Глава 1228. Трансформация Чангуань Ху

— Пришло время выполнить обещание, данное морской богине, но я не мог подумать, что день всемирного прилива наступит так быстро, — пробормотал себе под нос Цзянь Чен. Он не был удивлен тем, что морская богиня смогла обнаружить его. Хотя она уже потеряла свое физическое тело, ее душа стала еще более мощной, чем в древние времена. Она могла легко охватить своим восприятием весь Континент Тянь Юань или Континент Божественного Зверя.

Цзянь Чен встал с кровати. Он понятия не имел, сколько времени он должен будет провести в морском регионе после своего ухода, поэтому ему нужно было заранее разобраться с некоторыми вопросами. Это включало некоторые будущие проблемы Огненных Наемников. Они могли пострадать от мести людей из Секты Подземного Мира, которым удалось убежать.

— А’Ху… А’Ху, не уходи! Не оставляй свою мать! Ты мой единственный сын! Я не смогу жить без тебя! А’Ху….

Когда Цзянь Чен открыл дверь, издалека раздался печальные возгласы его первой тети.

Цзянь Чен был ошеломлен, но затем, кажется, что-то понял. Его выражение лица мгновенно изменилось и он направился вперед.

Еще издалека Цзянь Чен мог увидеть, что его старший брат, одетый в белые одежды, левитировал в воздухе на высоте десять метров над землей. Он не излучал никаких колебаний энергии и не парил в воздухе, как это делает Небесный Святой Мастер. Кроме того, Цзянь Чен не ощущал у него способностей Святого Правителя. Чангуань Ху левитировал в воздухе методом, который Цзянь Чен не знал и не понимал.

Чангуань Ху содержал в себе неописуемое и необъяснимое очарование, в нем виделось что-то потустороннее, казалось, будто он был бессмертным, переступившим пределы. Он излучал неописуемое божественное очарование.

Лин Лун смотрела на него снизу вверх, подняв голову. Из ее глаз постоянно лились слезы, она чувствовала сильную скорбь. Она всхлипывала и умоляла его остаться.

Из-за шума сюда уже явилась группа охранников, и даже Юй Фэнъянь, Бай Юйшуан, Би Юнтянь и Чангуань Ба поспешили прийти. Все они с беспокойством смотрели на Чангуань Ху.

Сердце Цзянь Чена пропустило удар. Он понял, что, наконец, случилось то, чего он не хотел. Он сделал шаг и мгновенно преодолел более ста метров, прибыв перед Чангуань Ху.

— Брат! — глядя на бесчувственное лицо Чангуань Ху, Цзянь Чен не мог не ощутить беспокойства, казалось, будто он пытался пробудить Чангуань Ху.

Чангуань Ху оставался очень спокоен. Его глаза были очень яркими, ясными и прозрачными, словно светящийся жемчуг, излучающий мудрость и силу воли, но в тоже время темными и глубокими, словно звездное небо. На самом деле казалось, что его глаза содержат целый мир. Это ощущение было чрезвычайно трудно объяснить.

— Брат, я ухожу, — произнес Чангуань Ху в сторону Цзянь Чена, спокойно смотря на него. На его лице была улыбка. Когда он сказал слово «брат», оно было равнодушным и совершенно утратившим свою искренность.

В тот момент Цзянь Чен ощутил, что его брат стал другим человеком. Он был настолько чужим, что Цзянь Чен не мог обнаружить в нем ничего знакомого.

Все время, проведенное с ним в Академии Каргат, промелькнуло в голове Цзянь Чена, как в кино, это заставило его сердце заболеть. Он понял, что его брат разорвал чувство родства между ними и поэтому стал настолько чужим. Брат из его воспоминаний прекратил свое существование.

С того дня его любимый брат остался жить лишь в его воспоминаниях.

— Брат, ты действительно разорвал все связи между нами? Ты действительно хочешь увидеть первую тетю, испытывающую такую боль? — голос Цзянь Чена слегка задрожал. Он все еще хотел узнать, сможет ли он вернуть Чангуань Ху.

Чангуань Ху продолжал улыбаться во время разговора. Его выражение лица никак не изменилось после слов, сказанных Цзянь Ченом. Он посмотрел в отдаленное пространство своим глубоким взглядом и сказал:

— Мир лишен эмоций. Мы родились от мира и мы следуем по пути, предоставленному миром, чтобы познать его. Нечистоты мирских дел подобны прядям демонической ауры, они скрывают мудрость от людей и вводят их в заблуждение. Только преодоление мирских забот может восстановить первоначальное осознание и таким образом, человек сможет увидеть все тайны мира.

