Глава 992. Замысел

- Старейшина, человеком, убившим нашего Великого Святого мастера Седьмого Ранга, был Цзян Чэнь, а не Гу Чэнь, — усомнился Опустошитель Чанфэн.

- Ты упустил кое-что из виду. Если я не ошибаюсь, Гу Чэнь — это Цзян Чэнь. Существуют всевозможные признаки того, что он тот самый человек, которого мы ищем. На этот раз твоё нападение станет хорошим шансом, чтобы проверить эту теорию. Если Гу Чэнь действительно Цзян Чэнь, шесть главных дворцов обязательно начнут преследовать его и убьют, и у Дворца Гу не останется путей для его защиты, — на лице Опустошителя Улэна появилась жестокая улыбка.

Он был очень уверен в своих предположениях. Не беря во внимание тот факт, что личность Гу Чэня уже вызывала подозрения, он начал сомневаться в связи между Гу Чэнем и Цзян Чэнем, когда почувствовал знакомую Ци, исходящую из его тела. Нужно понимать, что восприятие Великого Святого Восьмого Ранга было бесспорно острым.

- Хм! В таком случае удача на моей стороне. Я хотел встретиться с Цзян Чэнем лично. Хотя он смог убить нашего Великого Святого Седьмого Ранга, я его совсем не боюсь. С моей нынешней силой я с лёгкостью могу убить любого Великого Святого Седьмого Ранга. Я, Опустошитель Улэн, уверен, что я могу легко избавиться от Великого Святого Третьего Ранга, - Опустошитель Чанфэн безразлично хмыкнул, источая уникальное самолюбие гения.

Как правило, у каждого гения была своя гордость, особенно у гениев Пустынного Дворца. Это объясняло, почему Опустошитель Чанфэн был таким самонадеянным. Ему не составит труда убить любого Великого Святого Седьмого Ранга одной лишь силой.

Для Пустынной Семьи, будь то Гу Чэнь, либо Цзян Чэнь, они оба были их врагами и являлись мишенью номер один.

- Отправляйся сейчас. Я в тайне зафиксирую битву между тобой и Гу Чэнем. Я слышал, Цзян Чэнь обладает техникой трансформации, которая может увеличивать его боевую силу в десять раз. Учитывая его нынешнюю основу совершенствования, и если он действительно Цзян Чэнь, то, безусловно, воспользуется этой техникой трансформации в бою. Если он не Цзян Чэнь, он тебе не ровня, и ты наверняка убьёшь его, — ухмылка Опустошителя Улэна выглядела так, будто у него всё находилось под контролем.

Он не мог разобраться с Гу Чэнем лично, так как это привлекло бы внимание Дворца Гу. Тем не менее Опустошитель Чанфэн мог, потому что он являлся молодым гением Пустынного Дворца, а гении Дворца Святого Происхождения были главным подкреплением на главном поле битвы. Таким образом, помощь Опустошителя Чанфэна в убийстве Гу Чэня не привлечёт ненужного внимания.

Он решил, что если Гу Чэнь не был Цзян Чэнем, то Гу Чэнь наверняка будет убит Опустошителем Чанфэнем, и таким образом Пустынный Дворец избавился бы от великого врага. Если Гу Чэнь и Цзян Чэнь - одно и то же лицо, даже если Опустошитель Чанфэн не сможет убить Цзян Чэня, ему всё ещё удалось бы тайно зафиксировать их битву. В то время, когда доказательства будут показаны общественности, Цзян Чэнь немедленно станет общей мишенью для всех. Все шесть главных дворцов немедленно начнут преследовать его. Даже с поддержкой Дворца Гу и Дворца Демонов, Цзян Чэнь наверняка всё равно погибнет.

- Понятно, — Опустошитель Чанфэн вспыхнул и моментально исчез.

В следующее мгновение он появился за пределами миниатюрной пространственной зоны Цзян Чэня.

- Хм! Гу Чэнь, если бы не острое восприятие старейшины, я бы не нашёл твою скрытую пространственную зону, — Опустошитель Чанфэн холодно хмыкнул, распространяя пространственную энергию и ворвался в миниатюрную пространственную зону.

