Глава 1039. Благодаря Тебе

«Младший Дин, ещё есть время закончить весь этот фарс». Ли Муюнь медленным шагом направился к алтарю.

«Здесь ты ошибаешься». Дин Хао взглянул на него с высока и спокойно сказал: «Теперь тебе надо называть меня, согласно положению, Великий Мастер-дядя Дин».

Ли Муюнь слегка улыбнулся: «Насколько я помню, Младший Дин, ты всегда говорил, что не стоит обращаться внимания на старшинство в Секте в личных вопросах. К тому же когда-то ты действительно был для меня младшим, и по знаниям, и по умениям. Почему же тогда мне нельзя так тебя называть?»

«Я говорил такое моим друзьям». Презрительно хмыкнул юноша. «Тебя среди них нет».

«Теперь ты сам злишься, почему? Потому что я прервал твою свадьбу? Это достойно злости?» Ли Муюнь сказал с улыбкой: «Кто бы мог подумать, что защитник всего человеческого Дао Снежной Провинции настолько заурядный человек».

Дин Хао рассмеялся и холодно улыбнулся, и сказал: «Ты думаешь, что ради репутации я буду вежлив с человеком, который помешал моей свадьбе? Хватит глупостей, Ли Муюнь, говори, зачем ты здесь?»

Ли Муюнь кивнул и без капли злости сказал: «Я пришёл остановить свадьбу».

«Почему?» Холодно посмотрел на него Дин Хао.

«Причины…» Ли Муюнь спокойно заговорил: «Причин очень много. К примеру, ты женишься сразу на четырёх женщинах, что противоречит порядкам, которые установили предки. К тому же все, на ком ты женишься — выдающиеся ученицы Секты Пытливого Меча. Кто знает, может ты силой заставил их за себя выйти? Хе-хе, плохо, когда у тебя репутация человека, который давит на мужей и забирает их жён. К тому же ты Старейшина Секты Пытливого Меча, а женился на девушках младшего поколения. Ли Лань так и вообще Глава Секты, всё это подозрительно».

После его слов по всей площади прокатились голоса.

Ярость на лице Дин Хао сразу же ушла.

Он кивнул и сказал: «Теперь я понял».

«Что понял?» Спросил Ли Муюнь, улыбаясь: «Что ты совершил ошибку?»

Дин Хао покачал головой: «Я понял зачем ты сегодня пришёл».

Ли Муюнь усмехнулся: «Зачем же?»

Дин Хао медленно проговорил: «Ты пришёл умереть».

После его слов Ли Муюнь немного переменился в лице и сказал, улыбаясь: «Что? Ты понял, что я говорю правду и решил задавить меня силой и влиянием?»

Дин Хао хотел было ему ответить, как вдруг не сдержались другие ученики Секты.

Ван Цзюэфэн скривился и прокричал: «Ли Муюнь, кем ты себя возомнил? Все эти годы ты пропадал непонятно где, ты ни разу не помог Секте, пока она была в опасности, а когда ты вернулся первым делом ты решил начать чинить проблемы? Что за ястребом ты себя возомнил, чтобы так себя вести?»

Чэнь Шэн и Сун Цзютянь одновременно скривились.

Они всё ещё верили в Ли Муюня, но вынуждены были признать, что слова Ван Цзюэфэня были правдивы. Дин Хао уже много лет держал на себе Секту Пытливого Меча, в то время как Ли Муюнь так и остался обычным, незначительным учеником. У него не было права такое говорить.

Ли Муюнь посмотрел на Ван Цзюэфэня, презрительно усмехнулся и сказал: «Как ты смеешь мне такое говорить? Ты собачка у Дин Хао на коленях, кем бы ты был, если бы не он?»

Ван Цзюэфэн разозлился: «Тогда ты хуже собаки, ты…»

Договорить он не успел.

«Хе-хе-хе-хе, жалкие муравья, как вы смеет говорить такое юному мастеру, вас надо наказать, иначе вы никогда не узнаете, как велики небеса и сколь глубока земля…» Раздался смех похожий на крик филина.

Из-за спины Ли Муюня выпрыгнула тень. Она ринулась на Ван Цзюэфэня.

«Стой!»

Два культиватора тела уже были на месте. В ярости они ринулась на него.

Пенг~, Пенг~!

И сразу же воинов на пике стадии Святого бросило назад.

Тень была чрезвычайно сильна.

Она вот-вот должна была схватить Ван Цзюэфэня, как вдруг раздался свист меча и яркий свет отрубил чёрный коготь.

«Хм? Три Тысячи Предельных Мечей?» Тень удивлённо вскрикнула и ринулась назад.

Она явно опасалась встречать свет меча своей ладонью.

Меж тем перед Ван Цзюэфэням выступил Фан Тяньи. Лицо его было серьёзным, у него за спиной появились иллюзорные клинки, словно павлин расправил свой хвост. Он казался ненастоящим, мечей внутри было множество, юноша превратился в несравненного бога Меча, из него хлынула жажда крови.

«Раб, как ты смеешь устраивать беспорядки в моей Секте Пытливого Меча?» Усмехнулся Фан Тяньи.

Меж тем напротив него проявилась костлявая тень в чёрном. Он был очень горбатым, в его чёрной мантии вихрился чёрный туман. Аура его была чрезвычайно грозной. Он казался злым духом.

Когда все собравшиеся его увидели, они почувствовали холодок.

Это был очень сильный воин.