— Жизнь смертного похожа на сон. Когда человек рождается, сон начинается. Когда он умирает, сон заканчивается. Все, что происходит во сне, кажется реальным, но это не так, ведь в конце концов все будет сведено к пустоте. Сон является иллюзией, поэтому он не может быть реальным, он кажется реальным, но он не реален. Это все лишь эмоции и желания. Они иллюзорны, и только после отсечения мирских забот человек может вернуться к своему первоначальному осознанию. Только поняв истину и разорвав ложь, человек может достигнуть мира, найти свою судьбу, увидеть сквозь тайны мира и стать очевидцем высшего необъятного…

С этими словами Чангуань Ху начал уходить. Он уходил очень свободно, без всякого нежелания.

Цзянь Чен молчал. Он парил в небе, наблюдая, как Чангуань Ху постепенно удаляется. Его сердце болело. Он знал, что Чангуань Ху полностью разорвал все привязанности. Нынешний он, вероятно, больше не поддерживал никаких связей с семьей. Он стал лишь душой, что хотела осмыслить мир. Он пошел по другому пути.

В этот момент Цзянь Чен стал довольно угрюмым. Он находился в ужасном настроении. Он только что потерял Руй Цзиня, Хонг Лиан и Хей Ю, а теперь лишился и брата, которого уважал больше всех. Хотя он имел силу заставить брата остаться, но не стал делать этого. Он знал, что это не приведет ни к чему хорошему. Путь Чангуань Ху уже был определен и больше не мог быть изменен.

— A’Ху… — сердце Лин Лун разбилось, словно стекло, после того, как Чангуань Ху ушел в неизвестном направлении. Она вскрикнула от печали, после чего упала в обморок.

— Первая мадам, первая мадам… — несколько женщин-слуг испугались и поспешили ее поймать.

— Отнесите ее в комнату, чтобы она могла отдохнуть, — сказал Чангуань Ба, находясь в унынии. Его настроение стало чрезвычайно мрачным.

Цзянь Чен довольно долго смотрел в направлении, в котором исчез Чангуань Ху, после чего глубоко вздохнул. Он спустился на землю в плохом настроении.

— Сян-эр, иди сюда, — Би Юньтянь подошла к Цзянь Чену и взяла его за руку. После того, как она узнала, что случилось с Чангуань Ху, Би Юньтянь очень испугалась. Она боялась, что потеряет своего ребенка точно так же, как и Лин Лун.

— Сян-эр, можешь сказать своему отцу, что случилось с твоим братом? — спросил Чангуань Ба. Он чувствовал, что его первый сын, вероятно, остался в прошлом.

Цзянь Чен молча посмотрел в сторону, в которой скрылся Чангуань Ху, после чего ответил:

— Брат выбрал подходящий для него путь. Он приступил к уникальному пути культивации. Я понятия не имею, что случится в будущем.

На ветке дерева стоял человек в белых одеждах и наблюдал за тем, как Чангуань Ху уходит из Города Знаний. Он пробормотал:

— Кажется, Чангуань Ху прошел финальную стадию. Его Великое Освобождение завершено. Наконец, он прошел этот этап.

***

Цзянь Чен отложил на день свое путешествие в морской регион из-за того, что случилось с Чангуань Ху. На следующий день, должным образом утешив Би Юньтянь, он посетил Огненных Наемников, чтобы разобраться с некоторыми вопросами. Он пообещал, что вернется после того, как справится со своими делами. Затем он отправился в морской регион вместе с Нубисом.

Выйдя из Пространственных Врат, Цзянь Чен и Нубис парили над огромным морем. Они ощущали спокойствие моря и нежный морской бриз. По телу Цзянь Чена сразу же распространилось удобное, легкое чувство, рассеявшее все несчастье из-за ухода его брата накануне.

С помощью морской богини Цзянь Чен и Нубис без каких-либо заминок прошли через барьер. В тот момент в их головах раздался голос морской богини:

— Вскоре наступит всемирный прилив. Я буду пристально следить за ситуацией, поэтому подождите несколько дней в морском регионе и дождитесь новостей от меня.

