Глава 2413. Плод Пути созревает

Некоторое время спустя Хэй Я перестал использовать свои врожденные способности. Он медленно открыл глаза. В его взгляде на Цзянь Чена виднелась небольшая нерешительность. Он сказал:

— Мастер, я могу лишь приблизительно чувствовать ваше положение, и иногда ваше местоположение ощущается неверно. Моя врожденная способность, кажется, находится под влиянием таинственной силы, из-за чего ощущение становится смутным. Ощущать других намного проще.

— Возможно, мои чувства притупились из-за увеличения силы мастера. На самом деле, мои врожденные способности эффективны не против всех. Если я встречу человека намного могущественнее меня, мои врожденные способности будут бесполезны против него.

— Хэй Я, знаешь ли ты какие-нибудь методы, которые могут позволить не быть обнаруженным с помощью твоих врожденных способностей? — спросил Цзянь Чен. Теперь он был почти уверен в том, что преследовавший его таинственный эксперт обладал способностями, аналогичными Хэй Я.

Врожденные способности Хэй Я становились значительно менее эффективными при большой разнице в силе. Человек, который преследовал их, был пиковым экспертом, поэтому, учитывая его впечатляющий уровень культивации, ему было несложно почувствовать их местоположение.

Хэй Я нахмурился и некоторое время думал, после чего покачал головой, чтобы выразить то, что он не знал ответ на этот вопрос.

Во взгляде Цзянь Чена промелькнуло разочарование. Он позволил Хэй Я вернуться в божественный храм. Хотя Хэй Я также был экспертом Первобытного Царства, он ничем не мог помочь ему в текущей ситуации.

— Цзянь Чен, таинственный эксперт, становится все ближе и ближе. Если мы войдем в диапазон его восприятия души, он ощутит наше точное местоположение. Нас догонят в мгновение ока, — сказала Кай Я. Она тоже волновалась.

В данный момент они находились вне пределов досягаемости восприятия души обычного Высшего Прайма, поэтому Старейшина Гор и Морей не мог определить их точное местоположение. Он лишь мог снова и снова использовать свою врожденную способность.

Однако если расстояние между ними уменьшится и восприятие души Старейшины Гор и Морей достигнет их, то Старейшине Гор и Морей понадобится всего одно мгновение, чтобы остановить Цзянь Чена и Кай Я.

— Сейчас мы лишь можем покинуть это место и войти в пространственную трещину, — холодно и решительно сказал Цзянь Чен.

После этого он покинул крошечный Пространственный Корабль и возник в открытом космосе. Вынув сияющий Меч Девяти Звезд Небесных Путей проделал в космосе дыру длиной несколько метров.

— Пойдем! — крикнул Цзянь Чен. Он убрал меч и вошел в трещину вместе с Кай Я.

Пространственная трещина была заполнена ужасающими энергетическими потоками и временными вихрями, что делало ее чрезвычайно опасной. В таком месте даже эксперты Первобытного Царства могли оказаться в опасной для жизни ситуации.

Цзянь Чен стал осторожен после того, как вошел в пространственную трещину. Даже после достижения 14-го Слоя Тела Хаоса и обретения боевой силы, которая могла сравниться с Бесконечными Праймами 6-го Небесного Слоя, он не осмеливался действовать здесь безрассудно.

— Надеюсь, мы сможем избавиться от него здесь, — подумал Цзянь Чен. Затем он вынул Башню Анатта и вошел в нее вместе с Кай Я. Они начали двигаться сквозь пространственную трещину так быстро, как только могли, полагаясь на прочность Башни Анатта.

Вероятно, только пиковые божественные артефакты, столь же могущественные, как Башня Анатта, могли бесстрашно перемещаться через столь опасное место, как пространственная трещина.

Вскоре после того, как Цзянь Чен и Кай Я вошли в пространственную трещину, Старейшина Гор и Морей появился там, где они находились.

Он закрыл глаза, и какое-то время пытался ощутить их, после чего, удивившись, пробормотал:

— Они действительно исчезли. Я больше не чувствую их местоположения. Похоже, они могли чувствовать меня, поэтому постоянно меняли направление. Как они узнали?

