Глава 1095. Лодка как Листок на Воде

И в это время…

«В атаку!»

Дин Хунлэй подняла руку, и голос её прогремел точно гром.

В следующую секунду десять тысяч воинов, которые держали щиты, пробежали немного вперёд и одновременно подняли свои копья и встали в странные позы. Под ногами у них дрожала земля, словно она не могла их удержать. Они были похожи на львиную стаю.

А потом все они разом подняли руки и выкинули копья.

Серебристый свет промчался по небу.

Будто из ниоткуда обрушился звездопад.

Серебристое свечение пронзило само пространство и барьер армии Божественного Двора. Барьер перед чёрными кораблями треснул, копья вошли в чёрную обшивку кораблей. Брызнули искры. Суда Божественного Двора напоминали бешеных акул, которых насадили на копьё! Они брыкались как бешеные.

Тут в небе раздался свист.

Бум~ Бум~!

Чёрный корабль начали взрываться.

«Какая мощь!» Восхитился Дин Хао.

Сила Армии Серебристого Снега и вправду удивляла. Войско целиком из могучих воинов с помощью строжайшей дисциплины способно было противостоять даже Божественному мастеру.

Теперь юноша понял, в чём вообще был смысл приводить сюда армию.

Очень вскоре Божественные Двор начал контратаку. Они тоже собрались в ровную формацию, тёмные облака в небесах забурлили и стали превращаться во всевозможных огромных демонов и монстров. Раздался яростный рёв. Созданий набросились на громадный щит.

Формация была чем-то вроде призрачного монстра, собранного из Ци и злой ауры воинов в чёрной броне. Точно также как серебристый щит, она позволяла войску сложить силы тысяч воедино.

Это была мощь целого войск.

В мире Боевых Искусств войска тоже обладали своей собственной силой.

Не просто так Божественный Двор и сильнейшие фракции Бескрайнего Континента создавали армии. Мощь слаженного войска многократно превосходила мощь вольных культиваторов и заурядных сект.

Обычно Божественному ничего не стоило вырезать несколько тысяч Королей Боевых Искусств, но если воины находились в формации, то победа уже не была столь однозначна. Даже если Божественный по итогу и победит, триумф обойдётся ему дорогой ценой.

Теперь все это понимали и больше не относились к армиям пренебрежительно, как делали это раньше.

Меж тем на поле боя наконец столкнулись войска в серебристой и чёрной броне.

Войны с обеих сторон врезались друг в друга, словно две яростный реки, белая и чёрная. Повелевать огромной массовой формацией теперь стало слишком сложно. Засияло множество формаций поменьше, по сто человек в каждой.

«Нам тоже идти в бой?» Спросил Сун Цюэ?

Дин Хунлэй покачала головой и ответила: «У нас дела поважнее. Нельзя чтобы нас задержали тут войска Божественного Двора. Мы должны как можно скорее перейти поле боя, а битву можно оставить войску Серебристого Снега. Они знают, что делать… Вперёд».

Стоило её голосу затихнуть, как Дин Хунлэй превратилась в радугу и пересекла поле боя.

«Вперёд!» Заревели войны.

Несколько десятков Божественных воинов превратились в лучи света. Словно раскалённый нож по маслу, они прорезали дорогу сквозь всё поле боя. Пока войска были заняты друг другом, никто не мог остановить Божественных.

Жух, Жух, Жух,

Сияние мелькало в небесах.

Страшные крики гремели на земле.

После первой свой растерянности чёрные войска Божественного Двора пришли наконец в себя и тоже показали свою страшную силу. Их было много, и постепенно они начали сдерживать напор армии Серебристого Снега. Каждое мгновения умирали великие войны. В этом бою даже сильнейшие были словно колосья под фермерской косой.

Несколько Божественных думали помочь Серебристого войску, но Дин Хунлэй их остановила и сказал: «Не нужно, берегите сила. Наша битва ещё впереди».

Они пронзили небеса, вырвались через облака и покинули поле боя.

Напоследок Дин Хао повернулся и взглянул на схватку тёмного и серебристого войска. Воины изничтожали друг друга как заклятые враги. Каждое многое кто-то погибал. Солдаты в серебристой броне стояли силой своей крепкой веры. Именно она позволяла им сдерживать напор превосходящего противника. Кто выйдет из этой битвы победителем было пока не ясно.

……

Прошёл ещё час.

Вдали показался огромный кратер. Он был похож на пасть громадного монстра, открывшуюся в небеса. Внутри него простиралась безграничная тьма. Даже воины не могли увидеть его край, или что было у него на дне.

