоду Предков Дракона и исчез в мгновение ока.

На самом деле, он выглядел как тень и двигался как призрак, совершенно не оставляя следов.

Вскоре после этого он вернулся к себе. Его лицо блестело от пота, он казался немного усталым.

— Чёрт возьми! Эта Древняя Пагода Драконов — настоящий вампир. Она расходовала так много моей энергии, когда я использовал её просто для путешествий в пространственной зоне. Я не могу себе представить, насколько огромным будет потребление, когда сконцентрируется девятый или десятый ярус, — вздохнул Цзян Чэнь.

Его фундамент уже считался очень прочным. Его море Ци было заполнено драконьими метками, а его Сила Юань была бескрайней, как океан. Он не столкнулся бы с нехваткой Силы Юань, даже если бы использовал свою самую мощную Боевую Технику Истинного Дракона.

В настоящее время сотворился только третий ярус Пагоды Древних Драконов, но он использовал половину его Силы Юань. Какой Ужас!

— Но результат того стоил. Мне хватит этого фрагмента Небесного Святого Меча, чтобы сделать ещё одно продвижение. Кроме того, я нашёл местонахождение Предка Зелёного Лотоса и узнал о тайных планах Пустынного Дворца. Теперь, самое главное для меня — это повысить уровень совершенствования. Как только я достигну Третьего Ранга Великого Святого, я должен найти способ вернуться в Чистую Землю и передать Шариру Тирану, — пробормотал Цзян Чэнь. Не медля больше, он начал обрабатывать фрагмент меча.

Для Цзян Чэня это было исключительно просто и легко, так как он являлся частью его родового оружия—Небесного Святого Меча. Менее чем за десять минут он полностью объединил его с Небесным Святым Мечом.

*Вой*

Небесный Святой Меч издал резкий вой. Он стал ещё более мощным после того, как он слился с шестым фрагментом. Как только последняя часть фрагментов будет найдена и вплавлена, Небесный Святой Меч вернётся к своему пиковому состоянию и станет Святым Оружием Величайшего Святого.

Под воздействием слияния его уровень совершенствования снова повысился. Сформировалось ещё две тысячи драконьих меток, в общей сложности восемьдесят пять тысяч в его теле, и это полностью стабилизировало его основу.

Взрывы мощной силы вырвались из его тела, он мог ощущать силу внутри. Он не сдержался и обнажил улыбку. Чувство власти всегда могло заставить любого совершенствующегося почувствовать себя одержимым.

С его нынешними способностями, если бы он трансформировался, то смог бы убить Великого Святого Седьмого Ранга. Он мог уничтожить этих могущественных Великих Святых гениев Шестого Ранга даже без своей полудраконьей формы, не говоря уже об убийстве Великих Святых Пятого Ранга.

Теперь казалось, что только Цзян Чэнь имел такую небесную силу, бросающую вызов всему Миру Святого Истока.

Впоследствии, он не сразу вернулся в Чистую Землю, так как он только что прибыл во Дворец Святого Происхождения. Какой он мог найти предлог, чтобы вернуться в Чистую Землю? Кроме того, в его временном присутствии нуждался во Дворец Гу. Поскольку внутренний конфликт во Дворце Гу уже разрешился, ему необходимо было больше общаться с гениями Дворца Гу и Дворца Демонов.

Поэтому он направится в Башню Совершенствования Дворца Гу. Иногда он посещал Дворец Демонов и Да Хуанга. Он хранил молчание о тайне Пустынного Дворца и о местоположении Предка Зелёного Лотоса, потому что время для раскрытия карт ещё не пришло.