Глава 1197. Школа Небесного Аромата (часть 1)

— Черт, это атака души. Все, сфокусируйтесь и не слушайте ее! — Чангуань Цин Юн очень быстро понял, что происходит. Он тут же оглушительно взревел, пытаясь использовать свой громкий голос, чтобы подавить музыку и пробудить замерших членов клана. Однако его рев не повлиял на них вообще. Лишь несколько более сильных Святых Правителей сопротивлялись, используя все ментальные силы, что у них были, в то время как все более слабые Святые Правители, все Небесные Святые Мастера и еще более слабые члены кланы уже впали под воздействие. Их глаза расфокусировались и они стали сонными. Большая часть из них уже рухнула на землю.

— Небесная Волшебница! — Цзянь Чен в восторге повернул голову. Хотя он не мог ее увидеть, он сразу догадался, кто создал такую уникальную мелодию.

Чудесный эффект мелодии становился все более и более явным. Постепенно еще несколько Небесных Святых Мастеров не смогли продолжать сопротивляться и рухнули на землю, а затем и несколько Святых Правителей. Все они заснули.

В мгновение ока все люди в 360-и ключевых точках формации заснули. Даже великая сила Формации Истока больше не могла существовать самостоятельно без поддержки 360-и человек.

Чангуань Цин Юн и остальные стали пергаментно-белыми. Они стиснули зубы и задрожали. Их ненависть по отношению к Небесной Волшебнице уже достигла точки невозврата. Через мгновение они смогли бы успешно активировать Формацию Истока и убить всех незваных гостей, что не только позволило бы им устранить Цзянь Чена, как будущую проблему, но они получили бы Священный Плод, и в этот момент она погубила все. Они были так разъярены, что могли вырвать кровью.

Мелодия не прекращалась. Вместо этого очарование, скрытое в ней, быстро усиливалось, и даже самые могущественные Святые Правители в конце концов не смогли устоять перед ним. Все они с хлопками упали на землю.

На парящем массиве земли больше никого не осталось. Только Святые Короли могли сопротивляться, а также Ю Юэ, которая скрывалась в Божественном Храме Яркой Луны. Мелодия цитры не смогла проникнуть сквозь тонкий световой экран у главного входа.

В этот момент Связывание Восемнадцати Храмов прервалось. Все восемнадцать Святых Правителей, спрятанные внутри храмов, вывалились из них и упали на землю, словно камни. Их глаза были закрыты, они тоже уснули.

Чангуань Юань Чжэньхуа, который стоял на верхнем божественном храме, был ошеломлен этим, его лицо наполнилось неверием. Тем временем восемнадцать каменных скрижалей продолжали крутиться вокруг него. Он мог управлять божественными храмами через каменные скрижали, но он не мог активировать связывание, так как каждый божественный храм нуждался в Святом Правителе.

— Почему все закончилось именно так? — Чангуань Юань Чжэньхуа спросил с пустым лицом. Всего лишь одна мелодия довела великий клан защитник до такого жалкого состояния. Он не мог принять этого.

Клан Чангуань был великим кланом защитником, одним из десяти самых мощных кланов на Континенте Тянь Юань. Они обладали несколькими Святыми Королями, несколькими дюжинами Святых Правителей и бесчисленными Небесными Святыми Мастерами, но такие мощные силы оказались беспомощны перед лишь одной мелодией.

Независимо от того, насколько глубоким было наследие их клана, независимо от того, сколько мощных скрытых козырей они имели, все это оказалось бесполезным перед этой мелодией. Так было потому, что им нечем было отбиваться от атаки, направленной на душу, кроме того, мелодия смогла пройти сквозь все препятствия и даже проникнуть в центр горных хребтов. Даже если бы они закрыли уши, этого все равно оказалось бы недостаточно.

В мгновение ока из-за мелодии цитры, которая появилась из ниоткуда, ситуация изменилась. Клан Чангуань, который обладал преимуществом, и вот-вот собирался одержать победу, внезапно вступил на путь поражения.

Огромная Формация Истока, парящая в небе, также исчезла. Без поддержки 360-и человек она не могла продемонстрировать свою великую мощь. Если бы он продолжала поддерживать активность, то это лишь бы истощало энергию карманного мира.

— Что случилось? — Ю Юэ не моргая смотрела, стоя у входа Божественного Храма Яркой Луны, ее разум находился в смятении. Световой экран Лунного Света полностью блокировал мелодию, поэтому она не слышала ее. Таким образом, она, естественно, понятия не имела, что произошло снаружи. Все, что она видела, это лишь большое количество падающих людей.

Хонг Лиан восстановила свободу движений. Ее сразу же окутало сильное бушующее пламя. Ее фигура полностью скрылась в огне. Она стала казаться богиней огня. Ее раны стали быстро заживать.

Хонг Лиан, окруженная пламенем, возникла перед Чангуань Цин Юном и тремя другими Святыми Королями. Она холодно посмотрела на них и язвительно усмехнулась:

— Я бы хотела посмотреть, какие методы вы приберегли напоследок, чтобы противостоять мне.

Лица четверых великих старейшин уже стали темно-красными. Как великие старейшины прославленного клана защитника, они на самом деле были совершенно подавлены вторженцами на своей собственной территории. Это походило на пощечину, но они ничего не могли сказать в ответ.

Теперь единственное, что они могли сделать, что могло представлять некоторую угрозу Хонг Лиан, это лишь атаковать Вооружением Императора. Однако, поскольку их осталось лишь четверо, они не смогут выйти победителями за такой короткий промежуток времени, даже если станут контролировать Вооружение Императора. Если пройдет слишком много времени, они не смогут выдержать отдачу. Они могут даже умереть от нее.

