Глава 2313. Хэй Я совершает прорыв

Святые были экспертами того же уровня, что и Великие Высшие. Цзянь Чен даже в своих самых смелых мечтах не осмеливался подумать о сборе десяти капель эссенции крови Великих Высших. Он не мог получить помощь духа артефакта и не сможет за короткое время овладеть бронзовым божественным храмом.

После этого Цзянь Чен еще немного поговорил с духом артефакта. В конце концов, он был вынужден признать реальность того, что он не сможет получить от Первобытного Божественного Храма никакую пользу до тех пор, пока не получит десять капель эссенции крови Великих Высших.

— Я оставлю отпечаток на твоей руке. Этот отпечаток — ключ к Миру Великой Чистоты. Когда ты соберешь десять капель эссенции крови, активируй отпечаток, используя метод, который я тебе передам, и прямо перед тобой откроется проход сюда.

— Имей в виду, что ты сможешь открыть проход, только если будешь находиться в обычном пространстве. Отпечаток будет бесполезен в некоторых особых местах, запечатанных пространствах или даже в карманных мирах, созданных высшими экспертами.

— Отпечаток может открыть врата лишь раз, поэтому не активируй его, пока не соберешь десять капель эссенции крови. Из-за проклятия я не смогу дать тебе второй ключ. Даже если ты попадешь в Мир Великой Чистоты каким-то другим путем, у меня хватит силы лишь один раз привести тебя сюда, потому что Первобытный Божественный Дворец на самом деле находится не в Мире Великой Чистоты.

— Эту силу можно использовать только после того, как ты соберешь десять капель эссенции крови.

— Проклятие Святого Союза Дао слишком долго сдерживает меня. Я не могу находиться в сознании долгое время. Я должен вновь уйти в сон. Уходи.

Дух артефакта предупредил Цзянь Чен о множестве вещей. После того, как он все рассказал, его сконденсировавшаяся из лазурного света фигура рассеялась по ветру, словно струйка дыма.

Цзянь Чен был отправлен духом артефакта обратно на первый этаж Первобытного Божественного Храма. Это место находилось прямо около входа. У него в голове возник способ активировать отпечаток.

Древний храм стал совершенно тихим. В огромном храме остались лишь Цзянь Чен и лишенная сознания Дунлинь Яньсюэ на его руках.

— Мастер, мы все еще не оправились от слияния, поэтому нам нужно поспать еще немного, — в голове Цзянь Чена раздались голоса духов мечей. После этого он отчетливо почувствовал, что духи мечей вновь погрузились в сон.

В этот момент Цзянь Чен почувствовал стыд. Он знал, что он решил объединить парные мечи, чтобы освободить истинное тело Мо Тяньюня, игнорируя их возражения. Нагрузка на духов мечей была до такой степени сильной, что они не оправились даже до сих пор.

— Мне нужно собрать десять капель эссенции крови Великих Высших. Даже если это не ради овладения Первобытным Божественным Храмом, я должен сделать это ради пряди Первобытной Ци, — поклялся Цзянь Чен. Единственный способ усилить духов мечей — это получить Первобытную Ци, это позволит им превзойти себя прежних в расцвете сил.

После этого Цзянь Чен взглянул на свою руку. На тыльной стороне его ладони виднелся постепенно исчезавший неглубокий отпечаток, который быстро исчез.

Однако Цзянь Чен знал, что ключ от Мира Великой Чистоты уже полностью вплавился в его руку. Он был скрыт так хорошо, что лишь он сам был способен ощутить его существование.

Цзянь Чен покинул Первобытный Божественный храм с бессознательной Дунлинь Яньсюэ и возник снаружи.

Здесь все было так же, как и раньше. Странный туман заполнял окрестности, а Первобытный Божественный Храм излучал ослепительный лазурный свет, казалось, извечно освещавший окружение.

— Должно быть, это выход из этого места, — Цзянь Чен посмотрел вперед. Впереди медленно кружился странный туман. Несмотря на то, что все было скрыто туманом, Цзянь Чен чувствовал силу пространства.

Однако он не ушел, поскольку отчасти понимал, что если он останется здесь, то Дунлинь Яньсюэ также будет оставаться без сознания. Она потеряла сознание не из-за ран. Скорее, это произошло из-за духа артефакта.

