Глава 2284. Все напрасно

В прошлом он дал Дунлинь Яньсюэ Чистую Душу, благодаря чему за истекшие два года ее культивация резко возросла. В результате, она стала кандидатом на Избранного Святого. Цзянь Чен пошел на это, чтобы стать одним из девяти стражей и получить доступ к Башне Сияния.

Однако, незадолго до наступления дня соревнования он внезапно узнает от Бай Юй, что 9 стражей Дунлинь Яньсюэ уже выбраны. Дунлинь Яньсюэ нарушила обещание, из-за чего Цзянь Чен ощутил ярость.

Он не сможет в течение долгого времени сохранять маскировку, если останется на Пустынной Земле. Он будет разоблачен сразу, как только будет проведен анализ крови. Хотя анализы крови в Сияющем Святом Храме не были строгими по сравнению с внешним миром, он знал, что все конечном итоге все ученики Сияющего Святого Храма будут вынуждены сделать анализ крови.

Это означало, что у него действительно не оставалось много времени. Если он не сможет войти в Башню Сияния в качестве одного из 9 стражей Дунлинь Яньсюэ, то может навсегда потерять шанс войти в Башню Сияния.

— Дунлинь Яньсюэ, одна из пяти кандидатов, развивалась чрезвычайно быстро. Мастер говорил, что Дунлинь Яньсюэ прошла путь с раннего четырехцветного Духовного Ядра до пика четырехцветного Духовного Ядра за 2-3 года. Она находится всего в шаге от достижения пятицветного Духовного Ядра. Несмотря на то, что четыре других кандидата также быстро развивались, ни один из них не достиг пика четырехцветного Духовного Ядра.

— Это означает, что Дунлинь Яньсюэ, одна из пяти кандидатов, превратилась из самого слабого в самого сильного. Кроме того, я слышала от мастера, что ее хватка и контроль над Сияющей Святой Силой резко возросли за последние 2 года. Она стала еще более искусной. Есть как минимум 70% шанс на то, что она станет Избранным Святым, — в словах Бай Юй явно чувствовался скрытый смысл. Она знала, что Дунлинь Яньсюэ провела полмесяца в доме Цзянь Чена.

Когда Цзянь Чен услышал рассказ Бай Юй о преображении Дунлинь Яньсюэ в течение последних 2 лет, он, наконец, потерял терпение. Он сказал Бай Юй, чтобы та позаботилась о Хань Сине, после чего немедленно покинул Пик Парящих Облаков. Он сконденсировал пару Сияющих Крыльев и с молниеносной скоростью устремился к Пику Мириады Цветов.

До начала соревнования оставалось меньше недели. Поэтому Цзянь Чен благодаря своему превосходному восприятию мог слышать, что Сияющие Святые Мастера повсюду обсуждали это событие.

Быстрая культивация Дунлинь Яньсюэ не была секретом. Новости уже распространились повсюду, поэтому Цзянь Чен слышал множество разговоров об этом.

Появились всевозможные версии, объяснявшие произошедшее. Однако, лишь очень небольшая часть людей полагала, что усиление Дунлинь Яньсюэ в течение последних 2 лет было напрямую связано с Чан Яном с Пика Парящих Облаков.

— Ни за что. У Чан Яна лишь одноцветное Духовное Ядро. Я слышал, что он гений лишь одной звезды. Как он смог бы помочь Дунлинь Яньсюэ, 9-звездному гению с четырехцветным Духовным Ядром?

Естественно, большая часть людей лишь недовольно фыркала в ответ на такие предположения.

Эти дискуссии случались либо среди небольших групп Сияющих Святых Мастеров, тихо беседовавших во время путешествия по воздуху, либо на близлежащих горах. Цзянь Чен со своим превосходным восприятием не упускал ничего.

