Глава 2261. Сияющая Ладонь

Вэнь Чэн холодно улыбнулся, насмехаясь над Цзянь Ченом:

— В тот день, стоя на ринге, я чувствовал себя сбитым с толку. Я не понимал, почему молодой мастер Гунчжэн Синь хотел, чтобы я проиграл Сияющему Святому Мастеру с одноцветным Духовным Ядром. Но теперь я, наконец, понял. Как оказалось, ты втайне умолял молодого мастера помочь тебе стать известным в Сияющем Святом Храме, чтобы удовлетворить свое тщеславие. Взамен ты предложил молодому мастеру Тысячелистный Лотос, который должен был выиграть в битве.

— Чан Ян, я никогда не мог подумать, что ты такой. Из-за молодого мастера Гунчжэн Синя мне пришлось намеренно уступить тебе, что позволило тебе в итоге одержать победу. Однако, ты решил оставить Тысячелистный Лотос себе, не желая доводить дело до конца.

— Чан Ян, разве такой порочный человек, как ты, может оставаться в Сияющем Святом Храме?

В голосе Вэнь Чэна к концу появилась злоба. Он чувствовал сладкую радость мести.

Он заранее согласовал все с Гунчжэн Синем. Гунчжэн Синь был готов зайти настолько далеко, насколько было необходимо, чтобы получить Тысячелистный Лотос и совершить прорыв за следующие 2 года.

Вэнь Чэн считал, что его недавнее поражение Цзянь Чену на ринге навсегда запятнало его имя. За последние несколько дней он почти сошел с ума, он не желал никого видеть. В итоге, когда Гунчжэн Синь послал людей к Вэнь Чэну и рассказал ему о своих планах, он не колеблясь, согласился.

По его мнению, план Гунчжэн Синя имел все шансы обратить ситуацию против Цзянь Чена, он сможет искупить свой позор и вернуть утраченное достоинство.

Собирающиеся со всех сторон Сияющие Святые Мастера обрели понимание, когда услышали слова Вэнь Чэна. Они начали переговариваться между собой, их взгляды в сторону Цзянь Чена быстро изменились.

В их взглядах появилось разочарование, презрение, пренебрежение и даже нескрываемая насмешка.

Они презирали подобные поступки.

— Вэнь Чэн, ты отвратительный. Ты намеренно вывернул все наизнанку. Ничего такого не было, — стоявшая рядом с Цзянь Ченом Бай Юй сердито крикнула Вэнь Чэну.

К сожалению, ее слова не показались правдоподобными другим людям.

— Хмпф, я никогда не мог подумать, что на Пике Парящих Облаков появится столь бесстыдный ученик. Ты заставил нас потерять лицо. Младшая сестра, больше не проводи время с кем-то вроде него, — стоявший в стороне Чжо Фэн также критиковал Цзянь Чена в такой манере, будто был старшим. Его не волновала истина. Если появится возможность унизить Цзянь Чена, он никогда ее не упустит. Он совершенно не относился к Цзянь Чену как к младшему брату.

После услышанного взгляд Цзянь Чена похолодел. Он знал, что Чжо Фэн относился к нему с предубеждением. Если бы они были одни, то его не волновали бы его слова, но в данной ситуации, в присутствии такого количества учеников из других пиков, Чжо Фэн игнорировал общую картину и даже хотел увеличить его проблемы, помогая чужим клеветать против него. Это действительно сильно разозлило Цзянь Чена.

— Чжо Фэн, тот, кто опозорил Пик Парящих Облаков, это ты, а не я. Кажется, тебе пора кое-что осознать, — холодно произнес Цзянь Чен. Он сформировал печать одной рукой и направил ее в сторону Чжо Фэна.

Со всех сторон сразу хлынула могущественная Сияющая Святая Сила и превратилась в ладонь шириной один метр. Она устремилась к Чжо Фэну, излучая ослепительный свет.

— Это… Сияющая Ладонь… Н… Невозможно… — зрачки Чжо Фэна резко сузились, а на его лице появилось неверие. Он попытался поспешно контратаковать, сконденсировав Сияющий Меч и выстрелив им.