«Хи-хи, кто бы мог подумать, что в этой пустоши объявится наследник Трёх Тысяч Предельных Мечей». Странный дух пугающе усмехнулся и сказал: «Но ты всё ещё слаб, мальчишка. Если бы здесь был сам Ши Ихуан, я бы проиграл, а тебе до него далеко…»

Фан Тяньи усмехнулся: «Проверим».

К этому времени уже все собравшиеся на площади поняли, что быть беде. На слабых воинов навалилось ужасное давление, они сразу же побледнели. Тела их разрушались. Они не могли сдерживать силу действительно могучих воинов.

Дин Хао махнул рукой.

Площадь наполнили золотистые китайские письмена.

В мгновения ока всё давление вокруг исчезло.

Люди расслабились, но всё равно перепугались и отступили назад. Только некоторые, могучие мастера могли сдержать такое давление.

Люди были в шоке.

В Секте Пытливого Меча неожиданно объявился невероятно сильный воин. Некоторые знали, что этот Фан Тяньи когда-то был вместе с Дин Хао учеником Института Лазурной Рубахи. Он был талантлив, но о нём почти не знали. Откуда у него такая мощь?

«Извините за беспокойство и прошу всех подождать. Я спроважу эту пару, и мы продолжим». Дин Хао взял кулак в руку и кивнул собравшимся.

Затем он мелькнул и сразу же оказался у подножия алтаря.

«И это всё на что ты способен?» Дин Хао вызывающе взглянул на Ли Муюня и сказал: «Ты столько раз пытался убить меня, и каждый раз проигрывал. Похоже ты ничего так и не понял. Сколько можно испытывать моё терпение? Думаешь, я не посмею тебя убить?»

Ли Муюнь оставался невозмутим. Он сказал: «Я не знаю о чём ты».

Юноша усмехнулся: «Скоро поймёшь».

Ли Муюнь слегка улыбнулся: «Я решил помешать тебе потому что ты и вправду совершаешь ошибку. Ты слишком много о себе возомнил и растерял прежнюю скромность. Ты направил Секту Пытливого Меча на ложный путь. Раз ты не хочешь исправляться, я тебя одолею и займу твоё место. Я верну всё как положено».

Провокация на лице Дин Хао стала ещё более явной.

«Смешно, кем ты себя возомнил? Ты бросил Секту и стал безликим духом. Ты много лет прятался и не смел возвращаться». Фан Тяньи усмехнулся: «И теперь тебе вдруг захотелось заменить старшего Дина? Много ты о себе возомнил, он сделал для Секты больше чем ты всю свою жизнь».

Ли Муюнь улыбнулся: «Моя жизнь будет долгой, мы ещё посмотрим».

Фан Тяньи усмехнулся и хотел было ещё что-то сказать, но Дин Хао махнул рукой, и он замолчал.

«Ладно, хватит слов, пришло время решить это раз и навсегда. Забери её». Дин Хао кинул Ли Ланю бронзовую маску, а затем взглянул на него и на чёрного духа и ясно прокричал: «Давайте, мастер и раб, нападайте. Покажите мне, на что способна Секта Духа Подземного Мира».

Стоило его голосу затихнуть, как аура Дин Хао взмыла в небеса.

Четыре клинка Намерения Меча прорезали пространство и ударились в землю, вырисовывая иероглиф «рот» (1). Собравшиеся почувствовали нежную силу, их потянуло назад.

Сразу же вокруг юноши и остальных появились кристаллические стенки. Они заперли Дин Хао, Ли Муюня и странную тень на своеобразном поле боя.

Зазвучали крики.

Дин Хао решил один сражаться против двух?

Откуда у него такая вера в себя?

Странная тень показала Божественную мощь и в то же время была крайне почтительна к Ли Муюню. Значит и сам он был её не слабее. Как Дин Хао будет сражаться сразу против двух Божественных?

Люди в шоке рассматривали стены из сверкающего молниями Намерения сабли.

Даже воины из Секта Лазурных Облаков и прочих больших фракций переменились в лицах. На первый взгляд стены из Намерения Сабли казались очень нежными, но на самом деле даже пиковый Святой сразу же превратиться в пепел, если к ним притронется. Внутри них была огромная сила.

Насколько же силён был Дин Хао, если он создал эти стены столь непринуждённо.

Это была самая настоящая воздушная клетка.

Ли Муюнь поймал бронзовую маску и тихо её осмотрел. Он о чём-то думал. Спустя долго время он вдруг засмеялся.

Его смех был громким и безумным, он был яростным. Раньше он смеялся совершенно по-другому.

Спустя несколько секунд он прекрати смеряться. Незаметно для всех в его глазах промелькнул свет.

Ли Муюнь медленно поднял голову. В уголках его рта появилась странная улыбка: «Достойно, Дин Хао. Я делал всё тайно, но ты всё равно меня узнал…»

Не успел он договорить, как вдруг надел бронзовую маску себе на лицо.

Сразу же его аура изменилась. На замену Ци яростного дракона или властного тигра пришёл призрачный холод. Его белая мантия вдруг стала чёрной, словно на неё пролили чернила.

Все увидели страшный бронзовый лик.

«Эта битва будет всему точкой. Я стал тем, кто я есть благодаря тебе». В его голосе звучала мрачная ярость. Ли Муюнь загорелся чёрным пламенем.

Он походил на чёрное солнце, которое пожирает всё вокруг.

Это был наследник Секты Духа Подземного Мира.