Цзянь Чен был молчалив по дороге. Проявляя лишь скорость владельца одноцветного Духовного Ядра, несколько часов спустя он, наконец, прибыл на Пик Мириады Цветов. Сразу после того, как Цзянь Чен ступил на гору, он прислушался к своим органам чувств, покрыв всю гору.

Владыка Пика Мириады Цветов также была экспертом, эквивалентным среднему Королевскому Богу. Следовательно, Цзянь Чен не осмеливался использовать восприятие души, на тот случай, если владыка пика сможет его почувствовать. Однако, она не могла обнаружить Цзянь Чена, если тот использовал лишь органы чувств.

Вскоре Цзянь Чен помрачнел. Дунлинь Янсюэ не было на Пике Мириады Цветов.

— Хм? Разве это не Чан Ян с Пика Парящих Облаков?

— Это действительно он. Я слышал, что старшая Дунлинь Яньсюэ преодолела довольно большое расстояние, чтобы добраться до Пика Парящих Облаков и найти его. Она даже пробыла в его доме полмесяца.

— Значит, это Чан Ян. Его внешность совсем не впечатляет. В его уровне культивации нет ничего особенного, кроме того, я слышал, что у него нет хорошего происхождения. Я действительно не знаю, почему этот человек приглянулся старшей Яньсюэ.

— Шшш, не болтай. Как он мог приглянулся старшей Яньсюэ. Я слышал, что старшая Яньсюэ в тот раз искала его лишь для того, чтобы обменяться опытом в культивации.

Большинство учеников на Пике Мириады Цветов были женщинами. В данный момент среди них присутствовало несколько учеников-мужчин с других пиков. Многие женщины сразу узнали о прибытии Чан Яна Чена. Они издали бросали на него любопытные взгляды и тихо переговаривались.

Цзянь Чен не стал задерживаться. Он развернулся и покинул Пик Мириады Цветов, направившись обратно к Пику Парящих Облаков.

Поскольку Дунлинь Яньсюэ не было на Пике Мириады Цветов, она определенно должна была находиться в священном храме. Однако, Цзянь Чен со своим нынешним статусом не мог ступить туда.

Несколько часов спустя Цзянь Чен вернулся на Пик Парящих Облаков. Он не пошел к вершине горы. Вместо этого он сел на черный камень возле своего жилища и в прострации уставился на туманные горы.

— Неужели я действительно должен разоблачить тот факт, что уже познал Освященные Законы? — Цзянь Чен чувствовал противоречие. Когда Дунлинь Яньсюэ нарушила свое слово, он оказался между молотом и наковальней. Он понятия не имел, как следовало действовать дальше.

Неужели он должен был отказаться от шанса войти в Башню Сияния и уйти из этого места, покинуть Пустынную Землю? Или он должен был раскрыть секрет того, что постиг Освященные Законы, имея лишь одноцветное Духовное Ядро, и стать единственным гением, добившимся подобного за последний миллион лет? В таком случае он немедленно сможет стать Избранным Святым.

Он не хотел уходить отсюда. Однако, если он раскроет свой талант, то сразу окажется в центре внимания, а это увеличит шанс на разоблачение.

В конце концов, когда он станет Избранным Святым, лидер Сияющего Святого Храма определенно тщательно исследует его прошлое или даже напрямую заглянет в его прошлое и будущее.

Пока Цзянь Чен размышлял об этой дилемме, на Пик Парящих Облаков прибыла фигура, окруженная светом.

Зрачки Цзянь Чена сразу сузились, когда появился этот человек. Он был удивлен.

Несмотря на то, что этот человек был окутан светом, скрывавшим его внешний вид, Цзянь Чен с первого взгляда понял, что это была Дунлинь Яньсюэ.

— Мы поговорим в твоем жилище, — тайно передала Цзянь Чену Дунлинь Яньсюэ, после чего сразу влетела в его жилище.

Во взгляде Цзянь Чена промелькнул свет. Он молча вошел в свое простое жилище и немедленно установил у входа формацию.

