Глава 2219. Освященные Законы

— Нет. Чан Ян: я хочу, чтобы все было по старому. Я — твоя старшая сестра. Ты — мой младший брат, — Бай Юй повернулась к Цзянь Чену. Она смотрела на него, напустив на себя суровость, казалось, будто она угрожала ему.

Цзянь Чен невольно улыбнулся:

— Это не то, что мы двое можем решать. Если младшая сестра не желает принимать это, она может пойти к учителю, — по еле этих слов Цзянь Чен начал спускаться с горы.

— Хмпф, а кто это младшая сестра? Чан Ян, тебе не разрешается так называть меня, — раздраженно крикнула Бай Юй. Она была так несчастна, что, казалось, будто она пострадала от несправедливого обращения.


Цзянь Чен нашел тихую местность на полпути к горе и вырезал пещеру, которая должна была стать его жилищем для культивации.

Место, которое он выбрал, было неприметным. Оно не только находилось в отдаленном per ионе, но также вход в пещер у находился среди кустов, так что почти половина его была закрыта. Это место было очень хорошо скрыто.

Естественно, это жилище нуждалось в защитных формациях. Однако Цзянь Чену было нельзя установить здесь слишком сильные формации, поэтому он вынул несколько более слабых дисков с формациями и установил их у входа.

Всего за шесть часов Цзянь Чен полностью обустроил свое простое жилище. После этого он сел в центр и стал обдумывать планы на будущее.

— Я не могу на долгий срок остаться в Сияющем Святом Храме. Я пришел сюда, в основном, ради метода культивации О священный Святых Мастеров. Как только я получу нужный метод культивации, я немедленно уйду, — Цзянь Чен втайне принял решение. Что касалось угрозы, исходящей от Лазурного Короля Пэн, он уже продумал план действий.

— Поскольку Лазурный Король Пэн не может ступить на Пустынную Землю, мне не о чем будет беспокоиться. Когда в будущем я покину Пустынную Землю, я смогу сразу отправиться прямо в Небесный Дворец Бишен на Процветающей Земле и вернуть Башню Анатта, после чего попросить экспертов из Небесного Дворца Бишэн подавить Лазурного Короля Пэн.

— Единственная проблема — это Предок Одинокого Меча. Если он придет на Пустынную Землю, мне придется использовать Путь Мечей, — подумал Цзянь Чен. Хотя он уже изменил свою внешность, его маскировка была практически бесполезна перед экспертом вроде Предка Одинокого Меча.

— Святой Небесного Меча установил Путь Мечей на Пустынной Земле, ходят слухи, человек, который дойдет до конца, получит право стать учеником Святого Небесного Меча. Я не знаю, какого уровня развития достиг Святой Небесного Меч а, но по слухам совершенно очевидно, что он — чрезвычайно ужасное существо. Он не должен быть слабее Предка Одинокого Меча, поэтому в крайнем случае я попробую.

— Однако попытка пройти Путь Мечей будет сопряжена с огромным риском. Я не должен пытаться это сделать, если у меня будет другой выбор, потому что я не уверен, что со своим нынешним уровнем развития смогу скрыть духов мечей от такого существа, как Одинокий Святого Меча.

По мере того, как Цзянь Чен становился сильнее, его способность скрывать духов мечей также становилась все лучше и лучше. В конце концов, он был тем, кто достиг стадии большого успеха Тела Хаоса. Если он не встретит высококлассного эксперта, который будет намного сильнее его, его величайшие секреты невозможно будет раскрыть с одного взг ля да.

Вскоре Цзянь Чен отбросил сторонние мысли. Оставшееся время он потратил на то, чтобы закрепить только что сконденсировавшееся Духовное Ядро.

Культивация находилась вне времени, поэтому он полностью потерял счет времени. В результате, когда Цзянь Чен на следующий день очнулся от культивации, уже был полдень. Время, назначенное Хань Синем, давно прошло.

Цзянь Чен посмотрел на небо и нахмурился. Он вышел из пещеры и, высвободив силу Сияющего Святого Мастера, обладавшего одноцветным Духовным Ядром, полетел к вершине горы.

Цзянь Чен очень быстро достиг вершины горы. Он обнаружил, что Чжо Фэн и Бай Юй сидели на земле. Их окружала молочно-белая Сияющая Святая Сила, они уже явно приступили к культивации.

Хань Синь стоял, заложив руки за спину. Он стоял спиной к этим двоим и, не мигая, смотрел на Сияющий Святой Храм, паривший в облаках. В его взгляде виднелось рвение.