Постепенно на лице Старейшины Гор и Морей проявилась холодная улыбка:

— Но это не имеет значения. Они точно не смогут от меня сбежать, — взгляд Старейшины Гор и Морей сразу стал более глубоким. В его глазах начали переплетаться законы, пути мира изменились, став более глубокими.

Его взгляд, казалось, мог видеть суть времени, позволяя ему вглядываться в прошлое и будущее, он мог видеть высшие тайны мира. Казалось, что перед ним отчетливо проявились многие тайны мира.

Старейшина Гор и Морей был Высшим Праймом. Он постиг законы до чрезвычайно глубокого уровня. Несмотря на то, что он не был близок к Великим Высшим, которые, по большому счету, сами стали небесными путями, он все же был чрезвычайно могущественным. Он знал различные невероятные и исключительные техники.

Очень скоро взгляд Старейшины Гор и Морей вновь стал нормальным. Казалось, он обнаружил, где именно Цзянь Чен и Кай Я вошли в трещину. Он усмехнулся и также разорвал пространство, после чего вошел в пространственную трещину.

Старейшина Гор и Морей мог ощущать местоположение Цзянь Чена в пространственной трещине. Однако законы здесь были хаотичными, а окружающая среда — ужасающей, что сильно влияло на его способности. В результате, ему требовалось немного больше времени на использование своих способностей, когда он их активировал.

Цзянь Чен и Кай Я контролировали Башню Анатта, они двигались на максимальной скорости, постоянно меняя направление.

— Этот человек определенно не так быстр, как Лазурный Король Пэн. Надеюсь, мы сможем избавиться от него здесь, — подумал Цзянь Чен, но очень скоро он вновь ощутил опасность.

Из-за этого его сердце пропустило такт. Очевидно, за ними вновь гнались.

Он сразу же изменил направление движения Башни Анатта, направившись в самые опасные места. Он направился к временным вихрям.

Он отчетливо помнил, как в прошлый раз ему удалось избавиться от Лазурного Короля Пэн.

Башня Анатта сразу превратилась в золотую полосу света и начала прорываться через временный вихрь за временным вихрем.

Это была хорошая идея, но, в конце концов, Старейшина Гор и Морей, не был Лазурным Королем Пэн. Когда во время преследования он сталкивался с временными вихрями, он ловко избегал их. Он не бросался через них безрассудно, подобно Лазурному Королю Пэн.

Поскольку он уклонялся от них, временные вихри не предоставляли для него опасности, учитывая его культивацию Высшего Прайма.

Даже если он не мог уклониться от них, он мог просто делал больший крюк.

Даже несмотря на то, что ему приходилось избегать временных вихрей, это не отнимало у него слишком много времени. В худшем случае, он просто догонит Цзянь Чена немного позже.

Очевидно, Старейшина Гор и Морей был осторожнее, чем Лазурный Король Пэн.

В результате, идея Цзянь Чена не оказалась особенно эффективной. Расстояние между ними и Старейшиной Гор и Морей постепенно сокращалось. Если так будет продолжаться, был лишь вопрос времени, когда они будут пойманы.

***

В это же время в величественном дворце, располагавшемся в самом центре Процветающей Земли, прямо в воздухе восседала фигура.

Она была скрыта бесконечным светом, из-за чего казалась расплывчатой и туманной.

Однако этот человек излучал настолько устрашающую ауру, что она могла заставить мир содрогнуться. Хотя он просто сидел в воздухе, казалось, что весь мир, вся вселенная преклонялись перед ним.

Казалось, что этот человек был верховным правителем мира!

Казалось, что он был единственным богом в мире!

В следующий момент фигура медленно открыла глаза. Они были холодными, бесстрастными и спокойно смотрели вперед.

Внезапно пространство впереди искривилось, превратившись в зеркало. И это зеркало отображало сцену того, как Цзянь Чен и Старейшина Гор и Морей двигались через пространственную трещину.

Будь то Анатта Башня, постоянно менявшая направление или преследующий ее Старейшина Гор и Морей, все было видно очень отчетливо.

Холодный взгляд упал на Башню Анатта. Этот взгляд, казалось, мог проникнуть в Башню Анатта и увидеть все, что происходит внутри.

— Плод путей созревает… — послышался голос. Казалось, что этот голос обладал всеми звуками мира, из-за чего было невозможным определить пол его владельца.

Затем фигура медленно закрыла глаза, и сцена, возникшая впереди, исчезла.