Глава 2257. Чудесное использование силы души

— Ты все неправильно поняла. Ты меня не интересуешь, эта позиция нужна мне лишь затем, чтобы войти в Башню Сияния, — с горькой улыбкой ответил Цзянь Чен.

Настороженность и презрение в глазах Дунлинь Яньсюэ исчезли и она спросила:

— Я не понимаю кое-чего. Почему из пяти кандидатов ты выбрал меня, а не Синь Биня и Гунчжэн Синя, которые с большей вероятностью могут стать Избранным Святым?

— Причина очень проста. Ты самая слабая среди всех пяти, поэтому твой шанс на становление Избранным Святым меньше всего. Если я смогу помочь тебе стать Избранным Святым, ты будешь больше всех благодарна мне, и мой путь в Башню Сияния будет более плавным.

— Конечно, это лишь одна из причин. Основная причина заключается в том, что я расспросил своего учителя о вас пятерых. Я знаю кое-что о твоем происхождении. Хотя мои знания неполны, я знаю основную информацию обо всех вас. Именно ты кажешься мне более надежной по сравнению с остальными четырьмя, — сказал Цзянь Чен.

— Ты действительно лишь хочешь войти в Башню Сияния и других причин нет? — Дунлинь Яньсюэ внимательно посмотрела на Цзянь Чена.

— Определенно.

— Тогда хорошо. Я согласна. Однако, до начала отбора осталось всего два года, Синь Бинь и Гунчжэн Синь достигли пика среднего четырехцветного Духовного Ядра. Они могут совершить прорыв в любой момент. Если я хочу победить их, мне нужно достичь позднего четырехцветного Духовного Ядра.

— Несмотря на то, что чистая душа чрезвычайно драгоценна и очень эффективна, мне будет чрезвычайно сложно совершить прорыв через два под-уровня за такой короткий промежуток времени, — сказала Дунлинь Яньсюэ.

Цзянь Чен подумал об этом и сказал:

— Тебе не о чем беспокоиться. Кроме чистой души, я дам тебе Тысячелистный Лотос. В любом случае, раз уж я выбрал тебя, я буду помогать тебе, используя свои величайшие способности, когда ты будешь бороться за место Избранного Святого.

Когда Дунлинь Яньсюэ услышала, что Цзянь Чен упомянул Тысячелистный Лотос, ее взгляд сразу же загорелся, и она сказала:

— Владыка Пика Созерцания Неба как раз имел Тысячелистный Лотос. Синь Бинь и Гунчжэн Синь приходили к нему снова и снова в надежде получить Тысячелистный Лотос. Но в и тоге владыка пика даровал Тысячелистный Лотос Сияющему Святому Мастеру с одноцветным Духовным Ядром.

Дунлинь Яньсюэ странно посмотрела на Цзянь Чена и сказала:

— Ты должен быть Чан Яном, человеком, имеющим одноцветное Духовное Ядро, но победившим Сияющего Святого Мастера с трехцветным Духовным Ядром.

Цзянь Чен кивнул, подтверждая ее догадку, а затем поместил чистую душу и Тысячелистный Лотос в отдельное Пространственное Кольцо и передал его Дунлинь Яньсюэ, сказав:

— Если у тебя возникнет в чем-то нужда или появятся какие-то трудности, можешь обратиться ко мне. Я сделаю все, что будет в моих силах, чтобы помочь тебе.

Цзянь Чен собирался помочь Дунлинь Яньсюэ стать Избранным Святым, невзирая на цену, чтобы войти в Башню Сияния.

Пустынная Земля уже была заполнена экспертами. Даже с маской Мо Тяньюня, которая не позволяла большинству сильных экспертов опознать его личность, каждый из них владел множеством различных методов. Поэтому ему нужно было как можно скорее войти в Башню Сияния, чтобы получить метод культивации и затем покинуть Пустынную Землю.

Передав предметы, Цзянь Чен покинул это место и улетел в сторону Пика Парящих Облаков.

