Глава 1947. Уход Му-эр

— Дитя, ты не можешь вмешиваться в битвы Эмпирейского Демонического Культа. Даже если ты останешься здесь, ты не сможешь изменить ситуацию со своей текущей силой. Конечно, ты можешь немного влиять на ход боя, но для Эмпирейского Демонического Культа преодоление небольшой помехи в виде тебя не будет сложным делом. Пойдем с нами, — одна из женщин среднего возраста снова обратилась к Шангуань Му-эр.

— Старшие, спасибо за заботу, но я не могу уйти сейчас. Мой муж был взят в плен командующей 7-й армии, и я не знаю, каково его положение. Если я не найду мужа, то не уйду отсюда, — Шангуань Му-эр твердо ответила.

— Глупое дитя. Ты получила высшее сокровище Третьего Предка. Когда ты присоединишься к нашей Даосской Секте Божественного Звука, твой статус определенно станет необычным. Те не будешь обычной ученицей. Если у тебя есть потенциал, наша Даосская Секта Божественного Звука обязательно потратит ценные ресурсы, чтобы вырастить тебя. Что касается твоего мужа, он даже не смог справиться с обычным командующим Эмпирейского Демонического Культа. Как может кто-то вроде него иметь тебя, ученицу Даосской Секты Божественного Звука, в качестве жены?

— Дитя, забудь своего мужа. Ты обязательно возвысишься среди людей. Твои будущие достижения будут настолько велики, что твой муж сможет лишь смотреть на тебя. Он тебе не пара, — искренним тоном произнесла женщина средних лет.

По большому счету, они являлись экспертами Первобытного Царства и им не нужно было так вежливо говорить с Верховным Богом. Однако, прошлый статус Третьего Предка Даосской Секты Божественного Звука был настолько велик, что его нельзя было превзойти. Третий Предок являлась высшим экспертом, которого они очень уважали.

Поскольку Шангуань Му-эр получила высшее сокровище Третьего Предка, отношение женщин к ней было совершенно иным.

— Наша Даосская Секта Божественного Звука находится в центральной части Земли Небесного Огня. Если в будущем люди из твоего клана захотят навестить тебя, пусть приходят на Землю Небесного Огня. Дитя, нам пора. Когда ты попадешь в Даосскую Секту Божественного Звука и увидишь гениев, взращенных могущественными сектами Земли Небесного Огня, ты поймешь, что муж, которым ты так дорожишь, на самом деле пустое место, — с этими словами две женщины среднего возраста взмахнули руками и забрали Шангуань Му-эр с собой, не спрашивая ее согласия.

— Сестра Му-эр! — вскрикнул Священное Перо. Его взгляд стал яростным, и он немедленно бросился в погоню.

Однако, со своей силой он не мог преследовать двух экспертов Первобытного Царства. Они в мгновение ока исчезли из его поля зрения.

Выражения лиц Хьюстона, Руй Цзиня и остальных стали очень уродливыми. Шангуань Му-эр только что забрали, но они ничего не могли поделать. Они ощутили обиду и сильную беспомощность.

Сначала командующая 7-й армии забрала Цзянь Чена, и его текущее состояние было неизвестно. А теперь еще и Шангуань Му-эр оказалась забрана. Люди из Клана Тянь Юань заметно помрачнели.

Уход Шангуань Му-эр, естественно, сильно повлиял на течение боя. Без ее мелодии солдаты Эмпирейского Демонического Культа немедленно стали более храбрыми и начали яростно сражаться. Они снова могли использовать свою полную силу.

Армии на стороне божественного королевства были неспособны на равных противостоять столь могущественной армии. Они сразу оказались в проигрышном положении.

Несмотря на то, что они обладали численным преимуществом, индивидуальная сила их бойцов уступала силе бойцов противника.

— Убить! — Руй Цзинь закричал и, чувствуя тяжесть на сердце, бросился на поле битвы.

Вслед за ним Хьюстон и остальные молча атаковали солдат трех армий.

