Глава 1638. Прибытие Короля Духов

Переговоры между Континентом Тянь Юань и Миром Отрекшихся Святых проводились каждые десять-пятнадцать дней. Однако, они так и не смогли достичь соглашения, все всегда заканчивалось тем, что все расходились с неприятным привкусом во рту.

Поскольку Город Бушующего Пламени стал местом, в котором два мира вели переговоры, его слава снова увеличилась, она взлетела до такой степени, что о нем узнали не только все люди Континента Тянь Юань, его имя стало известным даже по всему Миру Отрекшихся Святых.

Эксперты Царства Истока на стороне Континента Тянь Юань выбрали Город Бушующего Пламени, потому что они боялись экспертов Царства Истока из другого мира. Они планировали использовать статус города, чтобы удержать экспертов Царства Истока от необдуманных действий во время ведения переговоров. В конце концов, даже повреждение крошечной части города будет похоже на прямое оскорбление Цзянь Чена.

Эта предосторожность косвенно повысила статус Города Бушующего Пламени. Хотя по своему размеру город не мог сравниться с семью столицами континента, к данному моменту в мире не осталось ни единой организации, престиж которой мог бы сравниться с престижем города.

Текущий Город Бушующего Пламени стал сравним с Храмом Священного Духа Мира Отрекшихся Святых. Его статус достиг того уровня, с которым не могла сравниться никакая другая организация.

***

На вершине Острове Трех Святых на большой серой скале сидела Небесная Волшебница, выделяющаяся своей потусторонней красотой. На ее коленях лежала просто выглядящая цитра. Ее тонкие пальцы медленно скользили по струнам, создавая чарующую мелодию. Казалось, что эта мелодия, несущая в себе некоторую воздушность, объединялась с природой. Она могла успокаивать людей, благодаря ей они ощущали спокойствие.

Мелодия распространялась по всему Острову Трех Святых, в результате все рыбаки, которые жили на острове, казались очарованными. Даже крупные рыбы начали всплывать на поверхность океана, казалось, будто мелодия очаровала и их.

Рядом с Небесной Волшебницей сидел красивый молодой человек. Мелодия вообще не влияла на него. Его взгляд был направлен за горизонт, в сторону далекого Континента Тянь Юань. Кроме того, он часто посматривал в небо. Молодой человек смутно видел небольшое красное облако на краю голубого неба. Красное пятнышко могло быть увидено лишь теми, кто обладал необычайно острым зрением.

Через некоторое время мелодия прекратилась, поскольку Шангуань Му-ер убрала цитру. Она посмотрела в космос своими прекрасными глазами и пробормотала:

— Злая сила немного ослабла. Твой отец, вероятно, впитывает в себя эту силу, но, судя по всему, ему понадобится еще некоторое время, прежде чем он сможет полностью поглотить ее.

Когда красивый молодой человек услышал слова Небесной Волшебницы, он посмотрел на нее и простил с некоторым беспокойством:

— Мама, эта сила столь огромная и злая. Не навредит ли себе отец, поглощая ее?

Шангуань Му-ер немного помолчала, после чего ответила:

— Метод культивации твоего отца столь же особенный, как и твой, поэтому ты не можешь относиться к нему, как к кому-то другому. Кроме того, он всегда знает, что делает, поэтому, если он осмеливается поглощать ее, у него определенно есть уверенность в хорошем исходе.

— Тогда мне не о чем беспокоиться, — молодой человек сразу же почувствовал облегчение. Как и ожидалось, это был Шангуань Аоцзянь.

После минуты молчания Шангуань Аоцзянь снова заговорил:

— Мама, в данный момент Континент Тянь Юань ведет переговоры с Миром Отрекшихся Святых. Разница в силе между экспертами Царства Истока нашего мира и их мира очень велика, поэтому мы можем проявить слабость во время переговоров. Мама, сейчас именно то время, когда они нуждаются в тебе, так почему бы тебе не пойти на Континент Тянь Юань и не присмотреть за происходящим? — Шангуань Аодзянь надеялся, что его мать отправится на Континент Тянь Юань, так как во время своих путешествий он привязался к континенту. Он не хотел, чтобы люди Континента Тянь Юань пострадали во время переговоров.

Кроме того, Континент Тянь Юань являлся родиной его отца.

Шангуань Му-ер посмотрела на Шангуань Аоцзяня и ее взгляд потеплел. Она ответила:

— Сяо Бао, я понимаю, что ты беспокоишься о Континенте Тянь Юань, но в этом нет никакой необходимости. Даже если проигнорировать тот факт, что наша сторона до сих пор не продемонстрировала ни капли слабости, переговоры просто невозможно завершить быстро. Независимо от того, о чем они в итоге договорятся, окончательное решение лично примут Король Духов и твой отец. Если твой отец откажется соглашаться, преимущество, полученное Миром Отрекшихся Святых в переговорах, не будет иметь никакого значения. Ты понимаешь?

— Я понял. Это все потому, что с нашей нынешней силой нам не нужно бояться Мира Отрекшихся Святых.

***

Время летело, словно стрела. В мгновение ока прошло уже 10 лет с тех пор, как два мира начали вести переговоры. И даже после 10 лет переговоров обе стороны не смогли достичь соглашения. Все уже понимали, что им будет очень сложно достичь соглашения. В конце концов, решение по-прежнему будет приниматься наиболее влиятельными людьми из обоих миров. В результате, к концу переговоры стали просто некоторыми символическими действиями, чтобы просто потянуть время, пока Король Духов и Цзянь Чен не выйдут из уединения.

