Глава 2372. Изменение Гунсунь Чжи

Юй Чэнь, лидер Сияющего Святого Храма, очень долго не общался с духом артефакта Башни Сияния. Однако информация, которую он за столь короткое время узнал от духа артефакта, потрясла его разум больше, чем что-либо прежде.

Несмотря на то, что он был могущественным Высшим Праймом и обладал стальным разумом, он все равно был поражен.

— Члены Имперского Клана рождаются миром… — Юй Чэнь почувствовал горечь. Родословная Боевой Души была смертельным врагом Сияющего Святого Храма. Когда они встречались друг с другом, начиналось сражение насмерть. Для них было невозможно прийти к компромиссу.

На самом деле, в нескольких древних архивах Сияющего Святого Храма хранились четкие записи о том, что они полностью истребляли Родословную Боевой Души.

Будь то Сияющий Святой Храм или Родословная Боевой Души, они существовали бесчисленное количество лет. За это время вспыхивали бесчисленные конфликты различного масштаба. В прошлом Родословная Боевой Души даже несколько раз была истреблена Сияющим Святым Храмом. Они убивали всех членов Родословной Боевой Души, и Гора Боевой Души оставалась пустой.

Однако мир рождал новых членов Родословной Боевой Души, поэтому даже если умирали все, в будущем появлялись новые.

Все секретные техники и наследие Родословной Боевой Души хранились в отпечатках на Горе Боевой Души. Следовательно, если они достигали Горы Боевой Души, то получали возможность перенять все наследие.

Именно из-за этого наследие Родословной Боевой Души по-прежнему существовало.

Теперь, когда Родословная Боевой Души, которую Сияющий Святой Храм в прошлом уже несколько раз истреблял, на самом деле была названа духом артефакта Башни Сияния Имперским Кланом, а они, Священные Мастера, оказались гражданами Имперского Клана, все это стало похоже на шутку.

Если бы человек, сказавший это, не был духом артефакта высшего сокровища, Сияющего Святого Храма, то лидер Сияющего Святого Храма, вероятно, уже убил бы его ударом ладони.

— Поскольку Родословная Боевой Души — это Имперский Клан, почему они такие слабые? Насколько мне известно, никому из них за всю историю не удавалось стать Высшим Праймом… — серьезным тоном спросил лидер Сияющего Святого Храма.

— Каждый член Имперского Клана — чрезвычайно могущественное существо. Они боги-защитники вечного государства. Что касается того, почему они стали такими слабыми, вероятно, что-то случилось с Имперским Кланом после того, как мой хозяин скончался… — в голове Юй Чэня раздался голос духа артефакта.

Юй Чэнь замолчал и больше не затрагивал тему Родословной Боевой Души. Он продолжил спрашивать:

— Раз вы очнулись, значит, вы выберете нового мастера? Если вы выберете нового мастера, будет ли он членом Имперского Клана или потомком вашего прежнего хозяина? Или, может, это будет кто-то еще?

— Мой мастер мертв, но… — дух артефакта внезапно смолк.

— Дух артефакта… — Юй Чэнь позвал после того, как немного подождал. После того, как дух артефакта перестал ему отвечать, он начал взывать к нему, но в конце концов так и не получил ответа.

Казалось, будто его контакт с духом артефакта был потерян.

Он не был способен ощутить присутствие духа артефакта. Если дух артефакта не свяжется с ним первым, он ничего не сможет сделать.

В конце концов, уровень Башни Сияния был слишком высок, кроме того, она находилась практически в идеальной форме, в отличие от поврежденной Башни Анатта. Даже имея силу, лидер Сияющего Святого Храма не мог действовать так, как ему хотелось, находясь в Башне Сияния.

***

В то же время, в неизвестном пространстве внутри Башни Сияния на земле сидел мужчина средних лет в белых одеждах.

Этот мужчина средних лет был духом артефакта Священной Реликвии, который раньше сопровождал Цзянь Чена.

Теперь его статус резко изменился. Он стал духом артефакта Башни Сияния, что подняло его статус на совершенно новый уровень.

Дух артефакта слегка дрожал. Его тело то становилось прозрачнее, то вновь казалось материальным. Его состояние было крайне нестабильным.

На самом деле, у него — духа артефакта — вообще не было тела. Хотя тело, которым он обладал сейчас, со стороны не отличалось от тела из плоти и крови, это была всего лишь душа, сконденсировавшаяся из энергии.

Сила духа артефакта была нестабильной, что сказывалось на его душе. Из-за этого его тело то появлялось, то исчезало.

— Нет. Мой хозяин жив. Мой хозяин — Цзянь Чен. Цзянь Чен — мой настоящий хозяин, — яростно взревел дух артефакта. Свет в его глазах быстро изменялся, казалось, будто два совершенно разных разума сцепились в напряженной битве.

