Глава 2259. Слишком богат

Пространство внутри возвышавшегося над облаками Сияющего Святого Храма было чрезвычайно обширным. Оно было похоже на карманный мир.

В этот момент в Сияющем Святом Храме открылась тяжелая каменная дверь. Из нее, заложив руки за спину, медленно вышел молодой человек в белых одеждах.

— Молодой мастер Синь, вы вышли? — двое охранников в фиолетовых одеждах, увидевшие молодого человека, немедленно подошли и тепло его встретили.

— Да, — кивнул молодой человек, названный молодым мастером Синем. На его лице виднелось нескрываемое высокомерие.

Это был Гунчжэн Синь — одним из пяти кандидатов на пост Избранного Святого!

— Гунчжэн Синь, ты вышел очень быстро. Как прошел процесс овладения Техникой Духовного Усиления? — в стороне послышался голос. Перед Гунчжэн Синем внезапно бесшумно возник рыжий старик.

После старика сюда практически одновременно прибыли два Сияющих Святых Мастера в белых одеждах. Казалось, будто они телепортировались.

Один из них был мужчиной средних лет с решительным выражением лица, а другой — пожилой женщиной, которой, казалось, было за семьдесят.

— Ученик Гунчжэн Синь приветствует мастера Ма, мастера Чэнь и мастера Мао! — Гунчжэн Синь сразу проявил уважение по отношению к этим троим.

Так было потому, что все они превзошли семицветное Духовное Ядро и сконденсировали Духовные Деревья.

Такие эксперты в Сияющем Святом Храме занимали должности старейшин. Их статусы были внушительными.

Каждый 9-звездный гений в Сияющем Святом Храме лично обучался старейшинами. Вскоре один из пяти 9-звездных гениев станет новым Избранным Святым. В результате, отношение к пятерым кандидатам стало еще более особенным, они все время находились под присмотром хотя бы одного старейшины.

Так получилось, что Гунчжэн Синя наставляло сразу трое старейшин.

— Мастера, я уже обрел начальное понимание Техники Духовного Усиления, — ответил Гунчжэн Синь.

— Хорошо. Ты не разочаровал нас. Гунчжэн Синь, день, когда будет назначен Избранный Святой, становится все ближе и ближе, поэтому ты не можешь позволить себе медлить. Ты должен культивировать изо всех сил и совершить прорыв, чтобы затем стать Избранным Святым и нашей гордостью — искренне сказал один из старейшин.

— Слушаюсь. Я сделаю все, что смогу. Я не разочарую мастеров, — Гунчжэн Синь соединил ладони.

После этого трое старейшин ушли, оставив Гунчжэн Синя одного.

— Хотя я достиг пика среднего четырехцветного Духовного Ядра, будет слишком сложно совершить прорыв за два года. Я определенно не смогу достичь этого, просто культивируя как обычно, — пробормотал Гунчжэн Синь. В его взгляде промелькнул холодный свет, и он пробормотал себе под нос:

— Пришло время получить этот Тысячелистный Лотос. С его помощью я определенно смогу прорваться за два года.

— Синь Бинь тоже скоро должен выйти из уединения. Я должен опередить его. Я не могу позволить ему получить Тысячелистный Лотос.

***

На следующее утро Цзянь Чен занимался культивацией в своем жилище на Пике Парящих Облаков. Внезапно его формация начала искажаться, и прямо через нее прошел мужчина средних лет в черных одеждах.

Цзянь Чен перестал культивировать. Он открыл глаза, спокойно посмотрел на незваного гостя и равнодушно спросил:

— Кто вы? Почему вы без разрешения ворвались в мое жилище?

Формация снаружи жилища Цзянь Чена была крайне низкого уровня, поскольку она должна была соответствовать его статусу Сияющего Святого Мастера с одноцветным Духовным Ядром. Человек в чёрных одеждах имел культивацию, эквивалентную Верховному Богу, поэтому подобная формация, естественно, была бесполезной против него.

— Ты, должно быть, Чан Ян. Α у тебя хорошая выдержка. Однако тебе не нужно знать, кто я такой. Я пришел передать сообщение молодого мастера Гунчжэн Синя. Молодой мастер хочет, чтобы ты объявил цену на Τысячелистный Лотос, — мужчина спокойно подошел к сидевшему Цзянь Чену, смотря на него сверху вниз.

