Глава 995. Гений Дьявольской Расы

Опустошитель Улэн чувствовал, как у него сердце кровью обливается из-за смерти Опустошителя Чанфэня. Подготовка такого гения, как Опустошитель Чанфэн, требовала астрономических ресурсов и усилий. Кроме того, он возлагал большие надежды на потенциал Опустошителя Чанфэня, являющийся секретным смертоносным оружием Пустынного Дворца. Сегодня его просчёты привели к тому, что Пустынный Дворец потерял одного несравненного гения, а такая потеря была слишком велика.

Самое главное, смерть Опустошителя Чанфэня даже не предоставила им доказательств того, что Цзян Чэнь — истинная личностью Гу Чэня.

Как только Цзян Чэнь и Жёлтый Пёс покинули миниатюрную пространственную зону и направились вглубь Западной Сферы, в пустоте возникла огромная бурная энергия, и она неожиданно и мгновенно, полностью запечатала сферу. Затем на них обрушилась гигантская ладонь, огромная, как небо.

- У мастеров Пустынного Дворца есть своевременный ответ, - в уголке рта Цзян Чэня появилась ухмылка.

На его лице не наблюдалось никакого напряжения, при встрече с такой мощной атакой. Он даже не попытался убежать или обороняться, потому что точно знал, что его кто-то защитит. Не только мастер Пустынного Дворца, наблюдал за битвой, но и мастер Дворца Гу. Это указывало, насколько он важен для Дворца Гу. Эмпирей Гу не допустит, чтобы с ним произошло что-то плохое.

* Продолжительный Гонг…*

С другой стороны раздался громкий шум. Как Цзян Чэнь и ожидал, мастер Дворца Гу появился сразу после начавшегося нападения с воздуха. Такая же гигантская рука появилась в небе и столкнулась с гигантским ударом мастера Пустынного Дворца. Страшная огромная волна, вызванная столкновением, мгновенно разорвала пустоту. Затем две фигуры одновременно появились перед Цзян Чэнем. Один из них был Опустошителем Улэнем, в то время как другой был Великим Святым мастером Восьмого Ранга Дворца Гу. Цзян Чэнь не удивился, так как рассчитывал на появление их обоих.

- Опустошитель Улэн, в настоящее время мы столкнулись с заклятым врагом. Мы должны приложить все силы, чтобы победить Дьявольскую Расу. Так почему же ты, старейшина Пустынного Дворца, втайне напал на молодого гения Дворца Гу? Всё потому, что ты стыд потерял? — старейшина Дворца Гу заорал на Опустошителя Улэня.

- Гу Чжэн, этот сукин сын только что убил Опустошителя Чанфэня. Он только что убил гения Пустынного Дворца. Теперь я смею утверждать, что он Цзян Чэнь. Почему Дворец Гу скрывает его личность? - глаза Опустошителя Улэня стали кроваво-красными, как будто он собирался голыми руками разорвать Цзян Чэня на куски.

Цзян Чэнь усмехнулся, полностью проигнорировав обвинение Опустошителя Улэня. Он совсем не боялся Опустошителя Улэня, не взирая на тот факт, что рядом с ним находился Великий Святой Восьмого Ранга. С его нынешней силой, Опустошитель Улэн наверняка умрёт, если они сразятся. После поглощения Пилюли Бессмертия Ян, его основа совершенствования достигла пика Четвертого Ранга Великого Святого. Ему не составит труда убить Опустошителя Улэня после трансформации.

- Ха-ха! Вот это шутка! Опустошитель Чанфэн пришёл с намерением убить меня, но вместо этого оказался убит мной. Единственное объяснение этому — его собственная несостоятельность. Если только вы не предполагаете, что только ему позволено убить меня, а мне не позволено убить его. В таком случае, где справедливость и здравый смысл? Произошла битва между гениями, и ваше внезапное вмешательство показало, насколько вы бесстыдны! — сказал Цзян Чэнь, смеясь.

- Опустошитель Улэн, я знаю, что ты тайно выследил и определил местоположение Гу Чэня, а затем послал Опустошителя Чанфэня убить его. Но на несчастье, вместо этого был убит Опустошитель Чанфэн. На самом деле, Пустынный Дворец повинен в инициации этой битвы. Но поскольку это битва произошла между двумя молодыми гениями, давайте не будем вмешиваться в неё, — с улыбкой сказал Гу Чжэн.

