Глава 1098. Мир на Картине

Дин Хунлэй нахмурилась, как будто ей тоже всё это казалось странным.

«Пойдём дальше». Она достала приспособление, похожее на компас, посмотрела в него и снова указала им направление.

Дин Хао немного подумал и поспешил догнать Дин Хунлэй. Юноша сказал: «Я пойду с вами, Почтенная Дин».

Юноша не рассказал о своём открытии, чтобы лишний раз не напрягать воинов.

Дин Хунлэй задумчиво взглянула в его глаза и кивнула.

Духовное Сознание Дин Хао великой волной покрыло окружающие земли. Юноша закрыл глаза, чтобы больше не видеть обмана вокруг и не полагаться на зрение, но доверять одному только Духовное Сознанию.

Прошла примерно минута.

«Стойте!»

Неожиданно выкрикнул юноша, а потом задумался.

Дин Хунлэй растерянно взглянула на Дин Хао, но всё-таки махнула рукой, чтобы все остановились.

«Здесь что-то не так. Идём в один ряд, все ступаем в мои шаги, как змейка». Сказал юноша.

На юношу упали неуверенные взгляды.

Спереди простирался ковёр нежной, сверкающей и мягкой травы. Не было никаких признаков формаций, никакой опасной ауры. Почему вдруг Дин Хао заволновался?

Юноша ничего не говорил.

Он только пнул камешек и запустил его на три метра вперёд. Вдруг камешек исчез прямо посреди ничего, словно его и не было. Камень словно раздробило на мельчайшие молекулы, от него ничего не осталось. И произошло это невероятно плавно, без малейшего колебания пространства.

Все сразу переменились в лицах.

Никто из них больше не видел камень, не было даже ауры законов. Это было страшно. Воины пытались найти камешек своим Духовным Сознанием, но не могли.

«Делайте как сказал Дин Хао». Нахмурившись произнесла Дин Хунлэй.

Теперь никто не смел ослушаться.

Они всё ещё ничего не понимали, но Дин Хао очевидно обнаружил что-то, и раз уж сами они , Божественные, не могли этого увидеть, значит это было нечто поистине ужасающее.

Следуя указаниям Дин Хао все встали в ряд и начали идти точно по шагам юноши. При этом вокруг всё ещё не было ничего необычного. Под ногами у них прижималась нежная и мягкая зелёная трава. Ветерок разносил свежие ароматы.

Они шли пару минут, после чего Дин Хао выдохнул и медленно сказал: «Ну ладно, дальше нормально».

Люди расслабились.

Сун Цюэ растерянно взглянул на Дин Хао и спросил: «Третий, ты что-то заметил?»

Дин Хао кивнул и сказал: «Первое время я решил ничего не рассказывать. Теперь нет выбора. Когда мы только пришли сюда, я заметил, что все ощущения здесь обманчивы. Мы как будто в иллюзорной формации, и где-то притаилась жажда крови».

Воины вздрогнули.

Все они были сильнейшими мастерами Северного региона. Среди них было немало знатоков формаций, но сами они ничего не заметили. Если бы Дин Хао их сейчас не предупредил, они были бы слепы среди смертельно-опасный формаций.

Дин Хао расслабился и продолжил рассматривать всё вокруг своим Духовным Сознанием.

И снова юноша убедился, что вокруг неб было никаких птичек, цветков или насекомых, не было красивого пейзажа.

Всё это была иллюзия.

Они всё ещё было на мрачной Дороге Голодных Духов. Только что они прошли через тонкий деревянный мост длинною в несколько тысяч метров… А под ним простиралась на много километров бездна. Внутри неё сгущалась удушающая Тёмная Сила. Она как будто подавляла внутри людей Ци. Заметить её было невозможно, а потому, стоило оступиться с моста, и тебе ждала жестокая смерть.

После того как все прошли мост, они оказались на дороге полной ловушек — повсюду вспыхивало чёрное пламя.

Оно сжигало саму душу и могло угрожать даже Божественным.

Но видеть его мог только Дин Хао.

Объяснить это силой было нельзя, даже мощь Духовного Сознания Дин Хао ничего не объясняла. Искусство Победы и вправду было невероятной техникой, но прочие Божественные, особенно близкие к средним Этапам, тоже культивировали чудесные техники Духовного Сознания, однако никто из них не видел того, что видит Дин Хао.

«Может всё дело в плите Небесной Сансары?»

Он закрыл глаза, чтобы собственное зрение его не смущало, и ориентировался только на Духовное Сознание. Юноша повёл отряд вперёд, обходя ловушки Чёрного Пламени.

Оно было опасно даже для Божественных.

Следующие полдня Дин Хао с помощью своего Духовного Сознания вёл отряд через всевозможные смертоносные препятствия. Один Божественный решил испытать указания Дин Хао, и пошёл ему наперекор. Его слегка ранило. С тех пор больше никто не смел не слушать юношу. Все поняли, в какой опасной сейчас были ситуации.