— Мой Тысячелистный Лотос не продается, — не колеблясь, ответил Цзянь Чен.

Мужчина нахмурился, и его голос стал немного грубым:

— Тысячелистный Лотос будет очень полезен молодому мастеру Гунчжэн Синю, молодой мастер желает этот Тысячелистный Лотос. Твой отказ лишь обидит молодого мастера. Ηе нужно ссориться с ним лишь ради Тысячелистного Лотоса.

— Гунчжэн Синь нуждается в нем, но значит ли это, что я обязан продать лотос? Более того, есть целых пять кандидатов. Слишком рано говорить, кто станет будущим Избранным Святым, — сказал Цзянь Чен.

Лицо мужчины слегка помрачнело. Он сразу же холодно фыркнул:

— Чан Ян, ты понятия не имеешь, что будет лучше для тебя. Оскорбление молодого мастера Гунчжэн Синя не принесет тебе пользы.

Цзянь Чен остался сидеть на земле, но лицо его скривилось. Он знал, что с того самого момента, как мужчина в черных одеждах ступил на Пик Парящих Облаков, Хань Синь с помощью восприятия души внимательно следил за ним.

— Интересно, как Хань Синь разберется с этим делом, — подумал Цзянь Чен.

Однако, как только Цзянь Чен подумал об этом, перед ним внезапно возник Хань Синь в белых одеждах. Его лицо было мрачным. Он сразу схватил мужчину в черных одеждах, после чего безжалостно выбросил его наружу и сказал:

— Βы пришли на Пик Парящих Облаков, и беспокоите моих учеников? Вы действительно думаете, что ступить на мою территорию можно так просто?

Хань Синь уже был Сияющим Королевским Богом, поэтому мужчина в черных одеждах вообще не мог сопротивляться ему. Когда он оказался выброшен Хань Синем, он врезался в формацию в ухода в жилище Цзянь Чена, после чего растрепанный упал на землю.

— Владыка Хань, — мужчина вскочил на ноги. Он узнал Хань Синя, и его выражение лица сразу же немного изменилось.

— Прочь. Без моего разрешения вам запрещается ступать на мою территорию, — холодно сказал Хань Синь.

Лицо мужчины в черных одеждах стало уродливым, и он молча ушел.

— Сэр! — Цзянь Чен встал и соединил ладони в сторону Хань Синя.

Хань Синь снова посмотрел на Цзянь Чена, и холод на его лице сразу же растаял. На смену ему пришло беспокойство:

— Чан Ян, он тебя запугивал?

— Нет. К счастью, вы успели вовремя, иначе, кто знает, что могло бы случиться, — спокойно ответил Цзянь Чен.

Хань Синь слегка вздохнул:

— Теперь, когда приближается соревнование за пост Избранного Святого, пятеро кандидатов будут делать все возможное, чтобы увеличить свою силу. Тысячелистный Лотос способен существенно повлиять на их культивацию, поэтому они, естественно, не могут просто так отказаться от него.

Хань Синь серьезно посмотрел на Цзянь Чена и сказал:

— Согласно моему пониманию характера Гунчжэн Синя, он определенно не откажется от лотоса. Он обязательно придет снова, даже Синь Бинь, вероятно, сунет нос в это дело. Будет лучше, если ты каким-нибудь образом найдешь способ избавиться от Тысячелистного Лотоса. Девятизвездных гениев нельзя сильно злить. Их будущий потенциал намного больше моего.

— Спасибо за внимание, сэр. Я понимаю, что делать.

***

Мужчина в черных одеждах, которого выгнал Хань Синь, стоял перед Гунчжэн Синем и честно передавал Гунчжэн Синю ответ Цзянь Чена.

Гунчжэн Синь сразу же помрачнел после рассказа мужчины в черных одеждах. Он холодно фыркнул:

— Этот Чан Ян действительно не знает, как для него будет лучше. Он не только бросил вызов моему приказу в ринге, но даже посмел отказать мне, когда я захотел обменяться с ним. Если бы не правило, запрещающее убийства соучеников в Сияющем Святом Храме, то я бы определенно не позволил ему жить.

Гунчжэн Синь посмотрел на мужчину в черных одеждах и сказал, словно отдавая приказ:

— Иди на Пик Снегопада и передай Вэнь Чэну, чтобы он навестил меня.