За истекшие 10 лет весть о том, что люди, Клан Сотни Рас, Морская Раса и Магические Звери должны будут отказаться от части своих земель, уже распространилась повсюду. Это привело к довольно серьезным возмущениям. Некоторых людей это не особо волновало, но были те, кто настаивал на сохранении своей территории, они отказывались уходить, даже если им будет суждено умереть.

После того, как Континент оказался разделен на четыре части во время битвы против Мира Отрекшихся Святых, он был разделен на четыре региона: север, юг, восток и запад. Эти регионы разделяли чрезвычайно широкие реки, которые пересекали весь континент и впадали в океан.

Место, где пересекались четыре реки, было местом, где когда-то находились руины Города Наемников. За истекшее время вся эта область заполнилась водой. Однако, там существовал необычный регион. Этот регион защищала странная энергия, не пускавшая внутрь окружающую воду.

Этот особый регион принадлежал тоннелю, который соединял Континент Тянь Юань с Миром Отрекшихся Святых.

Тоннель был тихим и спокойным. Спустя такое количество лет тоннель давно стабилизировался. Хотя из него время от времени вырывались мощные энергетические потоки, их уже нельзя было сравнить с теми яростными и достигавшими космоса энергетическими потоками, которые вырывались из тоннеля раньше.

В этот момент стабилизировавшийся тоннель начал слегка пульсировать. Рябь быстро распространялась в стороны, что привело к возникновению сильной реакции по всему тоннелю. Весь тоннель яростно задрожал, поскольку потоки крайне нестабильной энергии сеяли хаос внутри.

Очень скоро среди энергетических потоков постепенно проявилась фигура. Сначала эта фигура была очень размытой, но по мере приближения к выходу она постепенно становилась все более отчетливой.

Эта фигура принадлежала человеку лет сорока. Его черные волосы были элегантны, а за своей спиной он носил меч из темного металла. Его внешность и одежда была чрезвычайно обычной. Он весь выглядел очень просто.

Хотя со стороны он казался чрезвычайно простым, его аура была доминирующей. Он шел через тоннель и с каждым его шагом весь тоннель дрожал. В тоннеле непрерывно образовывались потоки яростной неистовствующей энергии. Однако, когда эти потоки приближались к человеку, они бесшумно рассеивались несмотря на то, что их силы было достаточно, чтобы сильно ранить Святых Императоров. В результате на расстоянии в сотню метров от этого человека не было никаких энергетических потоков.

Этот мужчина не специально вызывал изменения в тоннеле. Просто он был слишком силен, когда он шел через тоннель, то казалось, что тоннель в любое мгновение мог рухнуть. Вот почему в тоннеле возникла такая реакция. Даже когда мужчина скрывал свою энергию истока и ауру, он не мог избежать такой реакции.

Шаги мужчины не были поспешными, но с каждым шагом он преодолевал большое расстояние. Вскоре он вышел из тоннеля и появился под небом Континента Тянь Юань.

Внезапно поднялся ветер, а облака начали клубиться. Толстый слой белых облаков в небе бесшумно рассеялся, казалось, будто облака оттеснило ужасающее давление. В это мгновение по окружающей среде распространилось ужасающее давление, за доли секунды охватившее весь мир. Это потрясло всех людей в мире, а все звери рухнули на землю.

Выражения лиц всех экспертов Царства Истока внутри золотого божественного храма изменились. Затем все они просияли от радости.

— Король Духов, это аура Короля Духов. Король Духов пришел!

— Быстро, пойдем и поприветствуем Короля Духов.

Все эксперты Царства Истока из Мира Отрекшихся Святых радостно воскликнули. Они поспешно выскочили из божественного храма и поспешили к тоннелю.

Все они были крайне возмущены переговорами, которые велись на протяжении многих лет. Им пришлось вести переговоры с экспертами Царства Истока Континента Тянь Юань. С точки зрения силы эти эксперты Царства Истока были достаточно слабыми и не могли сравниться с ними, их можно было легко сломить, но во время переговоров им приходилось сдерживаться, из-за чего даже через десять лет не было никакого прогресса. Так было потому, что на Континенте Тянь Юань присутствовали Шангуань Му-ер и Цзянь Чен, который находился в космическом пространстве. Их Король Духов отсутствовал, из-за чего они осторожничали во время переговоров.

Теперь, когда Король Духов вышел из уединения, все они наполнились уверенностью. Они явно были рады тому, что пришел тот, на кого-то можно было положиться.

В это самое мгновение эксперты Царства Истока всех четырех рас, находившиеся в Городе Бушующего Пламени, одновременно открыли глаза. Они посмотрели в сторону тоннеля и сильно помрачнели.

Зрачки Шангуань Му-ер сузились. Она посмотрела в сторону Континента Тянь Юань и тоже стала немного серьезной.

— Король Духов, наконец, прибыл. Цзянь Чен, когда ты собираешься выйти? — Шангуань Му-ер посмотрела на космическое пространство. На ее прекрасном лице виднелось беспокойство. Король Духов был очень сильным, настолько, что его сила выходила далеко за пределы того, с чем она могла справиться. Во всем мире лишь Цзянь Чен мог сравниться с ним.