Глава 1974. Императрица


Божественный Король до сих пор вел интенсивную битву в космосе против Хуай Аня. Пряди Ци меча одна за другой прорывались через пространство, источая удивительное намерение меча. Каждая прядь Ци меча излучала ослепительный свет, каждая из них содержала разрушительную силу.

Божественный Король был экспертом Первобытного Царства, и его Законы Меча достигли уровня Бессмертного Меча. Пряди Ци меча заполнили все пространство вокруг него, казалось будто вокруг него вращались бесчисленные прозрачные мечи.

Он казался бессмертным мечом. Казалось, будто в нем было что-то неземное.

В свою очередь, Хуай Ань был окутан демонической аурой. Его Законы Тьмы поглотили весь свет в окружающем регионе, в результате чего все небесные тела потускнели. Его Законы Тьмы снова и снова сталкивались с Законами Меча Божественного Короля.

Со стороны казалось, что они вели чрезвычайно напряженную битву, однако, на самом деле они не пытались забрать жизни друг друга. Однако, несмотря на это, битва все равно была разрушительной. Она заставляла пространство искажаться и сделала его хаотичным.

Они были заняты друг другом, так что ни у кого из них не было возможности беспокоиться о Цзянь Чене.

Божественный Король уже достиг предела того, что он мог сделать. Он ничего не мог поделать с тремя Королевскими Богами, преследовавшими Цзянь Чена.

Наследие Божественного Королевства Пинтянь все еще было слишком слабым. Несмотря на то, что они обладали экспертом Первобытного Царства, у них был лишь один Королевский Бог — Великий Имперский Протектор.

Более того, Великий Имперский Протектор был лишь ранним Королевским Богом. Он совершенно не мог противостоять опасностям, с которыми столкнулся Цзянь Чен.

***

С помощью формации телепортации Цзянь Чен успешно прибыл в Империю Небесной Луны. После уничтожения формации телепортации он и Кай Я с молниеносной скоростью выстрелили в сторону Столицы Империи.

По пути Цзянь Чен проглотил еще несколько лечебных пилюль. Если добавить сюда регенерацию его Тела Хаоса, то было неудивительно, что он восстанавливался чрезвычайно быстро.

Кай Я также принимала лечебные пилюли, она с максимальной скоростью летела вслед за Цзянь Ченом.

— Цзянь Чен, куда мы пойдем дальше? - спросила Кай Я. Она впервые покинула Провинцию Дун’Ань после того, как оказалась в Мире Святых. Кроме того, за ними охотились три эксперта, поэтому она совершенно не знала, куда идти. Мир Святых был незнаком ей.

Подумав немного, Цзянь Чен ответил:

— Теперь Эмпирейский Демонический Культ будет следить за нами. Мы определенно не можем вернуться в Клан Тянь Юань, поэтому чтобы избавиться от них, нам придется сбежать в другое место.

— Наш величайший враг — не эти три Королевских Бога, а один из трех вице-лидеров Эмпирейского Демонического Культа — Хуай Ань. Хотя Хуай Ань был задержан Божественным Королем, их бой не продлится слишком долго. В результате, нам нужно найти способ сбежать от Хуай Аня.

Во взгляде Цзянь Чена промелькнул свет. Некоторое время спустя он нахмурил брови, после чего принял решение. Он сказал:

— Идем в Империю Кровавого Солнца!

Вскоре Цзянь Чен и Кай Я прибыли в Столицу Империи Небесной Луны. Не потратив больше времени, чем было необходимо, они заплатили большую цену и были телепортированы в Империю Кровавого Солнца.

Империя Кровавого Солнца являлась правителем южного региона. Их статус в южном регионе был наивысшим, а их власть была эквивалентна власти Империи Си в северном регионе. Они являлись высшим существом.

В данный момент Цзянь Чен был целью Хуай Аня, так что если и были какие-то места, находясь в которых эксперт Первобытного Царства будет осторожничать, они должны были быть подобны вечной Империи Кровавого Солнца.

***

В это же время, в императорском дворце Империи Си.

В беседке посреди императорских садов сидела красивая, но обеспокоенная девушка лед двадцати. Она смотрела на вышитую шкатулку, лежавшую на каменном столе, и раз за разом вздыхала.

Эта девушка была Принцессой Тай’Ань из Империи Си.

*Вздох*

— Это длится уже так долго, мне нужно выполнить просьбу Цзянь Чена. Ч… Что мне делать? — Принцесса Тай’Ань бормотала. Она смотрела на шкатулку на столе, и на ее лице виднелось беспокойство.

