Глава 1323. Ян Ли (часть 4)

— Кого волнует, ты зовешься Чангуань Цу Юнконом или Ян Ли? Вооружение Императора в твоих руках несмотря ни на что является наследственным оружием нашего клана-защитника. Хотя я не знаю, какую секретную технику ты используешь для контроля Вооружения Императора, не испытывая отдачу, ты в любом случае должен вернуть нам наследственное оружие, — тяжелым тоном произнес Чангуань Цин Юньфэн. Его лицо было чрезвычайно мрачным. Он не обращал внимания на прорыв Чангуань Цу Юнкона, поскольку тот достиг лишь 1-го Небесного Уровня, но теперь, когда оружие предков находилось в его руках, его сила стала неописуемой. Даже Чангуань Цин Юнь, который достиг стадии Великой Завершенности, не был ему противником и получил травму, не имея возможности сопротивляться вообще. Это заставило людей из ветвей Юань и Цин начать волноваться.

Однако, Чангуань Цин Юньфэн попытался вспомнить, где он слышал имя Ян Ли. По какой-то причине у него появилось знакомое ощущение, казалось, он слышал его где-то раньше, но не мог вспомнить, когда именно.

Выражение лица Чангуань Юань Чжэнхуа слегка изменилось. Его взгляд на Чангуань Цу Юнкона стал чрезвычайно резким, и он воскликнул:

— Ян Ли — предок нашего Клана Чангуань. Как ты смеешь, Чангуань Цу Юнкон! Как ты смеешь использовать имя нашего предка и совершать такие подлые поступки!

Все присутствующие сразу же испугались, после чего обрели понимание. Чангуань Цин Юньфэн не был единственным, кто ощутил знакомое чувство от имени, но Чангуань Цу Сяо и другие не смогли вспомнить, где они раньше слышали это имя.

Чангуань Цин Цзюэжи расхохотался в гневе:

— Хорошо! Хорошо! Хорошо! Твоя ветвь Цу действительно хочет восстать! Сначала вы ушли из клана-защитника. Теперь вы, завладев оружием предков, поносите имя нашего предка-основателя, Ян Ли. Люди ветви Цу, вы действительно думаете, что можете заменить клан-защитник только потому, что у вас есть Цзянь Чен, который сейчас неизвестно где, и секретная техника, которая может контролировать Вооружение Императора,? Хмпф, ваши дикие амбиции никогда не сбудутся.

— Мы обязательно обратимся ко всему миру с призывом и дадим всем людям понять, что вы, люди ветви Цу, совершили. Ветви Цу суждено быть проклятой людьми всего мира, — возопил Чангуань Юань Чжэнхуа. Он был очень взбешен. Люди из ветви Цу становились все смелее и смелее и безрассуднее.

Чангуань Цу Сяо и Чангуань Цу Юнь Сяо посмотрели друг на друга и нахмурились. Эта ситуация полностью превзошла все, что они могли себе представить. Они не знали, что случилось с Чангуань Цу Юнконом. Они чувствовали, что он стал совершенно иным человеком.

Чангуань Цу Юнкон тепло улыбнулся и нежно потер Вооружение Императора. Он произнес:

— Я являюсь тем предком-основателем, о котором ты говоришь. Я был тем, кто в прошлом основал Клан Чангуань и оставил в нем свой Меч Праведного Ян. Тогда я установил формацию с восемнадцатью божественными храмами и Формацию Истока, чтобы клан никогда не пал. Вы действительно оправдали мои надежды. По прошествии стольких лет Клан Чангуань совершенно не пришел в упадок. Он так же великолепен, как и тогда. За исключением того, что это поколение слишком жадное, и в конечном итоге стало сражаться друг с другом просто из-за Священного Плода.

— Чангуань Цу Юнкон, т… т… т… — Святые Короли ветвей Юань и Цин потеряли дар речи от гнева и начали указывать пальцами на Чангуань Цу Юнкона. С точки зрения старшинства они могли быть прадедами или даже прапрадедами Чангуань Цу Юнкона. Но прямо сейчас младший потомок, глядя им в глаза, называл себя предком-основателем. Это означало, что они, люди, которые прожили тысячи лет, были его потомками, родившимися спустя бесчисленные поколения.

Чангуань Цу Сяо и Чангуань Цу Юнкон покавали довольно уродливые выражения лиц, но ничего не сказали, потому что они могли ясно почувствовать, что Чангуань Цу Юнкон больше не был прошлым Чангуань Цу Юнконом. Хотя он выглядел так же, его аура и очарование полностью отличались.

Чангуань Цу Юнкон только достиг области Святого Короля, но он испускал непостижимое чувство.

Чангуань Цин Юнь медленно издалека притащил свое израненное тело. Он ничего не сказал и лишь в шоке смотрел на Чангуань Цу Юнкона. На его лице отображалось неверие. Он знал, что только что получил ранение от Вооружения Императора, а не от Чангуань Цу Юнкона. Он изо всех сил пытался поверить, что Чангуань Цу Юнкон мог так легко управлять Вооружением Императора. Мало того, что он мог использовать его силу по своему желанию, он вообще не испытывал никакой отдачи.

