Глава 1109. Я заберу всё, Что у тебя есть

«Великое Изничтожения, Семь Звёзд сияют и испепеляют мир… Умри!»

Дин Тун заревел, в глазах его замелькали тысячи видений, хлынула изничтожающая всё на своём пути сила Хаоса. Она заволокла всё небо, и казалось, настал судный день. Сияние его глаз гремело силой великого Дао. Весь мир задрожал, точно кирпичный домик, который вот-вот рухнет.

Люди переменились в лицах и побледнели.

Но когда разрушительная энергия обрушилась на рыбку Инь-Ян с ней ничего не стало. Две рыбки медленно закружились, извиваясь вокруг друг друга, и создали идеальный круг. Он был похож на бездну, которая непрерывно поглощала сияние ужасающих глаз.

Любая сила, которая сталкивалась с рыбкой Инь-Ян, незамедлительно исчезала — как фигурка из грязи в море.

Дин Тун был в шоке. Он заревел как безумец. Он снова и снова использовал силу своих глаз, и каждый раз она обладала ужасающей силой, но золотисто-серебряная диаграмма всё равно неуклонно поглощала его силы. Как будто Дин Хао встретил своего естественного врага.

«Невозможно! Невозможно!»

Ревел Дин Тун. Он отказывался принимать происходящее.

Дин Хао был прав, кровь Святого Меча и Сабли Дин Тун украл, она ему не принадлежала. Но Зрачки Семи Звёзд Удачи были его врождённой силой. Поэтому Дин Тун ещё мог смириться с тем, что Дин Хао был сильнее в искусстве меча и сабли, но уж никак он не мог принять поражения своих Зрачков.

На лице Дин Туна застыла ярость.

Всеми силами он подпитывал свои зрачки. Марши Великого Дао достигали Десятого неба. Сверкали ясные руны. Всё вокруг скривилось. Даже пространство посыпалось точно разбитое стекло…

Приближалась пространственная буря.

Но даже такая сила не могла потрясти Дин Хао, который всё ещё находился внутри золотисто-серебристого Инь-Ян ядра. Сияющая Диаграмма не только не рухнула, она только ещё сильнее стала поглощать силу дин Туна, и при этом становилась всё больше, приближаясь к образу самой настоящей Сансары.

«Агх…»

Дин Тун ревел словно безумец.

Он продолжал напирать свой своих зрачков. Из глаз у него пошла кровь, а всё тело покрыли чёрные трещины. Юноша сжигал свою эссенцию.

И он уже не мог отступить.

Золотисто-серебристая Диаграмма Инь-Ян хлынула силою Сансары. Она захватила Дин Туна, и юноша как будто оказался в вязком болоте. Как ни пытался он брыкаться и вырываться, у него ничего не получалось. Было уже слишком поздно.

«Нет, невозможно…» Ревел Дин Тун, точно раненный, загнанный в угол зверь.

Золотисто-серебристая диаграмма непрерывно обращалась. Она всё ещё поглощала сияние глаз Дин Туна, но если вначале юноша сам выпускал в неё свою сил, то теперь стало наоборот, и Диаграмма уже сама вытягивала её из Дин Туна, медленно пожирая эссенцию его Зрачков Семи Звёзд Удачи.

Несколько раз Дин Тун пытался остановить свои зрачки, но не мог.

Всё перевернулось с ног на голову, и теперь Дин Тун стал мясом на разделочной доске, без единой надежды на сопротивление.

Меж тем люди продолжали наблюдать за битвой. Вскоре они заметили, что с Дин Тунам было что-то не так.

«Дин Тун проиграл!» Облегчённо вздохнула Дин Хунлэй. Она давно уже предвидела такой исход, но всё равно волновалась и только теперь смогла наконец расслабиться.

В её глазах промелькнули слёзы облегчения.

Чжао Фань, Фан Тяньи, Сун Цюэ и Бай Цюаньшуй тоже расслабились.

Се Цзеюй опустила свою белую, как будто вырезанную из нефрита руку на футляр Истинного Феникса. Вокруг закружились маленькие мечи-фениксы. Танцуя в небе, они вернулись назад. Волосы девушки напоминали рьяное пламя.

Остальные воины Северного региона наконец расслабились, но при этом никто из них не мог сделать шока.

Всё, что случилось, было за гранью их воображения.

Происшествия с Дин Хао уже нельзя было назвать просто чудом. Они теперь и вообразить даже не могли, что дальше случиться с этим юношей.

……

Дин Туна висел в небесах. Лицо его выражало отчаяние.

Он словно попал в вязкую паутину, и как ни брыкался, вырваться у него не получалось. Он растопырил ноги и руки, точно кукла. Всё больше трещин покрывало его тело, из глаз у него струилась чёрная кровь. Он был бледен как снег. Вид юноши внушал ужас!

Его мощное и стройное тело высыхало.