Дунлинь Яньсюэ осталась стоять на скале. Она держала Пространственное Кольцо, наблюдая за тем, как удаляется Цзянь Чен. В ее взгляде мерцал свет, когда она задавалась вопросом:

— Какое происхождение имеет Чан Ян, что может себе позволить небрежно отдать чистую душу, которую не могут достать даже старейшины? Или он понятия не имеет об истинном применении чистых душ?

В течение следующих нескольких дней Хань Синь исцелялся в уединении, поэтому он не призывал своих трех учеников. В итоге, жизнь Цзянь Чена была чрезвычайно мирной. Он все время культивировал в своем жилище и редко выходил наружу.

Младшая сестра Бай Юй стала частой его гостьей. Она приходила к дому Цзянь Чена почти каждый день и оставалась там надолго. Она приходила туда утром и неохотно уходила лишь после захода солнца.

Естественно, Бай Юй ходила к Цзянь Чену, чтобы тот научил ее использованию Сияющей Святой Силы. Цзянь Чен, естественно, совсем не сдерживался в обучении младшей сестры. Он очень тщательно обучал ее своему пониманию и методам использования Сияющей Святой Силы. Он искренне надеялся, что Бай Юй станет сильнее.

Однако, конечный результат оставался плохим. Независимо от того, что Цзянь Чен демонстрировал и как объяснял, Бай Юй не могла перенять его почти идеальный контроль над Сияющей Святой Силой.

*Вздох*

— Почему это так сложно? Я пыталась бесчисленное количество раз, но до сих пор ничего не получается. Старший брат, ты можешь мне объяснить, как тебе так легко все удается? У тебя есть какой-то другой секретный метод? — в очередной раз потерпев неудачу, Бай Юй почувствовала уныние и сдалась.

— Возможно, это связано с талантом, — сказал Цзянь Чен. Теперь он был уверен в том, что его контроль над Сияющей Святой Силой был почти идеальным не только из-за того, что его душа стала очень сильной. Прядь истинной Силы Хаоса, слившаяся с его душой, была самым важным аспектом.

Именно из-за пряди истинной Силы Хаоса его душа претерпела некую трансформацию, сделав его более талантливым в познании Сияющей Святой Силы и различных законов большим, чем у любого обычного человека.

— Младшая сестра, я лучше попробую тебе объяснить суть Освященных Законов. Так случилось, что я обрел некое понимание Освященных Законов, когда учитель показывал их мне. Я надеюсь, что это поможет тебе, — сказал Цзянь Чен, после чего сразу начал объяснять то, что понял, когда постиг Освященные Законы.

Освященные Законы являлись одним из трех тысяч путей. Это был чрезвычайно глубокий закон мира. Его вообще нельзя было объяснить словами. Его можно было лишь лично познать.

Цзянь Чен не ожидал, что Бай Юй постигнет Освященные Законы за короткое время. Он лишь надеялся, что сможет помочь Бай Юй получить более ясное представление Освященных Законов, чтобы в будущем ее развитие было более плавным.

Однако, когда Цзянь Чен объяснил свое понимание Освященных Законов, он, казалось, почувствовал, что его душа постепенно становится более податливой. Вездесущие Освященные Законы, казалось, слились с ней и изменяясь по его воле.

В этот момент Цзянь Чен подумал о том, чтобы заложить основу для Бай Юй в меру своих возможностей, чтобы показать ей четкий путь к становлению Освященным Святым Мастером.

Он отчетливо почувствовал, что вездесущие Освященные Законы стали медленно разрушаться до более простой формы.

Все проходило точно так же, как когда Хань Синь лично призывал для Цзянь Чена Освященные Законы, показывая сложные законы в максимально простой форме.

Этот метод был подобен оставлению отпечатка законов.

Единственная разница заключалась в том, что Хань Синю нужно было намеренно контролировать призванные Освященные Законы, медленно изменяя их, в то время как Цзянь Чен достиг этого одной лишь мыслью. Согласно его воле окружающие Освященные Законы сами собой распались на составляющие, что значительно упрощало задачу их познания.