Дух артефакта изначально не собирался принимать нового мастера, поэтому он не хотел, чтобы Дунлинь Яньсюэ узнала о его существовании. Это была мера, принятая на тот случай, если Дунлинь Яньсюэ раскроет факт его существования, что привлечет экспертов из внешнего мира.

— Если она проснется, я буду сильно ограничен в действиях. Я вообще не смогу действовать свободно. Кажется, мне придется провести здесь какое-то время, — Цзянь Чен не торопился уходить. Он вынул Башню Анатта.

Под контролем Цзянь Чена поврежденная Башня Анатта, покрытая следами от ударов меча, достигла высоты в несколько сотен метров.

Дух артефакта скрывался в этом удивительном пространстве в течении двух эонов, поэтому ему не нужно было беспокоиться о том, что он будет обнаружен экспертами во внешнем мире, если вынет Башню Анатта здесь.

После этого Цзянь Чен поместил потерявшую сознание Дунлинь Яньсюэ возле Башни Анатта, благодаря чему она осталась под влиянием духа артефакта. В свою очередь, он сам со вспышкой вошел в Башню Анатта.

***

В это же время в величественном Небесном Дворце Бишэн сидела фигура, окутанная туманным светом. Вокруг фигуры вращалась сила законов, взывавшая к тайнам мира. Внезапно законы начали издавать смутный звон, похожий на колокольный.

Казалось, что эта фигура слилась с законами, став их частью. Казалось, она действительно являлась высшим существом, способным контролировать высшую силу, управляющую миром. Казалось, она олицетворяла величайшую волю мира.

В этот момент фигура что-то почувствовала. Ее глаза резко открылись. Эти глаза были очень холодными, в них не было ни намека на эмоции, их владелец смотрел свысока на все живое.

— Первобытная Сила… — пробормотала фигура. Ее голос, казалось, содержал все звуки мира. Ее холодный взгляд, казалось, проник сквозь пространство и достиг глубин космоса.

***

— Хэй Я, можешь прорываться здесь, — внутри Башни Анатта стоял божественный храм. Цзянь Чен стоял возле божественного храма, и разговаривал с Хэй Я в черных одеждах.

Хэй Я уже был пиковым Королевским Богом. Благодаря данному Цзянь Ченом Цветку Путей он уже постиг тайны Первобытного Царства. Он мог совершить прорыв в любой момент.

Однако божественный храм, в котором он ранее находился, из-за своего ограниченного качества был неспособен выдержать энергетические импульсы от его прорыва. В результате, ему пришлось отложить прорыв по просьбе Цзянь Чена.

Теперь, когда они находились посреди чудесного пространства, в котором обитал дух артефакта, Цзян Чену не нужно было беспокоиться об извлечении Башни Анатта. В результате, он переместил Хэй Я в Башню Анатта, чтобы тот смог совершить прорыв.

— Слушаю, Мастер! — Хэй Я вежливо ответил. После этого он сел на пол и начал процесс прорыва.

Цзянь Чен радостно улыбался, пока смотрел Хэй Я. Когда Хэй Я достигнет Первобытного Царства, для него это станет очень важным событием.

Ведь вскоре в его подчинении окажется эксперт Первобытного Царства, полностью преданный ему. Хэй Я окажется в его полном распоряжении.

В этот момент Цзянь Чен невольно вспомнил ситуацию с Божественным Королевством Пинтянь, произошедшую в прошлом. Когда Божественное Королевство столкнулось с вторжением Эмпирейского Демонического Культа, всего лишь одного Хуай Аня — вице-лидера, достигшего Первобытного Царства, оказалось достаточно, чтобы подавить большинство экспертов Божественного Королевства.

Тогда люди, достигшие Первобытного Царства, казались ему внушительными экспертами. На самом деле, для многих Королевских Богов эксперты Первобытного Царства казались непреодолимыми существами.

Так было потому, что Первобытное Царство и Царство Божественности разделяла бездонная пропасть. Из бесчисленных Королевских Богов в Мире Святых лишь немногие действительно в итоге достигали Первобытного Царства.

Когда одно из божественных королевств получало эксперта Первобытного Царства, его статус немедленно изменялся, и оно становилось империей.

Теперь Цзянь Чен готовился получить в свое распоряжение эксперта Первобытного Царства, поэтому было очевидно, что событие было радостным.