Глава 1112. Кто такая Дин Хунлэй

На самом деле, после того как Дин Хао встретил войска Божественного Двора и Дин Туна на Дороге Голодных Духов, юноша уже был почти уверен, что рано или поздно повстречает лже-Бога Императора. Потом уже Дин Хао услышал яростный рёв, который, по сути, подтверждал его предположения.

Однако, когда Дин Хао увидел лже-Бога Императора своими глазами, он всё равно удивился.

Тот выглядел чрезвычайно жалко.

Почти как мертвец.

Когда Дин Хунлэй, Дин Хао и остальные прибыли на месте битвы, остальные не обратили на них особого внимания. Десять высших Бескрайнего Континента, и даже воины в чёрной броне, все смотрели на лже-Бога Императора.

Копьё, пылая лёгким голубым пламенем сверкало у сердца мужчины. Её пламя было нежным и мягким, как сон.

Но для лже-Бога Императора это копьё было божественным роком.

Оно пронзило его насквозь.

Копьё вонзилось в него со спины и вошла в его сердце. И держал это призрачное копьё воин в знатных боевых одеяниях Божественного Двора. Он тоже был крайне могучим мастером. Вокруг него пылала пламенная аура. Дин Хао даже узнал его. Это был Хо Цзюнь, который в своё время повелевал армией Южного Неба во время вторжения на Бескрайний Континент.

Атака со спины явно была для лже-Бога Императора неожиданной. Даже вся его сила не помогла ему её остановить.

Голубое сияние освещало лицо Хо Цзюня. Пламя было завораживающим и красивым, но одновременно очень спокойным.

Яростный рёв бога Императора как будто не заботил Хо Цзюня.

Воин нежно отпустил голубое пламя и шагнул назад, ничего не объясняя. Его всё ещё было чрезвычайно спокойным. По нему было совершенно незаметно, что Хо Цзюнь только что убил одного из самых сильных и влиятельных воинов Божественного Континента, — словно в этом не было ничего примечательного.

Лже-Бог Император задрожал.

Это показывало, что жизненные силы его были на исходе.

Дин Хао и раньше как-то видел лже-Бога Императора, — на Бессмертной Вершине.

Тогда мужчина хоть и казался на первый взгляд совершенно непримечательным со своим бледным лицом и в своей длинной чёрной мантии, и с шёлковой повязкой в волосах, всё равно казался чрезвычайно гордым, словно ничто в мире не могло его побеспокоить. Сейчас же, однако этот гордый человек, которому всегда важно было сохранять образ, позволил себе дрожать.

Он действительно было очень близок к смерти.

Копьё голубого пламени обладало страшной силой. Это был самый ядовитый артефакт во всём мире. Одним ударом он убил высокорангового Божественного воина.

«Почему?» Лже-Бог Император взглянул на пламенное голубое копьё, которое медленно вонзалось в его тело. Он повернулся и посмотрел на Хо Цзюня, и спросил его: «Я доверял тебе, я всегда была к тебе справедлив, зачем ты предал меня?»

Хо Цзюнь поднял голову и взглянул в глаза властного повелителя Божественного Двора. Зрачки мужчина загорелись странным светом: «Потому что когда-то я воевал в Западной Экспедиции».

Лже-Бог Император удивился, но спустя секунду всё понял.

Западные экспедиционные силы были войском Старшего Божественного Наследника, Дин Шэнтаня. Они считались самой великой силой Божественного Двора.

Слова Хо Цзюня подтверждали, на чьей он на самом деле был стороне.

Оказывается, он убил своего названого брата с той единственной целью, чтобы поглубже пробраться в Божественный Двор. Вся его верность и все его разговоры были ложью.

На самом деле Хо Цзюнь был верен не лже-Богу Императору, но Дин Шэнтаню, старшему Божественному Наследнику.

За него он даже готов был взять на себя позор предательства.

На лице лже-Бога Императора появилась грубая усмешка.

«Ты прослужил в Западной Экспедиции всего лишь год, а моим слугой ты был восемнадцать лет. И всё время я был честен с тобой. Я нанял многих бывших воинов Западной Экспедиции. Многие из них были сильнее тебя. Они были старше, они были более внимательны и послушны, но я всегда позволял именно тебе проявлять себя продвигаться по рангу. Я никогда не наказывал тебя за ошибки, ты мог стать новым маршалом наших войск… Даже когда ты взял ученика непонятно откуда я тебе не запретил и позволил ему вступить в Божественный Двор. В Землях Сансары нас ожидала Бессмертная карма, я и сюда тебя взял… А ты… Ты готов обменять двадцать лет такой доброты за один только год?»

Хо Цзюнь слегка опустил голову.

Его как будто задели слова Бога Императора.