Однако, когда его Сияющий Меч врезался в Сияющую Ладонь, то разлетелся на части, в то время как Сияющая Ладонь продолжала двигаться, не замедлившись, и с силой врезалась в Чжо Фэна.

Чжо Фэн сразу застонал и отшатнулся на несколько шагов. С каждым совершенным шагом он оставлял в земле глубокие следы.

Когда он, наконец, смог стабилизироваться, его лицо уже побледнело. Он был одновременно шокирован и взбешен.

— Это Сияющая Ладонь. Святые Небеса, он действительно освоил Сияющую Ладонь…

— Сияющая Ладонь — это Сияющее Искусство впечатляющего качества. Я слышал, что нужно иметь как минимум трехцветное Духовное Ядро, чтобы овладеть ею…

— Да что ты знаешь? Сияющая Ладонь гораздо сложнее, чем ты думаешь. Лишь горстке людей с трехцветным Духовным Ядром удалось освоить Сияющую Ладонь. В основном лишь люди с четырехцветными Духовными Ядрами могут освоить ее на базовом уровне…

— Что! Сияющую Ладонь могут освоить лишь люди с четырехцветными Духовными Ядрами, но Чан Ян сумел освоить ее, имея лишь одноцветное Духовное Ядро? Боже, это потрясающе…

— Это совершенно немыслимо…

Цзянь Чен шокировал не только Бай Юй, когда использовал Сияющую Ладонь, даже собравшиеся Сияющие Святые Мастера не могли остаться спокойными. Все они удивленно восклицали и смотрели на Цзянь Чена, как на монстра.

Что касалось Вэнь Чэна, его лицо стало ужасающе мрачным, в его взгляде виднелись обида и зависть.

Ему пришлось принять жестокую реальность. Лишь за дюжину дней сила Цзянь Чена резко возросла.

По крайней мере, даже сам Вэнь Чэн до сих пор не постиг Сияющую Ладонь.

— Чан Ян не разочаровал меня. Его талант воистину чудовищен, он постиг Сияющую Ладонь за такой короткий промежуток времени. Мне интересно, достиг ли он базового понимания в других Сияющих Искусствах, которые я ему показывал, — Хань Синь радостно улыбался, стоя на вершине Пика Парящих Облаков. Он был доволен своим учеником.

Цзянь Чен игнорировал крики окружающих. Он холодно посмотрел на Чжо Фэна и сказал:

— Чжо Фэн, теперь ты понял? Хотя ты являешься старшим братом Пика Парящих Облаков, у тебя нет возможности говорить мне, что делать. Ты не смог победить Вэнь Чэна, но это не значит, что я не смогу.

После этого он перестал обращать внимание на скривившееся лицо Чжо Фэна. Он посмотрел на Вэнь Чэна и усмехнулся:

— Вэнь Чэн, похоже, пощечины, которую я тебе нанес в тот день, оказалось недостаточно. Почему бы нам снова не подраться на ринге, чтобы все смогли увидеть, действительно ли в прошлый раз ты намеренно проиграл или же тебе просто не хватило силы.

— Хотя из-за поражения ты получил пощечину, наверно, это того стоило, — усмехнулся Цзянь Чен.

— Вэнь Чэн, я хорошо помню, как старший брат разбил тебе лицо. Ты лишился сознания. Это тоже было лишь игрой? — серьезно спросила Бай Юй.

Лицо Вэнь Чэна сразу побледнело. Однако, сильный гнев обратился против него и нарушил циркуляцию внутренней энергии, из-за чего он вырвал кровью.

Произошедшее уже отпечаталось в его сердце. Эта рана была жестокой, он перенес величайшее унижение в своей жизни. Он больше не сможет никому смотреть в глаза. Когда эта тема вновь была упомянута перед всеми, он пришел в ярость.

— Чан Ян, перестань врать! — Вэнь Чэн сразу потерял хладнокровие,го лицо исказилось, и он заорал на Цзянь Чена.

— Мы узнаем, ложь это или нет, когда вновь сразимся. Вэнь Чэн, готов ли ты вновь бросить мне вызов, чтобы доказать свои слова? — неторопливо произнес Цзянь Чен.