Теперь он всё более и более был доволен Цзян Чэнем. Обладая таким мощным гением, они, безусловно, пожнут безграничные выгоды.

- Отставим в сторону смерть Опустошителя Чанфэня. Теперь я подозреваю, что он является Цзян Чэнем. Если бы не его техника трансформации, он не смог бы убить Опустошителя Чанфэня. Цзян Чэнь убил бесчисленное количество старейшин, гениев и даже нашего патриарха. Даже Дворец Гу не сможет защитить его от этих преступлений, — зловеще сказал Опустошитель Улэн.

- Какие у тебя есть доказательства? - сказал Гу Чэнь, его лицо стало суровым.

- Доказательством служит твоя основа совершенствования. Каким бы дерзким ты ни был, убить Опустошителя Чанфэня, используя силу Великого Святого Третьего Ранга, для тебя не представлялось возможным, только если ты не смог намеренно многократно увеличить свою боевую силу, — сказал Опустошитель Улэн.

- Старик, открой глаза и хорошенько посмотри на мою основу совершенствования, чтобы понять, Великий Святой Третьего Ранга я или нет, — Ци Гу Чэня задрожала.

Чувствуя, как проступает Ци Цзян Чэня, Опустошитель Улэн уставился на него, ошеломленный. Он не мог поверить своим глазам. Только что, он был очень занят своим гневом, и полностью упустил из виду основу совершенствования Цзян Чэня. В настоящее время Цзян Чэнь больше не был Великим Святым Третьего Ранга, а Великим Святым на пике Четвертого Ранга.

- Нет, это невозможно. Когда ты продвинулся?! - Опустошитель Улэн едва не закашлялся кровью.

Теперь казалось, что его собственный просчёт привёл к трагической смерти Опустошителя Чанфэня. Но Гу Чэнь только недавно перешёл к Третьему Рангу Великого Святого. Для него было просто невозможно продвинуться к Четвертому Рангу Великого Святого, несмотря на то, что он являлся несравненным гением.

Вполне понятно, почему Опустошитель Улэн не знал, что Цзян Чэнь продвинулся дальше, ведь это произошло совсем недавно.

- Ха-ха! Опустошитель Улэн, теперь ты ясно это видишь? Гу Чэнь — непревзойдённый гений. На мой взгляд, Гу Чэнь мог легко убить Опустошителя Чанфэня, хотя он всего лишь Великий Святой Четвертого Ранга, - Гу Чжэн громко рассмеялся.

Его глаза сузились в щелочки и были наполнены восхищением относительно Цзян Чэня.

Он невольно ощущал восторг от великолепного представления Цзян Чэня. За все прожитые годы, он никогда не видел такого гения, как Цзян Чэнь. Он никогда не видел гения, который мог бы так быстро продвигаться.

- Малыш Чэнь, теперь, когда вокруг никого нет, почему бы нам не опечатать это место? Затем, вместе с Гу Чжэнем, мы устраним этого Пустынного старика, - Жёлтый Пёс прошептал Цзян Чэню божественным сознанием.

- Нет, этот старик несравненно хитёр. Учитывая его силу, я не уверен, что смогу мгновенно прикончить его. Будет плохо, если он сбежит. Моя личность пока не должна раскрыться. Мы оставим его в живых ещё на несколько дней, — Цзян Чэнь покачал головой.

Он ещё больше хотел убить Опустошителя Улэна , чем Жёлтый Пёс, но он не будет действовать без абсолютной уверенности. Более того, Пустынный Дворец начал подозревать, кто он такой. Что ему нужно было сделать сейчас, так это воспользоваться Великой Войной против Дьявольской Расы, чтобы усовершенствоваться.

- Опустошитель Улэн, я знаю, что Пустынный Дворец хотел убить меня, жаль, что твоему гению суждено было умереть от моих рук. Но если ваши люди не страшатся смерти, пошли столько людей, сколько захочешь, чтобы разделаться со мной, — Цзян Чэнь бросил эти слова и ушёл с Жёлтым Псом.

Гу Чжэн рассмеялся и тоже ушёл, оставив мрачного Опустошителя Улэня стоять там.

- Этот человек развивается слишком быстро… Будь то Гу Чэнь или Цзян Чэнь, он должен быть устранён как можно скорее. В противном случае, он станет серьёзной проблемой в будущем, — Опустошитель Улэн стиснул зубы.