Мужчина вздрогнул ещё сильнее. Его одолевала страшная боль. Но даже так он продолжал стоять ровно и гордо, и взгляд его был подобен клинку: «Говори Хо Цзюнь, почему ты молчишь? Чему ты был недоволен?»

Хо Цзюнь вздохнул и сказал: «Вы были ко мне добры, выше Величество, и ни разу за двадцать лет мне не было, за что затаить на вас злобу. Если бы не ваша помощь, я бы никогда не стал Божественным так быстро».

«Тогда почему ты меня предал?» Яростно заревел лже-Бог Император: «Неужели за эти двадцать лет ты получил меньше, чем за один проклятый год?»

Хо Цзюнь долго молчал.

Спустя много времени он поднял голову и стыд в его глазах растворился. Мужчина проговорил ясным голосом: «Потому что прежде чем стать вашим слугой, я был генералом Западной экспедиции».

Лже-Бог Император был в шоке. Он хотел ещё что-то сказать, но вдруг потерял дар речи.

Все остальные тоже слышали их разговор. Люди были задумчивы и растеряны.

Все они поняли, что имел в виду Хо Цзюнь.

У лояльного слуги не может быть два господина. Хо Цзюнь сперва был Генералом Западной Экспедиции, а потому уже служил Дин Шэнтаню. В Божественный Двор он вступил только затем, чтобы подготовить ловушку. Его цель была ясной с самого начала. И как бы лже-Бог Император ни пытался получить его верность, истинные мысли Хо Цзюня были ему неподвластны.

Но можно было смотреть на всё и с обратной точки зрения.

Если бы Хо Цзюнь сперва был на службе лже-Бога Императора, а уже потом Дин Шэнтаня, то сегодня всё было бы наоборот, и он сражался бы ценную свей жизни за лже-Бога Императора. Ни Тринадцатый, ни старший Божественный Наследник, ни то, что они ему обещали было мужчине не важно. Его волновала только очерёдность.

Может показаться, что это был очень слабый аргумент.

Но для Хо Цзюня он имел решающее значение.

Голубое пламя покрывало тело лже-Бога Императора, сжирая его как ядовитая змея.

Даже он, могущественный Божественный, не мог сдержать этой силы.

Дин Хао и сам почувствовал жар и удивился. Что это было за пламя? Одним ударом оно лишило жизни самого лже-Бога Императора. Хо Цзюнь явно заплатил огромную цену, чтобы подготовиться к своему предательству.

Воины в чёрной броне вокруг лже-Бога Императора яростно заревели и разразились угасающей силой. Но замелькали золотистые знаки, и они не смогли сдвинуться с места.

Мужчина посмотрел на них и вдруг в его сердце точно промелькнули тысячи молний.

Предательство Хо Цзюня не только стало для него смертельным, но ещё и открыло для него, что все годы его упорных приготовлений были напрасны. Земли Сансары с самого начали были ловушкой. Я ведь он потратил столько сил, готовя армии Божественного Двора, он их почти потерял.

Кто мог приготовить для него столь изощрённую ловушку? Узнать всего его повадки и предугадать все его действия? И привести сюда десятерых с Бескрайнего Континента…

В мире был только один такой человек.

Взгляд мужчины прошёлся по собравшейся толпе. Вдруг глаза лже-Бога Императора сделались спокойны. Он улыбнулся и сказал: «Выходил, Дин Шэнтань! Я знаю, ты здесь. Ты победил, хватить смеяться надо мной».

Дин Шэнтань словно кошмар все эти годы преследовал мужчину, который был занозой с самого начала, мог всё это осуществить.

После слов лже-Бога Императора у Дин Хао подпрыгнуло сердце.

Юноша вдруг всё понял.

Да, только его отец мог такое осуществить.

Неужели он… Тоже где-то здесь?

Дин Хао заволновался и осмотрелся. Он пытался найти своего отца.

Остальные тоже начали бегать глазами. Многие Божественные Северного региона не знали, что тут вообще происходит, но даже они понимали, что этот Дин Шэнтань, имя которого прокричал ужасный мастер в чёрном, был кем-то крайне важным.

И действительно, кое-кто вышел.

Однако это был не отец, как Дин Хао думал изначально, но кое-кто ему очень знакомый.

Это была Дин Хунлэй.

Женщина медленно вышла вперёд.

Лже-Бог Император сперва взгляну на неё пренебрежительно. Потом он вдруг что-то понял и удивился. Глаза мужчины вспыхнули. Он о чём-то подумал и вдруг глаза его засияли божественным свечением. Он узнал эту женщину.

«Так это ты, невестка». Лже-Бог Император улыбнулся: «Кто бы мог подумать, что перед смертью я снова увижу прекрасную богиню. Жаль только, что это всего лишь клон. А где старший? Или он ушёл раньше?»