Глава 2332. Скрываясь от небес

Это была изначальная энергия духов мечей. Это была не Ци меча, а инь и ян Ци, возникшие из хаоса во время формирования вселенной.

Инь и ян возникли из хаоса. Инь и ян Ци, изначальная энергия духов мечей, от природы была чрезвычайно могущественной. Духи мечей владели силой на уровне духов артефактов Первобытного Божественного Храма и Башни Сияния. Возможно, они даже превосходили их.

Так было потому, что когда инь и ян Ци вновь соединятся, они вернутся к изначальной форме. Все сведется к хаосу — истинной Силе Хаоса.

Однако Цзы Ин и Цин Суо еще не восстановились, поэтому сейчас их сила, естественно, была далека от пиковой. Поэтому высвободившаяся сила не источала огромное могущественное давление.

Однако, Цзянь Чен почувствовал ауру, казалось, пришедшую с того времени, когда небо отделилось от земли. Появление этой ауры противоречило даже самим законам мира.

К данному моменту ослепительное тело духа артефакта заметно потускнело.

Его тело быстро рассеивалось. Он следовал методу, которому обучился у духов мечей. Он постепенно соединял свое тело с Башней Сияния и окружающим миром, он действительно мог стать одним целым с Башней Сияния. Башня Сияния могла стать его новой оболочкой.

Это был самый ответственный и важный шаг. Сможет ли он заменить оригинальный дух артефакта Башни Сияния или нет, решится на этом этапе.

Внезапно из ниоткуда возникла огромная небесная мощь. Она спустилась на Башню Сияния, неся с собой высшую силу, которая, казалось, была способна убить все и вся.

Эта небесная мощь не была силой Башни Сияния. Она пришла из внешнего мира. Она беспрепятственно прошла через преграды Башни Сияния и напрямую спустилась на священный павильон.

Сила небесных путей была ужасающей и огромной, она могла заставить дрогнуть любого. Казалось, что она действительно обладала способностью разрушить мир.

В конце концов, дух артефакта Башни Сияния произошел из вселенной, из силы, которая находилась на одном уровне с духами мечей, духами Первобытного Божественного Храма и Башни Анатта. Они защищались законами мира, благодаря чему были бессмертными. Когда дух артефакта Священной Реликвии попытался поглотить и заменить оригинальный дух артефакта, он пошел против самих законов мира.

Законы никогда не могли позволить чему-то подобному произойти, поэтому сила небесных путей сошла в попытке уничтожить дух Священной Реликвии.

Однако, как только возникла сила небесных путей, все небесные тайны в Башне Сияния растворились в тумане. Неожиданно возникла таинственная сила, нарушившая законы и сокрывшая небесные тайны. Казалось, она окутала весь карманный мир.

В этот решающий момент духи мечей начали действовать. В данный момент они не могли противостоять небесным путям, но они могли поменять местами инь и ян и не дать небесам почувствовать происходящие здесь события.

— Мастер, Сила Хаоса! — воскликнули духи мечей.

Цзянь Чен не медлил. Нейдан Хаоса в его даньтяне начал быстро вращаться, и из него хлынули пряди чистой Силы Хаоса. Они превратились в бурный поток энергии, который начал беспрепятственно вливаться в духов мечей.

Его Сила Хаоса являлась ядом для других культиваторов. Их тела не могли противостоять ужасающей силе, но она являлась ценнейшей пищей для духов мечей.

Благодаря помощи Силы Хаоса мощь духов мечей немедленно увеличилась. По мере того, как они набирали силу, их способность обращать инь и ян и нарушать законы становилась все больше, благодаря чему все небесные секреты в окружении были немедленно скрыты.

Небесные тайны были сокрыты, а законы — нарушены. Сила небесных путей сразу же потеряла цель, как если бы она была ослеплена. Спустя некоторое время бездействия она медленно рассеялась.

Однако духи мечей не остановились. Они продолжали использовать свою изначальную энергию для поддержания смены инь и ян, продолжая нарушать законы и скрывать небесные пути, чтобы небесные пути во внешнем мире не ощутили происходящие здесь события.