В момент вторжения Опустошителя Чанфэна, Цзян Чэнь, который находился в уединении, пытаясь прорваться через Четвертый Ранга Великого Святого, внезапно открыл глаза. В его глазах вспыхнула ярость. Он достиг границы Четвертого Ранга Великого Святого. Всего один шаг, и он совершил бы полный прорыв.

Можно себе представить, как он разозлился, когда его прервали в такой момент. Оставалось всего пятьдесят драконьих меток, чтобы прорваться. Если бы он обработал ещё одну дьявольскую душу высокого ранга, он бы мгновенно прорвался.

С тех пор, как он ступил в Западную Сферу, все драконьи метка были сотворены Пагодой Предков Драконов. Таким образом, очищение не повлияло на его основу. Однако такое продвижение заняло много сил и времени.

Если бы ему было предоставлено времени меньше, чем на полдня, он, несомненно, прорвался бы, но Опустошитель Чанфэн испортил такой прекрасный момент.

- Гу Чэнь, так ты прячешься здесь? Я еле отыскал тебя, — Опустошитель Чанфэн посмотрел на Цзян Чэня, и немедленно высвободил смертоносное намерение.

- Опустошитель Чанфэн, тебе не следовало приходить, - Цзян Чэнь покачал головой.

Он не удивился, увидев здесь Опустошителя Чанфэна. Он уже предвидел, что Пустынный Дворец воспользуется хаосом войны, чтобы попытаться лишить его жизни.

- Малыш Чэнь, с этим отродьем нелегко справиться. Если ты не трансформируешься, боюсь, ты не сможешь победить его, — обеспокоенно сказал Да Хуанг.

Хотя он являлся Великим Святым Четвертого Ранга и мог избавиться от любого обычного Великого Святого Шестого Ранга, у него не хватало возможностей, чтобы справиться с Опустошителем Чанфэнем. Даже Цзян Чэнь должен был трансформироваться, чтобы биться с этим парнем. В конце концов, он ещё не стал Великим Святым Четвертого Ранга.

- Тогда я трансформируюсь. Этот человек сегодня умрёт. Однако я почувствовал, что кто-то следит за нами. Если я не ошибаюсь, скорее всего, это мастер из Пустынного Дворца пытается зафиксировать сцены нашей битвы. Опустошитель Улэн уже заподозрил, кем я являюсь на самом деле. Как только он получит доказательства моей истинной личности, шесть главных семей наверняка придут за мной в попытке устранить меня, — глаза Цзян Чэня сверкнули.

Учитывая его проницательность, естественно, он почувствовал, что кто-то наблюдает за ним.

- Что теперь? — спросил Жёлтый Пёс.

Конечно, он знал, что личность Гу Чэня играет большую роль, потому что Цзян Чэнь ещё недостаточно силён.

В любом случае, личность Гу Чэня оскорбила только Пустынный Дворец, а не остальные пять, но если его прикрытие будет раскрыто, весь план нарушится.

- Ничего. Я запущу Силовую Сферу Пяти Элементов позже. Эта миниатюрная пространственная зона создана мной. Так что, объединения моих Силовых Сфер Пяти Элементов и пространственной зоны, будет достаточно, чтобы отгородиться от шпионских глаз снаружи. Тебе не обязательно вступать в бой. Разверни грандиозное формирование, используя эту пространственную зону в качестве основы, объедини его с моей силовой сферой, и это полностью разорвёт связь между внешним миром и этой пространственной зоной. Тогда они ничего не увидят снаружи. Поскольку в Пустынном Дворце полно гениев, я хотел бы посмотреть, хватит ли у них гениев, чтобы удовлетворить мою страсть к убийствам, — в уголках его рта появилась жестокая ухмылка.

Опустошителю Улэну и Опустошителю Чанфэну было суждено попасть в ловушку Цзян Чена, даже если они пытались устроить заговор против него. Никто в этом мире не мог втайне плести интриги против него. Если Опустошитель Чанфэн находится здесь, чтобы убить его, то ему суждено повстречать лишь один результат — быть убитым Цзян Чэнем.

- Понял, — кивнул Да Хуанг.

Он хорошо разбирался в Священной Книге Формаций, которая включает в себя все виды образований, находящиеся у него прямо под рукой. Не существовало такого грандиозного формирования, которого бы он не видел раньше. Можно предположить, какой эффект это принесёт, если его великое формирование объединиться с силой Цзян Чэня.