— Чан Ян, почему ты опоздал в же первый день? — спросил Хань Синь, по прежнему стоя спиной к Цзянь Чену. Его тон был равнодушным.

— Учитель, я лишь вчера прорвался к одноцветному Духовному Ядру, поэтому, когда я укреплял свою культивацию, я забыл о времени. Я только что очнулся, — спокойно ответил Цзянь Чен, соединив ладони.

— Хорошо, — мягко ответил Хань Синь. Он не смотрел на Цзянь Чена и не зацикливался на этом вопросе. Вместо этого он спросил:

— Знаешь ли ты, что такое Сияющая Святая Сила?

Цзянь Чен был слегка удивлен этим вопросом. Он подумал, что Хань Синь прочтет ему большую лекцию о том, что нельзя опаздывать, он никогда не мог подумать, что все закончится так.

После минутного размышления Цзянь Чен сказал:

— С более простой точки зрения Сияющая Святая Сила — это энергия, которую могут видеть только Сияющие Святые Мастера. Эта энергия не обладает выдающимися атакующими способностями, но обладает большой исцеляющей силой. Он, а даже может воскрешать людей из мертвых, что делает ее чрезвычайно чудесной. Если смотреть глубже, Сияющая Святая Сила — один из 3 000 путей, которые создают и поддерживают этой мир.

— Ты прав. Сияющая Святая Сила на самом деле также является одним из 3 000 законов. Знаешь ли ты, в чем разница между Освященными Святыми Мастерами и Сияющими Святыми Мастерами? — Хань Синь продолжал задавать вопросы.

На этот раз Цзянь Чен некоторое время колебался, после чего ответил:

— Я мало что знаю об Освященных Святых Мастерах, и плохо понимаю их. Я знаю лишь то, что Освященные Святые Мает ера познали другой закон и могут преобразовать Сияющую Святую Силу, делая ее чрезвычайно могущественной и опасной, несмотря на то, что изначально ее сила ниже среднего. Ее сила становится не слабее, чем у законов с наибольшей атакующей силой.

Цзянь Чен мало контактировал с Освященными Святыми Мастерами. На самом деле, он видел только Сюань Мина, поэтому его познания касательно Освященных Святых Мастеров, естественно, были крайне ограниченными.

Хань Синь, наконец, пришел в себя. Он посмотрел на Цзянь Чена сияющим взглядом:

— Чан Ян, почти все было правильно. Ты ошибся лишь в одном. Закон, познанный Освященными Святыми Мастерами, не равен законам, обладающим величайшей атакующей силой. Он еще сильнее. Ты знаешь почему?

Прежде чего Цзянь Чен смог ответить, Хань Синь продолжил:

— Это потому, что закон, познанный Освященными Святыми Мастерами — это не только сила законов, но также сила наш его духа. Этот тип закона известен нам как Освященные Законы.

— Сила духа, — пробормотал Цзянь Чен. Термин — дух показался ему одновременно знакомым и незнакомым, потому что э то была изначальная форма души. Много лет назад в мире, с которым он взаимодействовал, существовали только душ и. Очень многие до сих пор использовали термин — дух.

— Смотри внимательно. Это Освященные Законы, — Хань Синь медленно поднял руку, в его ладони постепенно сконденсировался ослепительный белый шар. Это были Освященные Законы.

Цзянь Чен внимательно посмотрел на Освященные Законы в руке Хань Синя. В первый раз он видел Освященные Закон ы в исполнении Сюань Мина, так что это был второй раз, когда он видел их.

Однако, когда он увидел эти Освященные Законы, то испытал совершенно другое чувство по сравнению с прошлым разом.

Так было потому, что в тот раз Сюань Мин использовал Освященные Законы для атаки, он продемонстрировал подавляющую и жестокую сторону законов. Кроме того, он был очень быстр, поэтому у Цзянь Чена не было много времени понять их секреты.

Теперь же Освященные Законы в руках Хань Синя показались Цзянь Чену намного мягче. Кроме того, Хань Синь сконденсировал законы чрезвычайно медленно, что не только позволило Цзянь Чену ощутить тайны законов с большей отчетливостью, но также дало ему достаточно времени, чтобы внимательно прочувствовать их.

Цзянь Чен невольно закрыл глаза. В этот момент он почувствовал, что его душа вылетела из тела и слилась с Освященными Законами в руке Хань Синя.

В этом состоянии он отчетливо ощутил все тайны Освященных Законов, он чувствовал все изменения, которые законы претерпевали в руке Хань Синя.

Цзянь Чену даже показалось, что он стал Освященными Законами в руке Хань Синя.