— Это моя вина. Я не слишком много думала, когда согласилась на просьбу Цзянь Чена. Я думала, что легко все сделаю. Я никогда не могла подумать, что все будет так сложно. Учитывая темперамент тети, я, наверное, даже не смогу достать шкатулку перед ней, а показать ее дяде было невозможно, - принцесса сидела в саду, поддерживая подбородок руками и бессильно вздыхая.

Шкатулка стала тем, что тяготило ее сердце. В конце концов, в прошлом она согласилась с просьбой Цзянь Чена. Если она не отдаст шкатулку Императрице или Императору, то не сможет найти покой.

— Хмм? Сестра Тай’Ань, что ты здесь делаешь одна? И почему ты в оцепенении смотришь на эту шкатулку? Что в ней лежит? — в этот момент неподалеку послышался озорной голос.

Позади Принцессы Тай’Ань стояла эксцентрично выглядящая девушка пятнадцати или шестнадцати вид лет в одежде с имперской символикой. Она слегка улыбалась, а ее ярких подвижных глазах виднелись энергия и озорство.

Она быстро уселась по другую сторону каменного стола, взяла в руки шкатулку и хихикнула:

— Сестра Тай’Ань, это подарок для Бин-эр? Бин-эр сильно хочет узнать, что это такое.

После этих слов девушка по имени Бин-эр, не колеблясь, открыла шкатулку.

— Бин-эр, стой. Это не твой подарок, - Принцесса Тай’Ань попыталась остановить девушку, но опоздала. Бин-эр уже открыла шкатулку.

Внутри коробки не было никаких бесценных сокровищ. В ней лежал обычно выглядящий нефритовый кулон.

Бин-эр была удивлена, когда увидела, что находилось внутри шкатулки. Ощущение любопытства мгновенно сменилось сильным разочарованием. Она взяла в руки нефритовый кулон, небрежно осмотрела его, после чего расстроено сказала:

— Что это? Почему столь простой нефритовый кулон хранится в такой красивой шкатулке? Из-за этого я подумала, что внутри должно лежать что-то хорошее.

— Бин-эр, разве ты не знаешь, что нельзя себя так вести? — Принцесса Тай’Ань нахмурилась и недовольным тоном отчитала Бин-эр. Несмотря на то, что она выглядела недовольной Бин-эр, в ее взгляде промелькнула радость.

После этих слов Принцесса Тай’Ань выхватила нефритовый кулон из рук Бин-эр и также осмотрела его.

Ей всегда хотелось узнать, что за предмет лежал внутри шкатулки.

В конце концов, Цзянь Чен подчеркнул, что это был подарок, который она должна была лично преподнести Императрице или Императору. Очевидно, что предмет внутри должен быть чрезвычайно важен.

Однако, когда Принцесса Тай’Ань увидела этот нефритовый кулон, она ощутила сильное сомнение и растерянность.

Она могла сказать, что в этом нефритовом кулоне не было ничего ценного. Он был сделан из чрезвычайно простых материалов, и он не привлек бы ничьего внимания, если бы его просто положили где-нибудь в императорском дворце.

Единственное, что могло привлечь некоторое внимание - необычайно изысканный и красивый узор на кулоне. Слова »Си Юй«, вырезанные на нем, слегка озадачили принцессу.

— Значит, именно этот предмет Цзянь Чен хотел передать лично дяде или тете? — На спине Принцессы Тай’Ань выступил холодный пот от шока. Ей сильно повезло, что Бин-эр открыла шкатулку, благодаря чему она узнала, что находилось внутри нее.

Иначе, если бы она действительно отдала такой простой нефритовый кулон тете или дяде, то просто опозорилась бы.

Даже если ее тетя или дядя не обидятся, ситуация все равно была бы неловкой.

— Сянь-эр! — в этот момент послышался голос, в котором чувствовалось достоинство. В сады вошла изящно выглядящая Императрица. Она неспешно направилась к Принцессе Тай’Ань.

— Ах! Тетя! — Принцесса Тай’Ань была сбита с толку. Она обернулась и взглянула на Императрицу, которая медленно подходила к ней, после чего вспомнила об открытой шкатулке на каменном столе и сразу же почувствовала волнение.

Однако она, похоже, не осознавала, что нефритовый кулон из шкатулки до сих пор находился в ее ладони.

— Бин-эр приветствует Императрицу! — девушка по имени Бин-эр перестала выглядеть озорно и вежливо поклонилась Императрице.

Перед Императрицей она не могла вести себя так же непосредственно, как Принцесса Тай’Ань. Она чувствовала сильное волнение.

Императрица бросила мягкий взгляд на Принцессу Тай’Ань. Когда она уже собиралась что-то сказать, она внезапно увидела нефритовый кулон в руке принцессы.

Императрица внезапно дрогнула, и ее выражение лица резко изменилось. Она неотрывно смотрела на нефритовый кулон в руках Принцессы Тай’Ань.