Жёлтый Пёс внезапно исчез. Он превратился в свет, который непрерывно проникал в пространственную зону. Опустошитель Чанфэн совершенно не обратил внимания на его присутствие. Перед его глазами была одна цель — Гу Чэнь.

Цзянь Чэнь медленно встал с земли и близко подошёл к Опустошителю Чанфэну.

- Опустошитель Чанфэн, ты так уверен, что убьёшь меня?

- Ха-ха! Гу Чэнь, моё совершенствование ровно на три уровня выше твоего. Если бы у меня не было такой уверенности в том, что я убью тебя, значит, я прожил свою жизнь напрасно, - Опустошитель Чанфэн громко рассмеялся.

- Нет смысла слишком много болтать. Иди сюда, - сказав это, он высвободил силовую сферу – Силовую Сферу Пяти Элементов — объединяющуюся с пространственной зоной.

Опустошитель Чанфэн нахмурился. Ощущение перемен в воздушном потоке вызвало лёгкое беспокойство в его сердце.

Однако он тут же выбросил эти ощущения из головы. Учитывая его силу, в сражении с простым Великим Святым Третьего Ранга, ему не о чем было беспокоиться.

В другой пространственной зоне, Опустошитель Улэн держал в руке горный кристалл. Внутри горного хрусталя была видна сцена, происходящего между Цзян Чэнем и Опустошителем Чанфэнем. Хотя проекция этой сцены была не очень чёткой, любой человек с хорошим зрением мог ясно разглядеть ситуацию.

Однако, как только Цзян Чэнь двинулся, сцена в горном кристалле мгновенно исчезла и превратилась в размытое пятно.

- Что происходит? — выражение лица Опустошителя Улэна изменилось.

Он поспешно влил энергию в горный кристалл. К сожалению, как бы ни старался, он до сих пор не видел происходящее внутри пространственной зоны.

- Кто-то развернул великое формирование, чтобы перекрыть мне обзор. Может быть, об этом узнал мастер Дворца Гу? — Опустошитель Улэн был сбит с толку, подумав, что это, скорее всего, дело рук мастеров Дворца Гу. 

Однако он не догадывался, что это сделали Цзян Чэнь и Жёлтый Пёс.

Картинка в горном хрустале исчезла, первоначальный план был загублен, а Опустошитель Улэн не мог вмешаться в бой. Теперь он мог надеяться лишь на Опустошителя Чанфэна. На самом деле, он был несравненно уверен в Опустошителе Чанфэне, так как он являлся высшим гением, воспитанным в Пустынном Дворце. При основе совершенствования Великого Святого Шестого Ранга, находящейся на пике, даже обычный Великий Святой Седьмого Ранга ему не противник. Даже если Гу Чэнь был Цзян Чэнем, который умел трансформироваться, он всё ещё верил, что Опустошитель Чанфэн сможет с ним справиться. Даже если он не сможет одолеть Цзян Чэня, у него не возникнет проблем с бегством. Главное, чтобы он смог сбежать, тогда истинная личность Гу Чэня вскроется.

В миниатюрной пространственной зоне, Опустошитель Чанфэн выступил первым. Он атаковал красно-золотым кулаком, который содержал в себе невероятную силу, сильно ударив Цзян Чэня.

* Па!*

Просто так вышло, что Цзян Чэнь захотел проверить свою боевую силу. Теперь он находился на пике Третьего Ранга Великого Святого, который был намного мощнее, когда он убил Великого Святого Седьмого Ранга из Пустынного Дворца.

* Бах!*

Два кулака столкнулись, извергая море огня. От огромной ударной силы Цзян Чэня откинуло примерно на сорок метров. Его тело дрожало; было очевидно, что он не соперник Опустошителю Чанфэну.

- Исключительный, конечно, гений. Тебя нельзя сравнить с обычным Великим Святым Шестого Ранга, — Цзян Чэнь встряхнул несколько раз покалывающую руку и сосредоточился на Опустошителе Чанфэне.

- Гу Чэнь, ты достоин того, чтобы тебя назвали редким гением, способным заблокировать один мой удар. К сожалению, пропасть между нами слишком велика. Безусловно, тебе со мной не справиться. Я предлагаю тебе прекратить бороться, это лишь сделает твою смерть ещё уродливее, - Опустошитель Чанфэн только что одержал верх.

Его начало распирать от уверенности.