В данный момент все происходящее здесь действительно ускользало от небес. Они обманывали сами небеса.

Цзянь Чену в это время тоже было нелегко. Духи мечей явно должны были поддерживать нарушение законов в течение довольно длительного периода времени. Пока духи мечей продолжали процесс, он должен был обеспечивать их Силой Хаоса.

Цзянь Чен немедленно нахмурился, когда почувствовал, с какой скоростью истощалась его Сила Хаоса.

Так было потому, что она истощалась в несколько сотен раз быстрее или даже в тысячу раз быстрее, чем во время сражения. Он почти мог ощущать, как его Нейдан Хаоса уменьшается.

— Интересно, сколько ресурсов мне придется израсходовать, чтобы пополнить утраченную Силу Хаоса. Однако, если дух Священной Реликвии преуспеет, оно будет того стоить, независимо от того, сколько Силы Хаоса я израсходую, — подумал Цзянь Чен. Он сидел на земле, проходя на бездонный источник энергии, поддерживавший духов мечей.

Дух артефакта полностью исчез. Даже Цзянь Чен не мог его почувствовать. Казалось, что он полностью слился с окружающим пространством.

Однако, поскольку духи мечей продолжали действовать, это означало, что дух артефакта еще не достиг успеха.

Время незаметно шло. Целых два дня спустя духи мечей, наконец, остановились и вновь превратились в мужчину и женщину.

Однако их фигуры стали более расплывчатыми, чем прежде. На их лицах виднелось истощение, они явно перенапрягли себя.

— Мы успешно скрыли происходящее от небес. Это все, чем мы можем помочь. Завершится ли процесс слияния с Башней Сияния полностью, будет зависеть лишь от него. Мы лишь можем ждать окончательного исхода, — тихо сказал Цзы Ин. После этого он и Цин Суо превратились в две полосы света и вернулись в тело Цзянь Чена. Они погрузились в глубокий сон.

Цзянь Чен остался сидеть на земле, глядя на бесплодный мир, туман в котором уже почти рассеялся. Он чувствовал желание внутри себя.

— Дух артефакта, ты должен добиться успеха. Ты не можешь нас подвести!

Внезапно зрачки Цзянь Чена сузились. Он смотрел сквозь туман на несколько десятков тысяч километров вперед.

Поскольку туман в Башне Сияния рассеялся, оказываемое им подавление на Цзянь Чена также снизилось. В результате, он мог хорошо видеть на несколько десятков тысяч километров вдаль.

Он отчетливо увидел, что сюда быстро приближались восемь стражей и Дунлинь Яньсюэ.

— Мне нужно уйти, — Цзянь Чен встал, стер все следы, после чего тихо ушел.

Вскоре после его ухода Дунлинь Яньсюэ и восемь стражей достигли этого места.

— Странно. Источник беспокойства должен быть здесь. Но здесь все нормально. В этом месте нет ничего необычного, — восемь стражей внимательно изучили все окрестности. Они были озадачены.

— Используйте восприятия души, — сказала Дунлинь Яньсюэ.

— Из-за воздействия тумана мы можем расширить восприятие души лишь на несколько десятков километров, но мы уже проверили этот диапазон. Мы ничего не нашли, — ответил один из стражей.

— Туман рассеялся без всякой причины. Должно быть, в священном павильоне что-то произошло. Мы опоздали, — сказал другой страж.

После этого по просьбе Дунлинь Яньсюэ стражи прочесали каждый дюйм в пределах тысячи километров.

Результат был очевиден. Они ничего не нашли.

Цзянь Чен сидел на холме в десяти тысячах километров от них. Первоначально он вошел в священный павильон ради высокоуровневого метода культивации для Сияющих Святых Мастеров, но сейчас у него не было настроения искать древние отпечатки, дрейфующие в этом мире.

Успех или неудача духа артефакта была для него во много раз важнее методов культивации. Даже если бы перед ним появился метод культивации Великого Высшего, это не заставило бы его перестать беспокоиться о духе артефакта.

К сожалению, он не знал о положении духа артефакта и ничего не мог с этим поделать. Он мог лишь терпеливо ждать.