И только спустя шесть часов юноша смог облегчённой вздохнуть.

«Всё, мы выбрались». ОН медленно открыл глаза.

У остальных точно камень упал с сердца.

И снова исчезли пейзажи мира Бессмертных, исчезла душистая трава и Духовные Звери, исчез лёгкий ветерок. Воины вернулись на пустынную и застывшую Дорогу Голодных Духов. Только теперь она была немного драгой. Вдали вырастала горная гряда. К ней вела дорожка, похожая устье высохшей реки. Дул ветер, поднимая в небо жёлтый песок!

Стояла атмосфера суровой древности.

Прошло уже очень много тысяч лет с тех пор, как последний раз живая душа ступала на эту дорожку. Она как будто вела прямо к небу. На ней отчётливо проглядывались вмятины, и смотря на них невольно представлялась потрёпанная повозка…

На дороге стоял юноша в белоснежной конфуцианской мантии, преграждая весь дорогу.

Он казался чрезвычайно умиротворённым. Перед ним стоял холст. Юноша рисовал на нём, наклонив голову.

Поэтому лицо его было не видно, однако если судить по темпераменту, юноша казался очень красивым и талантливым учёным. На животе у него были шёлковые письмена, описывающие тысячу дорог великого Дао.

«Удивительно, я не ожидал что вы сможете сюда дойти». Заговорил юноша. Голос у него был тихим и спокойным, и в то же время в нём слышалась жалоба на превратности судьбы. Многие чувства переполняли слова юноши.

«Ты второй страж…» Дин Хунлэй как будто что-то заметила, присмотрелась к юному учёному, удивилась и сказала: «Ты Тёмный Посланник, Рисующий Небеса?»

«Того, кто смог покинуть мою картину, я не буду убивать. Идите». Кратко, как будто не желая отрываться от своей картины, сказал юноша. Он и его картина сдвинулись немного в сторону, даже без движения ног, открывая дорогу.

Дин Хунлэй больше ничего не сказала. Она взглянула на остальных, и все они вступили на великую дорогу.

Все уже поняли, что юноша был одним из Двенадцати Тёмных Посланников.

Когда они проходили мимо него, Дин Хао не сдержался и взглянул на юношу.

Он заметил его холст и удивился. На ней было нарисовано множество маленьких, изящных картин. Каждая была чрезвычайно чёткой, как фотография. Они изображали пейзажи, связанные с юношей и остальными.

«Эти картины… Это же…»

Вдруг юноша понял, что на каждой картине была изображена опасная местность, через которую юноша проводил остальной отряд, закрыв глаза.

Как будто картины отражали всю их дорогу.

Или даже не отражали, но воспроизводили её.

Юноша вдруг понял, что все ловушки, что вся забитая ловушками дорога, через которую они прошли, была нарисована этим юношей. Это был мир, который он создал своей кистью, а Дин Хао и остальные шли по его холсту.

Что это за Божественная способность?

Получается, все невзгоды у них на пути были нарисованы этим юношей?

Теперь понятно, почему он сказал, что не убьёт никого, кто смог покинуть его картину… Какая ужасающая сила. Интересно, что у него за культивация? Он смог тайно затянуть их в свою картину и с тех пор едва ли не повелевал их судьбами, словно самое настоящее Божество!

Если бы не странность внутри Дин Хао, и сила его Духовного Сознания видеть сквозь иллюзии, Тёмный Посланник Рисующий Небеса чуть ли не играючи разделался с десятком Божественных. Если бы они и смогли выбраться из его картины, то лишь заплатив великую цену.

Дин Хао рассматривал картину, как вдруг учёный повернулся к нему и всмотрелся в лицо юноши.

«Ты видишь сквозь мой рисунок?» Глаза его были красными, а лицо тёмным. Он и вправду был одним из культиваторов Тёмной Силы, как и почивший Темнёный Посланник Изничтожения. Его красные глаза быстро и нежно прошлись по Дин Хао. Юноша был как будто растерян.

Дин Хао ему не ответил.

Он повернулся и пошёл дальше.

Дин Хао заметил и последний рисунок на холсте Тёмного Посланника.

Он изображал юношу в лазурной робе.

Рисунок был ещё очень простым. На нём была только спина Дин Хао на белой бумаге. Кисть застыла в руках учёного. Он как будто не знал, в какое окружение ему поместить молодого человека.

Дин Хао и остальные оставили Рисующего Небеса Тёмного Посланника и пошли по направлению к горной гряде.

«Теперь мы действительно в сердце Дороги Голодных Духов». Дин Хунлэй расслабилась. Они прошли Рисующего Небеса Тёмного Посланника, а значит больше никто не преградит им дорогу в горы. Именно там должна быть Бессмертная карма. Женщина должна была довести туда остальных, а потом пусть решает судьба.