Когда Дунлинь Яньсюэ увидела, что Цзянь Чен установил столь слабую формацию, она слегка нахмурилась и взмахнула рукой, выбросив диск, активировавший более могущественную формацию. После этого она рассеяла окружавший ее свет, и ее лицо стало видно.

— Теперь меня сразу замечают, куда бы я ни пошла, поэтому у меня не оставалось другого выбора, кроме как сделать это, — беспомощно сказала Дунлинь Яньсюэ.

Цзянь Чен остался равнодушным. Он внимательно посмотрел на красивое лицо Дунлинь Яньсюэ и холодно сказал:

— Ты не сдержала свое слово.

Дунлинь Яньсюэ примирительно ответила:

— Я знаю, однако все уже вышло из-под моего контроля. У меня больше нет права выбирать 9 стражей. Мне очень жаль.

Дунлинь Яньсюэ чувствовала стыд. Цзянь Чен в ответ лишь нахмурился.

Дунлинь Яньсюэ слабо вздохнула и продолжила:

— Девять стражей либо должны быть приближенными старейшин Сияющего Святого Храма, либо обладать значимым происхождением. На самом деле, это правило распространяется не только на меня. Четыре других кандидата также не могут выбирать своих стражей. Так произошло не из-за приказов старейшин, а из-за побуждений кланов, стоящих за этими людьми.

— Башня Сияния открывается редко, и в ней скрываются большие выгоды. Это место, о котором мечтают все Святые Мастера. В результате, позиция каждого стража крайне желанна. Нам, так называемым кандидатам, просто невозможно повлиять на что-то.

— Тогда ради чего сражался учитель и владыка Пика Снегопада? — спросил Цзянь Чен.

— Семья Хань Лорда Пика Парящих Облаков — очень известный клан. Несмотря на то, что его ветвь не имеет большого статуса в Семье Хань, старшие Хань Синя предложили довольно большое вознаграждение некоторым людям из нашего Клана Дунлинь. Таким образом, он получил право претендовать на место стража. Что касается Чжоу Юаня, владыки Пика Снегопада, организация, стоящая за ним, всегда находилась в разногласиях с Семьей Хань. Стоящая за ним организация также предложила некоторые вознаграждения членам нашего Клана Дунлинь, что привело к тому, что члены нашего клана провели переговоры со старейшинами и организовали битву между Чжоу Юанем и Янь Синем. Они получили право сражаться за место последнего стража, — сказала Дунлинь Яньсюэ.

После объяснений Дунлинь Яньсюэ лицо Цзянь Чена сильно помрачнело. Он никогда не мог подумать, что 9 стражей будут втайне выбираться авторитетными старейшинами и влиятельными организациями.

Он сделал все, чтобы увеличить силу Дунлинь Яньсюэ, но в конце концов, весь урожай собрал кто-то другой. Все оказалось напрасно.

— На самом деле, это не совсем невозможно. Если я потеряю одного из 9 стражей, то смогу сама назначить нового, — Дунлинь Яньсюэ внимательно посмотрела на Цзянь Чена.

— Разве ты не говорила, что не можешь ничего решать? — Цзянь Чен нахмурился.

— До начала соревнования осталось всего 6 дней. Просто не осталось времени на то, чтобы выбрать кого-то нового, поэтому я смогу выбрать того, кто займет одно место. Конечно, я не могу гарантировать успех. Однако, это последний оставшийся вариант, — сказала Дунлинь Яньсюэ.

— С таким успехом ты могла мне ничего не говорить. Я не буду провожать тебя, — Цзянь Чен холодно фыркнул, побуждая Дунлинь Яньсюэ уйти.

Дунлинь Яньсюэ слегка вздохнула. Она посмотрела на Цзянь Чена, чувствуя стыд, и ушла.

После ухода Дунлинь Яньсюэ взгляд Цзянь Чена сразу стал пронзительным. В его взгляде промелькнуло убийственное намерение.