— Я поглотил остатки сознания духа артефакта Башни Сияния. Остатки сознания духа артефакта содержат не только воспоминания, но также и мысли. Его мысли влияют на меня, они пытаются тайно повлиять на меня. Хотят, чтобы я стал им. Но это невозможно.

— Остатки сознания духа артефакта, даже не думайте исказить мой разум. Я никогда не стану вами, поскольку я перестану быть собой, если это произойдет… — дух артефакта зарычал, изо всех сил стараясь подавить влияние остаточного сознания.

***

Стоявший перед стелой Юй Чэнь, наконец, вздохнул и отказался от ожидания, поскольку дух артефакта не ответил даже спустя долгое время.

— Лидер, вы должны уже знать о моей личности. Хозяин Башни Сияния — мой предок. Наследие предка выбрало меня, но важнейший метод культивации в наследии с помощью коварного метода был украден Цзянь Ченом из Родословной Боевой Души. Я надеюсь, что лидер как можно скорее сможет забрать его и вновь сделать наследие предка полным.

Когда Юй Чэнь открыл глаза, заговорил стоявший позади него Гунсунь Чжи — владыка Пика Палящего Солнца. В его голосе чувствовался нескрываемый гнев. Он совершенно не проявил уважения к лидеру Сияющего Святого Храма. Вместо этого он действовал так, будто они были равны.

Собственно говоря, в его поведении даже чувствовался намек на высокомерие.

Как будто Гунсунь Чжи чувствовал, что поскольку он был потомком хозяина Башни Сияния и в его венах текла кровь Великого Высшего, его статус превосходил статус лидера Сияющего Святого Храма.

Юй Чэнь хорошо ощущал изменения в Гунсунь Чжи. Он чуть нахмурился и сказал слегка серьезно:

— Это вопрос должен рассмотреть верхний эшелон священного храма. Это не то, о чем вам следует беспокоиться. Просто делайте то, что следует, — после этих слов Юй Чэнь ушел.

После ухода Юй Чэня лицо Гунсунь Чжи постепенно помрачнело. Он посмотрел в том направлении, в котором ушел лидер Сияющего Святого Храма, и подумал:

— Когда-то ты был лидером Сияющего Святого Храма. Ты стоял высоко, и я мог лишь смотреть на тебя. Но теперь я стал потомком Великого Высшего, его кровь течет во мне. Я получил наследие Великого Высшего, поэтому мои будущие достижения стали безграничными. Рано или поздно ты поклонишься мне в ноги, однажды я тоже стану лидером храма, — уверенность Гунсунь Чжи возросла.

— Гунсунь Чжи, хотя ты и потомок хозяина Башни Сияния, мне кажется, ты не должен так разговаривать с лидером, — сказала нахмурившаяся Дунлинь Цюшуй из-за спины Гунсунь Чжи.

Гунсунь Чжи холодно фыркнул:

— Тебе не нужно совать нос в мои дела. Дунлинь Цюшуй, поскольку ты вместе со мной сражалась против Цзянь Чена, на этот раз я оставлю твои слова без внимания. Если ты вновь осмелишься проявить ко мне неуважение, я заставлю дух артефакта прогнать тебя.

Гунсунь Чжи повернулся и уставился на Дунлинь Цюшуй, холодно сказав:

— Хотя в данный момент я не являюсь хозяином Башни Сияния, Башня Сияния происходит от моего предка, я уже получил наследие предка. Вскоре я унаследую и Башню Сияния, тогда дух артефакта примет меня в качестве нового хозяина.

Дунлинь Цюшуй посмотрела на отстраненного Гунсунь Чжи, ничего не сказав.

Она не сомневалась в словах Гунсунь Чжи. Вероятно, не было другого более подходящего человека, чем Гунсунь Чжи, для унаследования Башни Сияния.

В конце концов, все было определено еще тогда, когда наследие Великого Высшего самостоятельно признало потомка прежнего хозяина.

— Дунлинь Цюшуй, не спорь с ним. С тех пор, как Гунсунь Чжи получил наследие Великого Высшего, он изменился. Он больше не тот Гунсунь Чжи, что раньше, — в голове Дунлинь Цюшуй раздался голос владыки Пика Небесного Взора.

Дунлинь Цюшуй вздохнула. Она послушала владыку Пика Небесного Взора и не стала спорить с Гунсунь Чжи.

Она уже стала поздним Королевским Богом, поэтому ей придется провести очень долгий период времени в Башне Сияния. Она не осмеливалась выходить наружу, на тот случай, если появится таинственный эксперт, специально нацелившийся на поздних Сияющих Королевских Богов.