Понесённая им потеря, была слишком велика, и он виновен в этом, отчасти. В глубине души он знал, что Гу Чэнь являлся Цзян Чэнем. Он верил, что такие чудовищные гении не могут одновременно появиться и быть близки к Семье Гу, в том числе.

Скорость развития Цзян Чэня достигла пугающего уровня. Если от него не избавиться как можно скорее, он определенно принесёт бесконечные неприятности своим врагам.

В течение последующих нескольких дней Цзян Чэнь и Жёлтый Пёс продолжили заниматься резнёй на каждом поле боя, убивая огромное количество дьяволов. Цзян Чэнь также подчинил могущественного Святого Дьявола Восьмого Ранга, и хранил его в качестве одного из своих козырей. Они не ходили к Горе Зелёного Лотоса, чтобы воссоединиться с Хань Янем. Учитывая личность Гу Чэня, которую он представлял, слишком близкое знакомство с Хань Янем вызовет подозрения.

Как только его личность будет раскрыта, им займется не только Пустынный Дворец, но и остальные пять дворцов. Тогда он окажется в очень опасной ситуации.

Небо над Западной Сферой потемнело. Дьяволы усилились во много раз после долгого периода восстановления в Дьявольском Мире. Хотя эта война шла только между Дьявольской Расой и Западной Сферой, после вмешательства Дворца Святого Происхождения, она превратилась в войну против всего Мира Святого Истока.

Учитывая, насколько сильны были мастера Дворца Святого Происхождения, через несколько дней, Дьявольская Раса начала постепенно терять позиции. Приняв Великий Храм Мелодии Молний за свой рубеж, все дьяволы отступили на центральный участок, между Великим Храмом Мелодии Молний и Дьявольским Миром, в то время как все вышестоящие лица Дворца Святого Происхождения собрались в Великом Храме Мелодии Молний.

Дни непростой войны разгромили Западную Сферу. После того, как дьявольская армия отступила из Великого Храма Мелодии Молний, они на мгновение прекратили атаку, предоставив короткое перемирие между двумя сторонами.

Эмпиреи Гу восседал на почётном месте внутри Великого Храма Мелодии Молний, в то время как Пустынный Император, Король Небесный Пэн и пятеро других дворцовых магистров расположились внизу вместе с другими высокопоставленными монахами Великого Храма Мелодии Молний, чтобы обсудить стратегии их следующего шага в войне. На этот раз вместо того, чтобы изгнать Дьявольскую Расу в Дьявольский Мир, они хотели окончательно уничтожить дьяволов.

В этот момент вошёл молодой монах и сказал:

- Гений Дьявольской Расы по имени Сан Ба бросает вызов гениям Человеческой Расы.

- Какая у него основа совершенствования? - спросил Эмпирей Гу.

- Святой Дьявол на пике Шестого Ранга, - ответил молодой монах.

- Хм! Он глумиться над нашими талантами? - гений Дворца Нажан холодно хмыкнул.

Лица всех гениев в главном зале мгновенно наполнились яростью.

- Того кто сможет убить Сан Ба, чтобы укрепить величие Человеческой Расы, я щедро вознагражу Пилюлей Бессмертия, — взгляд Эмпирея Гу скользнул по молодой публике.

У Дворца Правосудия, несомненно, имелась такая пилюля, но она была сродни Пилюли Бессмертия Ян, Опустошителя Чанфэня — пилюля, пропитанная Бессмертной Ци — она была не настоящей Пилюлей Бессмертия. Тем не менее этого хватило, чтобы взбодрить их. Следует знать, что многие гении были наравне с Сан Ба; их основа совершенствования также находилась на пике Шестого Ранга Великого Святого. Они возлагали большие надежды на переход к следующему рангу, если они смогут получить Пилюлю Бессмертия.

Даже во Дворце Святого Происхождения было чрезвычайно трудно найти Пилюлю Бессмертия. Только Дворец Правосудия мог даровать эту пилюлю тому, кто был достоин такой награды. Таким образом, когда Эмпирей Гу объявил, что вознаградит такой пилюлей того, кто добьётся успеха, гении не могли дождаться, чтобы вступить в битву.

- Я собираюсь уничтожить Сан Ба, чтобы укрепить величие нашей расы. Пилюля Бессмертия принадлежит мне, - юноша в белом резко встал и вышел из зала.

У него была непревзойденная Ци и подавляющая гордость, как будто дьявольский гений уже был убит его саблей.

* Продолжительный Гонг…*

Вскоре после того как Нажан Юй вышел, ожесточённая волна битвы донеслась снаружи.