— Как скажете, ваше величество, — вежливо ответил Цзянь Чен. Немного повеселев, он сказал в пустое пространство:

— Ваше величество, у меня есть кое-что, о чем я хотел бы узнать. Могу ли я спросить, знаете ли вы о защитнице Шуй из Храма Ледяного Божества? — Цзянь Чен знал, что в этом регионе морская богиня существовала практически повсюду, поэтому она определенно должна была услышать, что он сказал.

Неожиданно, сразу после того, как он закончил говорить, перед ним беззвучно возникла туманная фигура женщины. Она спросила серьезным тоном:

— Почему ты спрашиваешь о Храме Ледяного Божества? Ты хочешь посетить это место?

Прежде чем Цзянь Чен смог ответить, она продолжила:

— Я никогда не слышала о защитнице Шуй из Храма Ледяного Божества, но Храм Ледяного Божества — ужасающее место. С древних времен и до сих пор бесчисленные Святые Императоры вошли на эти ледяные равнины, но менее одной десятой вернулись живыми. Однажды я пыталась исследовать глубины ледяных равнин, используя свою душу, но как только моя душа приблизилась к этому месту, она оказалась заморожена чрезвычайно страшным холодом. Этот холод мог использовать в качестве проводника даже мою душу, я сразу же вернулась в морской регион. Если бы я не вернула свою душу достаточно быстро, результат был бы немыслим, — голос морской богини был наполнен сильным страхом. Было видно, насколько ужасающей для нее, достигшей Царства Истока, являлась эта область.

— После этого Крылатый Бог-Тигр дал мне Эмпирейский Демонический Шар и предупредил меня, чтобы я никогда не исследовала это место, несмотря ни на что, пока ледяные равнины не исчезнут из Арктики. Вот почему я больше никогда не заглядывала в эту область, — голос морской богини был наполнен смешанными эмоциями. Ее душа была чрезвычайно сильной. Мало того, что она могла охватить весь морской регион, она могла распространить свое восприятие и на Континент Тянь Юань, Континент Божественного Зверя и даже на Пустынный Континент.

Без всякого преувеличения ее душа могла свободно перемещаться по всему миру. Не было ничего, что могло бы угрожать ей, в том числе самое и опасное место на Континенте Тянь Юань — Логово Смерти, исключением, запретным регионом для нее являлся лишь Храм Ледяного Божества.

— Ваше величество, могу ли я узнать, когда появился Храм Ледяного Божества? — снова спросил Цзянь Чен. Морская богиня была суверенной фигурой той же эпохи, что и Мо Тяньюнь. Она знала гораздо больше секретов, чем остальные Святые Императоры.

— Кажется, что Храм Ледяного Божества существовал всегда. Никто не знает, когда он впервые появился, но люди из этой организации редко появляются на Континенте Тянь Юань. Каждый раз, когда они появляются, они посещают континент в поисках учеников, и они делают это, сохраняя крайне низкий профиль, — ответила морская богиня. Она не знала ответа на вопрос Цзянь Чена.

В этот момент Цзянь Чен подумал о том, что духи меча описали защитницу Шуй как человека, который пришел из высшего мира. В итоге это означало, что данная организация была основана защитницей Шуй?

Немного подумав, Цзянь Чен снова спросил:

— Ваше величество, если человек превзошел область Святого Императора, может ли он прожить более миллиона лет?

Морская богиня покачала головой:

— За Святым Императором находится Царство Истока. Оно имеет три уровня, которые называются Начало Истока, Возвращение Истока и Высший Исток. По моему пониманию, достигшие Царства Истока, могут жить лишь 100 000 лет и даже люди, достигшие Высшего Истока, не смогут жить дольше 200 000 лет даже после употребления различных небесных ресурсов, продлевающих жизнь. Возможно, только сферы культивации над Царством Истока могут позволить прожить дольше.

— Конечно, если употребить некоторые небесные сокровища, бросающие вызов небесам, можно прожить миллионы лет или даже дольше. Однако, даже в этом случае, сделавшие это окажутся такими же, как и я, лишь способными лишь поддерживать душу. В то же время, в этом случае душа не может быть отделена от сокровища, которое ее защищает.

Цзянь Чен стал крайне подавленным. Он уже догадался, что защитница Шуй, вероятно, уже превзошла Царство Истока и достигла еще большего уровня силы. Зная все это, он не мог обрадоваться, ведь чем более сильной была защитница Шуй, тем меньше будут шансы спасти Руй Цзиня и остальных.