«Ты… Я… Ха-ха… Я…» Дин Тун ревел во всё горло — он уже не способен был говорить человеческие слова.

Меж тем Дин Хао, сидевший напротив него, вдруг открыл глаза.

Но в глазах юноши не было зрачков. Левый его глаз сиял золотистым светом, правый — серебристым. Всё было точно также, как во время просветления, в которое Дин Хао вошёл, наблюдая за чёрно-белым прудом. Только в этот раз всё было ещё удивительней. Странная субстанция струилась в его глазах, одновременно телесная и бестелесная, иллюзорная и реальная. В ней были сокрыты чудесные тайны.

«Ты…» Дин Тун вдруг что-то понял.

Лицо его скривилось от паники, а сам он потерял дар речи.

Постепенно сияние в глазах Дин Хао становилось всё темнее. В них появились какие-то песчинки. Оно медленно собиралось в сияющие точки. Сперва появилась одна такая, затем ещё одна…

А потом третья!

И четвёртая!

Пятая…

Шестая…

И наконец в глазах Дин Хао загорелось семь сверкающих огней. Они были похожи на горячие семена риса. Кружки эти медленно вращались, словно следуя некой таинственной траектории.

Меж тем вдали…

«Неужели…» Дин Хунлэй была в шоке.

Все остальные тоже разинули рты от удивления.

В глазах Дин Хао появились «Зрачки Семи Звёзд Удачи»!

Да, те самые Зрачки Семи Звёзд Удачи.

Но как это они появились в глазах Дин Хао? Неужели… Неужели юноша забрал их себе?

Никто не мог в это поверить.

Как юноша это сделал?

И пока войны пытались прийти в себя, небеса вдруг потемнели. Разрушительный свет в глазах Дин Туна померк. Сияние в глазах Дин Хао тоже развеялось, и они вернулись в норму.

«Это всё?»

Спросил Дин Хао, голос его был холодным и спокойным. Он смотрел на парящего перед собою Дин Туна. Юноша видел его слабость и ярость, но всё это уже было не важно.

От Дин Туна остались только кожа да кости. Глаза его потемнели. Их оставили сверкающие зрачки, и теперь они были глазами самого обычного человека. Да и сам Дин Тун похож был на лампу, которая вот-вот погаснет.

«Ты…» Заговорил Дин Тун удивительно старым и слабым голосом: «Что ты… Со мной сделал?»

Дин Хао взглянул на него и вздохнул. Дин Тун изменил всю его жизнь: «Тоже самое, что ты сделал со мной. Я хотел, чтобы ты сам это испытал». Сказал Дин Хао. И сразу же в его глазах засияли созвездия.

«Ты…» Дин Тун пылал от ярости. Он закашлял кровью. Дин Тун казался смертельно-больным, он сказал, голосом настолько же слабым: «Как ты посмел украсть… Мои божественные зрачки… Жестокий ублюдок…»

«Жестокий?» Спокойно спросил Дин Хао: «Я просто отплатил тебе той же монетой. Когда я был ребёнком, ты забрал мою кровавую эссенцию. Мои родители заплатили огромную цену чтобы вернуть меня к жизни. Если бы я тебе сейчас проиграл, ты бы убил меня и даже глазом не повёл. Я же тебя пощадил — я только уничтожил твои зрачки».

«Ты… Кх… Кх…» Глаза Дин Туна пылали яростью. Он был похож на ядовитую змею, у которой вырвали клыки. Он яростно смотрел на Дин Хао и ревел жалким голосом: «Я… Тебе… Я тебе этого так не оставлю!»

Дин Хао слегка улыбнулся и ответил ему: «Правда? Это уже не важно. Что у тебя теперь есть? Святая кровь вернулась ко мне, зрачки твои уничтожила сила Сансары… Что ты будешь делать? От тебя нет прока. Даже Тёмному созданию больше ты будешь не нужен. Проваливай!»

«Ты…» Дин Тун задрожал. Его душу охватило отчаяние.

Он стал калекой.

Самым настоящим калекой.

Он потерял кровь Святого Меча и Сабли и Семь Зрачков Удачи. Несмотря на весь свой талант в культивации ему теперь было никогда не догнать Дин Хао. Юноша вернул свою родословную и заполучил Зрачки Семи Звёзд Удачи. Он был несравнимым гением. Первым за всю историю. Ему не было равных.

Дин Туну никогда было не победить Дин Хао.

И всё равно, юноша не понимал, что произошло? Дин Хао должен был умереть, но что это за странная Диаграмм, которая одолела его Зрачки Семи Звёзд удачи. Всё это бессмысленно, невозможно.

Дин Тун потерял всё.

Теперь он понял, зачем дин Хао собирался оставить его в живых. Не потому, что юноша простил его, но чтобы Дин Тун сам почувствовал каково это, всё потерять. Чтобы он почувствовал то же, что чувствовал Дин Шэнтань, когда пострадал от рук Лже-Бога Императора.