— Если бы мы могли использовать всю мощь Вооружения Императора, тебя бы ожидала лишь смерть, даже с защитой твоей брони с энергией истока, — через длительный промежуток времени Чангуань Юань Чжэньхуа, наконец, удалось выдавить из себя несколько слов. Все кланы хранители были горды. Их достоинство не могло быть попрано. Чангуань Юань Чжэньхуа не хотел признавать тот факт, что его собственный клан потерпел поражение от атаки, организованной Святым Королем.

Чангуань Цин Юн уставился холодным взглядом на Хонг Лиан, которая купалась в обжигающем пламени. Он ухмыльнулся:

— Я действительно удивляюсь, какие огромные выгоды предложил Цзянь Чен вам двоим, гордому члену Клана Божественного Феникса и королю Клана Драконов, чтобы вы отбросили свое достоинство и служили снова и снова, став слугами зеленого юнца, — тон Чангуань Цин Юна обладал неприкрытой провокацией.

Взгляд Хонг Лиан стал холодным, но в этот момент ее выражение лица и выражение лица Цзянь Чена изменились. Они получили сообщение от Руй Цзиня. Его секретная техника вот-вот должна была завершиться, и им нужно было немедленно отступать или они окажутся запечатаны в карманном мире.

Без всяких колебаний Хонг Лиан и Цзянь Чен как можно скорее вернулись в Божественный Храм Яркой Луны. Божественный Храм немедленно покинул карманный мир и без препятствия Мировые Врата быстро закрылись. Когда они уже должны были полностью закрыться, Чангуань Цин Юн поспешно метнулся к ним. Он уже понял, что Руй Цзинь и остальные хотели запечатать Клан Чангуань.

В руке Хонг Лиан появилось еще одно красное перо, созданное из особых материалов. Изнутри него вспыхнула энергия огня.

*Свист!*

Перо превратилось в красную полосу света и выстрелило через Мировые Врата, между которыми осталась щель шириной в 2 метра, после чего громко взорвалось. Оно заблокировало путь Чангуань Цин Юна. Когда огонь от взрыва собирался прорваться во внешний мир, Мировые Врата полностью закрылись.

— Осада Девяти Драконов. Печать!

В этот момент Руй Цзинь воскликнул. Из девяти стеблей Слюны Дракона вырвались девять огромных драконов. Каждый из них имел эфирное тело сто метров длинной. Они были сконденсированы из огромного количества жизненных сил, содержащихся в травах.

Девять иллюзорных драконов в небе произвели беззвучный рык. Они плыли по воздуху, после чего столкнулись. Их девять огромных тел в конце концов сконцентрировались в шар, размером с голову дракона. Эта шар излучал ослепительный свет, после чего медленно исчез, запечатывая эту область пространства.

Руй Цзинь глубоко выдохнул и на его лице появилась усталость. Было видно, что наложение печати на Клан Чангуань стоило ему немалых усилий.

— Наконец-то, все завершено. Пока сила шара дракона не рассеется, никто не сможет выйти из карманного мира Клана Чангуань, — с облегчением произнес Руй Цзинь.

Цзянь Чен и Хонг Лиан приблизились к нему. Цзянь Чен спросил:

— Старший Руй Цзинь, как долго эта печать может просуществовать?

Руй Цзинь ненадолго задумался, после чего ответил:

— Энергия шара ограничена и не может быть пополнена. При обычных обстоятельствах она может существовать в течении ста лет, но безусловно, люди изнутри будут пытаться прорваться. Это увеличит расход энергии, поэтому я не уверен, как долго печать может продержаться. Однако, она сможет продержаться по крайней мере несколько лет, возможно, даже дольше.

— Старший Руй Цзинь, можете ли вы усилить печать, если наложите ту же печать, когда сила этой печати будет исчерпана? — спросила Ю Юэ, спрятав Божественный Храм Яркой Луны и встав рядом с Цзянь Ченом.

Руй Цзинь покачал головой:

— Ты этого не знаешь, но девять стеблей Слюны Дракона, которые я принес, чтобы запечатать Клан Чангуань, были оставлены моими предками, достигшими области Святого Императора. После смерти одного дракона остается лишь один стебель. Мой клан исчез слишком давно, так что в гробнице осталось всего около дюжины трав. На этот раз я использовал девять, поэтому их осталось недостаточно для этой секретной техники.

Цзянь Чен и Ю Юэ расстроились. Они поняли, что как только сила драконьего шара закончится, наступит день, когда личность Тие Та станет известна всему Континенту Тянь Юань и Континенту Божественного Зверя. Этот день также будет тем днем, когда они столкнутся с местью Клана Чангуань.

Хотя им нужно было убить всех людей в Клане Чангуань, чтобы сохранить личность Тие Та навсегда, это явно было невозможно.

Цзянь Чен осмотрелся и расширил свое восприятие, пытаясь найти признаки Небесной Волшебницы. Однако результат был разочаровывающим. Он не обнаружил Небесную Волшебницу, даже расширив свое восприятие до предела.

Руй Цзинь с одного взгляда мог определить, что Цзянь Чен кого-то искал. Он усмехнулся:

— Можешь перестать пытаться. Эта девушка уже ушла, но она становится все более искусной. Даже я понятия не имел, что она пришла сюда и я не мог найти признаков ее присутствия, когда она играла на цитре. Только когда она ушла, я обнаружил, где она скрывалась.