Что касалось Божественного Короля, он стоял на стенах крепости и смотрел на Хуай Аня, вице-лидера Эмпирейского Демонического Культа.

Они не могли сражаться, поскольку их армии не смогут выдержать ударные волны от битвы между экспертами Первобытного Царства.

***

Цзянь Чен попрощался с несколькими принцами из других империй и гениями из других сект и вернулся в императорский дворец Империи Сюандао. Когда он оказался один в своей временной резиденции, на его лице появился намек на усталость.

За последние несколько дней новости о его победе в битве против Фэй Хэ из Секты Небесного Облака уже распространились по всему северному региону. Это привлекло внимание многих крупных организаций из северного региона. В результате за последние несколько дней его посетили люди из множества мест. Они были или принцами различных империй, или молодыми мастерами из больших кланов, или учениками из больших сект.

Естественно, из-за того, что в одном месте собралось так много гениев, время от времени происходили драки. Кроме того, многие чувствовали сомнение в правдивости слухов о силе Цзянь Чена.

В результате, в течении последних нескольких дней Цзянь Чен снова и снова сталкивался с проблемами.

В начале он отказывал всем, но чем больше он отказывался от поединков, тем больше все хотели бросить ему вызов. Со временем число людей, бросивших ему вызов, лишь увеличивалось.

В конце концов, у Цзянь Чена не осталось иного выбора, ему пришлось сразиться с гениями, раскрыв часть своей силы.

Однако, эти гении из больших сект и принцы из различных империй все же принесли выгоду Цзянь Чену. Он получил от них много информации о северном регионе.

Однако, вскоре Цзянь Чену нанес визит молодой человек примерно его же возраста. Он сказал:

— Брат Цзянь Чен, принцесса Тай’Ань и пятый принц Империи Си пришли тебе в гости. Они хотят тебя видеть.

Этот молодой человек был очень рад и взволнован. Он продолжил говорить с энтузиазмом в голосе: 

— Брат Цзянь Чен, это ведь принцесса Тай’Ань и пятый принц. Знаешь ли ты об их статусе в Империи Си?

— Брат Янь Шунь, пожалуйста, расскажи мне, - взгляд Цзянь Чена загорелся, когда он услышал упоминание об Империи Си.

Этого молодого человека звали Ян Шунь, и он был принцем Империи Сюандао.

За последние несколько дней практически все принцы Империи Сюаньдао выразили свою доброжелательность по отношению к Цзянь Чену. Они сделали все возможное, чтобы завязать хорошие отношения с Цзянь Ченом.

В результате Цзянь Чен познакомился почти со всеми принцами Империи Сюаньдао.

Принц Ян Шунь прочистил горло и поспешно объяснил:

— Тай’Ань был дарован статус принцессы самим Императором Си. Говорят, что она родственница императрицы. При том, она не просто младшая императрицы, но также одна из ее любимиц. Говорят, что она наиболее близкая к императрице личность во всей Империи Си кроме самого Императора Си.

— Императорская семья Империи Си очень велика. Все дети императора становятся принцами и принцессами, потомки братьев и сестер императора также становятся принцами и принцессами. В результате в этой Вечной Империи множество принцев и принцесс.

— Но на самом деле многие принцы и принцессы имеют лишь формальный статус и на самом деле очень далеки от Императора. Некоторые принцы и принцы никогда не разговаривали с Императором. Однако, принцесса Тай’Ань - человек, который может посещать императрицу, когда ей заблагорассудится, титул принцессы был дарован ей лично Императором Си. В результате ее статус в Империи Си настолько велик, что почти никто не может сравниться с ней.

— Что касается пятого принца, он человек, которого Император Си ценит больше всего. Отец пятого принца имел хорошие отношения с Императором Си, когда сам Император Си был еще принцем.

— Известно, что у Императора Си нет детей. Хотя пятый принц не потомок Императора Си, многие считают, что Император Си намерен сделать его своим преемником.

Принц Ян Шунь рассказал Цзянь Чену все, что знал, о Принцессе Тай’Ань и пятом принце. Он не проявлял надменности принца, общаясь с Цзянь Ченом.