Глава 2492. Опьяняющее зелье

Шангуань Му-эр остановилась, когда услышала слова Джун Кона. В ее взгляде появились антипатия и сильное отвращение. Если до этого она все еще сохраняла какие-либо связи с Джун Коном, в этот момент они были полностью разорваны.

— Это то, чего хочет предок Лянь Ци? — спросила Шангуань Му-эр, не оглядываясь. Ее голос был очень холоден.

— Младшая, мой мастер думает о твоем благе. За тобой наблюдают многие пиковые организации. Они ни перед чем остановятся. Если ты продолжишь говорить о том, что Цзянь Чен — твой партнер, он будет убит людьми из этих пиковых организаций. В конце концов, крохотный человек без происхождения не может получить снисхождение со стороны этих организаций.

Джун Кон подошел к Шангуань Му-эр и смело заявил:

— Но с твоим старшим все по-другому. Я — гений Даосской Секты Божественного Звука. Если мы сойдемся вместе и объявим, что мы стали партнерами, пиковые организации, которые сейчас нацелены на младшую Му-эр, ничего не смогут сказать.

— В конце концов, несмотря на то, что наша Даосская Секта Божественного Звука пришла в упадок, мы не настолько маленькая секта, которую может затоптать любой. Более того, культивация Предка Ветра уже достигла пика. Как только она совершит прорыв, наша Даосская Секта Божественного Звука снова встанет в ряды высших организаций.

— Старший, тебе лучше отказаться от этой мысли. У меня будет лишь один муж, и это Цзянь Чен. Даже если мой муж умрет, я никогда не стану партнером другого человека, — твердо заявила Шангуань Му-эр.

Джун Кон преисполнился ревности, когда услышал о решимости Шангуань Му-эр. Однако он этого не показал этого. Он лишь тихо вздохнул и сказал:

— Младшая, что же такого хорошего в этом Цзянь Чене? Почему ты не можешь забыть о нем?

Шангуань Му-эр ничего не ответила. Она вышла из Пещеры Демонического и Божественного. В данный момент она чувствовала сильное разочарование в Даосской Секте Божественного Звука.

Если бы эта идея исходила от Джун Кон, ее мнение о секте осталось бы прежним. Она все равно признавала бы секту.

Однако эта идея пришла от Лянь Ци — одного из четырех предков Даосской Секты Божественного Звука, и это сильно разочаровало ее.

Джун Кон посмотрел прямо на Шангуань Му-эр в ответ, и его взгляде промелькнула решимость. Он сказал:

— Младшая, раз ты такая бессердечная, ты не можешь винить старшего, — в руке, которую он держал за спиной, возникла темно-красная пилюля.

Эта пилюля имела название Опьяняющее Зелье. Она исходила от его мастера Лянь Ци, который был одним из четырех предков Даосской Секты Божественного Звука.

Единственное назначение Опьяняющего Зелья — утопить людей в похоти. Его эффект был чрезвычайно сильным, эта пилюля имела Божественный Уровень. Не говоря уже о Королевских Богах, даже Бесконечные Праймы или более слабые Хаотические Праймы не смогли сдержать свою похоть, если бы попали под ее воздействие. Они утратят рассудок и подчинятся похоти.

Джун Кон держал Опьяняющее Зелье, глядя прямо на Шангуань Му-эр. Он невольно злобно улыбнулся, после чего легким усилием раздавил пилюлю.

Сразу же над Опьяняющим Зельем поднялся слабый красный туман. Это туман двигался очень быстро, за мгновение, заполнив всю Пещеру Демонического и Божественного, после чего распространился еще дальше.

Всего за три секунды все три пещеры заполнились красным туманом. Шангуань Му-эр также оказалась внутри него.

Эффект от пилюли был поразительно сильным. Она мгновенно повлияла на Джун Кона. Его глаза стали алыми.

— Младшая, прости меня. Я тоже никогда не хотел этого делать. Просто я слишком сильно хочу тебя. После сегодняшнего дня ты станешь моей, — серьезно сказал Джун Кон, дыхание которого становилось все тяжелее и тяжелее. В его алых глазах вспыхнуло пламя похоти.

Шангуань Му-эр медленно повернулась. Ее взгляд оставался ясным, но в данный момент он был очень острым. Было очевидно, что зелье это никак не повлияло на нее.

Цитра Демонического Плача размером с ладонь тихо парила над ее головой, излучая слабый свет, окутавший ее.

Казалось, что она, окутанная светом, стояла в другом мире, который был окружен красный туманом. Когда туман приближался к ней, он совершенно не влиял на нее.

Шангуань Му-эр посмотрела на Джун Кона, который был подобен зверю в гоне, и в ее взгляде промелькнуло убийственное намерение, которого она не показывала много лет. Оно было ужасающим. Она холодно сказала:

— Джун Кон, раз ты хочешь выкопать себе могилу, я позволю тебе получить искомое. С этого момента мы больше не старший и младший.

То, что Джун Кон использовал такую пилюлю, сильно разозлило Шангуань Му-эр. Цитра Демонического Плача со вспышкой возникла в ее руках и увеличилась до обычного размера. Она начала мягко перебирать струны своими тонкими пальцами.

Сразу же послышалась чарующая мелодия. Казалось, что она могла проникнуть через любые преграды.

Когда Джун Кон услышал эту мелодию, его тело слегка напряглось. Его взгляд сразу стал пустым, было похоже на то, что он потерял душу и превратился в зомби.

Он полностью находился под контролем мелодии.

Дух артефакта Цитры Демонического Плача уже пробуждается. Шангуань Му-эр уже получила полное наследие Третьего Предка от духа артефакта, поэтому ее владение цитрой приблизилось к совершенству. Она с легкостью полностью контролировать Джун Кона.

В этот момент, без всякого преувеличения, Джун Кон на время стал марионеткой Шангуань Му-эр. Его душа была под ее контролем. Его судьба полностью находилась в руках Шангуань Му-эр.

Джун Кон издал глубокий звериный рев. Под контролем Шангуань Му-эр он вылетел из запретных земель.

Пик Лунного Облака был горой, где проживали все ученики женского пола Даосской Секты Божественного Звука. Немного вдалеке, в парящем горячем источнике, играла стайка девушек с белоснежной кожей и стройными телами. Время от времени слышались визги и смех.

Здесь все ученицы мылись и купались.

Внезапно издали вылетела фигура, которая остановилась над Пиком Лунного Облака.

Это был Джун Кон.

Однако Шангуань Му-эр перестал контролировать его сразу, как только он прибыл сюда. В результате, он вновь обрел контроль над собой, но, поскольку он находился под действием пилюли, он полностью погрузился в похоть.

Словно зверь в гон, он парил над Пиком Облачной Луны, тяжело дыша. Он перевел взгляд на горячий источник, в котором купались девушки-ученицы, и издал глубокий рев. Он бросился вперед, словно бык.