«Самое сердце Дороги Голодных Духов, оно зовётся Бездной Голодных Духов. На другом её краю бескрайнее звёздное небо и Хаос, за которым проходит граница континента». Зависая посреди неба сказала Дин Хунлэй.

Она говорила: «Дорого Голодных Духов уже давно опустела, здесь больше не опасно, но Бездна Голодных Духов это очень особое место. Говорят, что когда Сансара была разрушена, сильнейшие воины Дороги Голодных Духов спрятались в бездну, но постепенно все они почили… Хотя может быть наоборот, и там до сих пор обитают злые духи. Нас ждёт великая опасность. Будьте готовы, здесь Тёмные Силы особенно могучи».

Воины взглянули в бездну. В ней завывал разлагающий чёрные ветер. Все они нахмурились.

Многие тысячи лет великие фракции собирали легенды о Сансары и о Бессмертной Карме. Разумеется они знали о Великой Бездне на Дороге Голодных Духов, понимали, как она была опасна.

Однако все они уже были невероятно близки к Стадии Бессмертного. Разве могли они сейчас дрогнуть?

«Идём!»

Дин Хунлэй увидели, что все согласны, и больше ничего не говорила. Воины полетели вниз.

Когда на воинов подул ветер Инь, кожа их стала гусиной. Они немедленно начали обращать своё Ци, сопротивляясь разлагающей силы Тёмного энергии. Нависло давление. Дин Хао опустил руку на плечо Чжао Фаня. Он был Божественным только силой своего тела, и в таких условиях ему было немного сложно.

Постепенно снизу начал подниматься жар.

Когда войны спустились на десять тысяч метров холодный ветер прекратился. Загорелось красное свечение, забурлила раскалённая магма. Они очутились в очень странном окружении. Чёрные камни и красная лава окрашивали мир в два цвета. Магма струилась великой рекой, вдали лавовые водопады падали в незримые глубины…

Дин Хунлэй остановилось.

Встали и остальные.

Прямо перед ними в реке магмы беззаботно проплывала лодочка из лазурного дерева. Что именно это было за дерево — не ясно, однако раскалённая лава совсем не вредила лодочке. Из неё поднимался лазурный туман и некая странная аура, как будто не из этого мира.

Рыбак в дождевых робах сидел в лодочке, в руке у него была удочка. Шёлковая нить уходила в магму. Странная тишина, которую неприятно было даже нарушать, окружала его.

Он рыбачил в лаве?

Как странно, разве может в ней выжить что бы то ни было?

Лазурная лодочка качалась на лавовых волнах, но всё время оставалась на месте, несмотря на сильные потоки магмы. Неизвестный в дождевой робе казался бессмертным. Всё это было очень странно, и даже грохот лавы постепенно затихал…

«Что это за фокусы?» Вдруг холодно хмыкнул Божественный воин.

Не успел голос его затихнуть, как вдруг…

Жжух!

Рыбак вдруг дёрнул свою руку, словно ударяя хлыстом. Удочка дёрнулась, и вдруг из лавы показалась красная рыба кои. Рыбка стала брыкаться посреди воздуха, а потом вдруг опустилась прямо в рот рыбака.

Это был… Лавовый кои?

«Нет, это не настоящая рыба, это…»

У Дин Хао был Небесный Глаз. Юноша ясно увидел, что на самом деле рыба была редким порождением эссенции пламени, её духом. Духи Эссенции была крайне ценными созданиями, для культиваторов с элементом огня они и вовсе были незаменимы.

Кто бы мог подумать, что лавовое озеро способно породить такую редкость.

Когда уже давно мрачный Се Юэ это увидел, у него вдруг загорелись глаза. Он прыгнул прямо на берег лавовой реки и начал вынюхивать, и говорить: «Мяу, как много рыбки, как много рыбки. Питомец, скорее, помоги мне её всю поймать!»

Дин Хао прикрыл лицо.

Остальные улыбнулись.

Жадный кот немедленно разрушал всю трепетную атмосферу.

Се Юэ не обращал внимания на то, как на него все смотрят. Он осторожно протянул коготь и попробовал температуру лавы, а потом и вовсе радостно прыгнул прямо в реку.

Все остальные Божественные удивились.

Некоторые воины не знали о силе Се Юэ. Вдруг поняли, что глупый кот, который всё время следовал за Дин Хао, был очень даже могущественным созданием. Здешняя лава была крайне горячей. Даже Святой Боевых Искусств, упади он в неё, немедленно расплавится.