Внезапно открылись Пространственные Врата и из них вышел мужчина средних лет в обтягивающих одеждах. Он держал блестящий серебряный клинок. Время от времени от клинка исходили волны мощной энергии, удивившие Святых Королей Клана Чангуань.

Все Cвятые Короли смотрели на человека, который внезапно появился. Их зрачки сузились, потому что они вообще не могли увидеть силу мужчины. В частности, клинок, который он нес, даже заставил их тела сильно дернуться. Независимо от того, как они смотрели на него, клинок выглядел как Вооружение Императора из Школы Тиранического Клинка, за исключением того, что он сильно уменьшился.

Этим человеком был Гуйхай Идао. Он даже не посмотрел на Святых Королей из Клана Чангуань. Его взгляд был сосредоточен только на Чангуань Цу Юнконе. Он счастливо улыбнулся и произнес:

— Ян Ли, ты, наконец, вернулся!

Ян Ли некоторое время смотрел на Гуйхай Идао, после чего в его глазах вспыхнул свет, и он произнес:

— Гуйхай Идао, я никогда не мог подумать, что ты проснулся, и ты даже восстановил свою силу до уровня Святого Императора.

Святые Короли были сразу удивлены словам, которые они только что услышали. Они все смотрели на Гуйхай Идао с широко открытыми глазами, а на их лицах отобразился шок. Этот мужчина средних лет перед ними на самом деле был Святым Императором? Они вообще не могли понять, когда этот мужчина средних лет стал Святым Императором. Его прорыв не сопровождали девятицветные радужные облака.

Гуйхай Идао громко рассмеялся. Увидев старого друга, он был вне себя от радости. Он произнес:

— Ян Ли, я пришел на несколько лет раньше тебя. Энергия, собранная в твоем Мече Праведного Ян, не меньше, чем в моем Крушащем Волны Клинке. Если ты будешь использовать энергию для культивации, то очень скоро достигнешь вершины области Святого Императора. Однако, вернуться к нашему уровню культивации будет довольно сложно.

— Мы не сможем достичь Царства Истока? Почему нет? — спросил Ян Ли.

Гуйхай Идао перестал улыбаться и стал довольно серьезным. Он мягко вздохнул.

— Ян Ли, твой клан, похоже, не очень мирный. Прежде всего разберись с этим. Я буду ждать тебя в северном море.

— Сэр, могу я узнать, кто вы? Почему я никогда не слышал о вас? — Чангуань Цин Цзюэжи использовал эту возможность и задал Гуйхай Идао вопрос.

Если бы это был какой-нибудь другой день, Гуйхай Идао никогда бы не обратил внимания на то, что юниоры у него что-то спросили. Однако, сегодня только что вернулся его старый друг, поэтому он находился в очень хорошем настроении. Он усмехнулся:

— Я основал Школу Тиранического Клинка. Я верю, что мои последователи уже рассказали вам об этом, — с этими словами Гуйхай Идао прошел прямо через Пространственные Врата.

Святые Короли Клана Чангуань были ошеломлены. Когда Город Наемников попросил одолжить Вооружение Императора Школы Тиранического Клинка, великие старейшины Школы Тиранического Клинка упоминали, что их предок-основатель вернулся. Хотя пять великих старейшин тогда все еще находились в ловушке внутри своего карманного мира, они уже слышали эти новости из разговоров нескольких других Святых Королей. Все они полагали, что эти слова были просто предлогом, который Школа Тиранического Клинка использовала для отказа в выдаче Вооружения Императора. Никто из них не мог подумать, что их предок действительно вернулся.

Было нереально, что кто-то, кто был мертв в течении миллиона лет, мог вернуться. Это было просто невероятно.

— Чангуань Цин Юн, Чангуань Цин Юньфэн, Чангуань Цин Цзюэжи, Чангуань Юань Чжэнхуа и Чангуань Юань Уцзи. Вы пятеро атаковали членов своего собственного клана из-за Священного Плода. Вы понимаете свои преступления? — Ян Ли посмотрел на пятерых великих старейшин, а его тон постепенно становился все холоднее. Вокруг него появилась властная аура. Даже Чангуань Цин Юню и остальным было трудно не внимать его словам.

— В… вы действительно основатель нашего Клана Чангуань, Ян Ли? — шокировано спросил Чангуань Цин Юнь. Он уже смутно предчувствовал ответ на свой вопрос. Вооружение Императора исходило от их предка-основателя, и только истинный владелец оружия мог использовать его так легко.

— Какие могут быть сомнения? Меч Праведного Ян в моей руке — лучшее доказательство. Раньше все вы думали, что я умер, но правда иная. В прошлом девять других основателей и я были тяжело ранены. Уровень нашей культивации упал, а силы снизились. Наши души пострадали от неизлечимых травм. В конце концов, мы десятеро решили оставить наследие и запечатать свои воспоминания в священные артефакты. Мы использовали секретную технику, чтобы погрузить наши души в сансару и подвергнуться бесчисленным перерождениям, таким образом медленно излечивая травмы наших душ. Я только что полностью восстановился и поэтому вернулся, вот и все, — произнес Ян Ли.