Глава 1114. Смерть за Императора

Оказывается, лже-Бога Императора звали Бай Вуцзи.

Когда старый Бог Император его усыновил, мужчина сменил фамилию на Дин.

Наблюдая за смертью одного из героев своего поколения, люди и не знали даже, что думать.

Даже умирая, он сохранял железное спокойствие. На лице его не было ни капли страха перед надвигающейся кончиной. Он говорил хладнокровным и уверенным голосом, и даже боль не могла его побеспокоить. Мужчина показал себя достойно героя, а потому люди пропитались к нему уважением.

Дин Хунлэй посмотрела, как ветер развивает его прах и слегка расслабилась.

«Прощайте, ваше Величество». Хо Цзюнь опустился на колени. Он отбил три поклона праху лже-Бога Императора.

А затем мужчина сделал нечто совершенно неожиданное.

Он вдруг загорелся ярким бледно-голубым пламенем. Голубые языки сжирали его тело, но лицо мужчины оставалось предельно спокойным: «Император, вы не просили, чтобы другие были вам должны, но у меня перед вами великий долг. Я готов следовать за вами до конца, выше Величество».

Он решил убить себя.

Сгореть вместе со лже-Богом Императором.

Бледно-голубое пламя обладало ужасающей силой. Оно смогло сжечь самого лже-Бога Императора, а ведь он был невероятно сильным воином. Разумеется и сам Хо Цзюнь был беспомощен перед его языками.

Все удивились поступкам мужчины.

Ледяной Бог Войны Северного Региона хотел остановить его, но было уже поздно. Хо Цзюнь поджёг себя с целью умереть. Удержать его было невозможно.

Дин Хунлэй была в шоке. Она побледнела и крикнула, подлетая к Хо Цзюну: «Старший Хо, зачем? Остановись!»

Хо Цзюнь спокойно улыбнулся и сказал: «Божественная королева, прошу, передайте старшему Наследнику что моё обещание было исполнено, и теперь я могу уйти… Хе-хе, мы, четверо братьев, Ветер, Пламя, Гром и Молния обещали умереть вместе. Теперь остался только я один, и старший Фэн умер от моих рук. Он сделал это по своей воле, но всё равно, я убил собственного брата. И даже лже-Бог Император был ко мне всегда справедлив, а я его предал и убил. Я стал преступником. Разве смею я теперь жить и ходить по земле?»

«Но всё это… Всё это…» Дин Хунлэй не знала, что ему сказать. Она воскликнула: «Ты этого не хотел!»

На лице Хо Цзюня отобразилось великое спокойствие. Он расслабился и улыбнулся, словно чувствуя облегчение, и сказал: «Смерть для меня будет освобождением. Я нашёл наследника для Пламени Южного Моря и выполнил обещание Божественному Наследнику… Ха-ха-ха, теперь я могу умереть с чистым сердцем!»

Голос его затих.

Мужчина в языках бледно-голубого пламени превратился в лазурный дым и развеялся в небесах.

Его смерть ещё сильнее потрясла воинов.

Все понимали, что если бы Хо Цзюнь захотел, он мог бы ещё жить. Он бы стал героем Божественного Двора, его бы почитали и боготворили. Никто бы не считал его неблагодарным злодеем, наоборот, в глазах людей он был бы героем, которые смог выдержать великие унижения.

Но вместо этого мужчина предпочёл смерть.

Смерть такую же, какой была смерть лже-Бога Императора.

Смерть вместе со своим королём.

Возможно так он хотел вернуть почившему Императору долг.

Дин Хао не знал, что тут можно сказать.

Раньше юноша считал Хо Цзюнь неблагодарным мерзавцем, который готов продать кого угодно ради собственной наживы. У юноши было о нём сугубо отрицательное мнение. Дин Хао жалел, что не смог в своё время убить его, и собирался при следующей их встрече себя не сдерживать.

Но теперь юноша вдруг почувствовал собственную ничтожность на фоне этого человека.

Насколько же велик был Прежний Божественной Двор, насколько великой была Западная экспедиция, что в ней появилось столько героев. Даже сейчас они продолжают потрясать весь континент!

Какая чудесная эпоха!

И теперь она исчезла в языках голубого пламени, словно сон.

«Теперь всё?» Юношу распирали чувства. Он расслабился, но не чувствовал радости удавшейся мести. Наконец Дин Хао взглянул на Дин Хунлэй и сразу же потерял дар речи. Ему столько всего нужно было сказать.

Мистический клон был поистине чудесным созданием.

С одной стороны, у него собственный разум и собственные мысли, так что по сути. Это едва ли не отдельный человек. А с другой он делит смех, гнев, печаль, радость и все прочие чувства с настоящим телом, а потому предельно лоялен и во всём следует его воле. Поэтому клон ещё и воплощение настоящего тела.

С определённой точки зрения настоящее тело и клон — это одно и тоже.

Дин Хунлэй повернулся к Дин Хао и улыбнулась: «Я не хотела говорить тебе заранее… Ха…» Голос его вдруг притих. Женщина вдруг закашляла кровью. Она вздрогнула и стала бледной как снег. Силы стремительно отставляли её, она была на грани краха.

«Мама!»

Дин Хао был в шоке. Он сразу же поддержал Дин Хунлэй.

Пару минут назад, перед смертью, лже-Бог Император сказал, что дабы план Хо Цзюня удался Дин Хунлэй пожертвовала ему собственного Божественного пламени. Для неё это было смертельно. Долго этот клон теперь не протянет.

«Не волнуйся, я… Я не твоя мать». На бледном лице женщины была улыбка: «Твоя мать жива, а я всего лишь…» Её раны становились всё хуже. В мгновения ока некогда могучая Божественная воительница настолько ослабла, что не могла даже говорить. Она только и могла, что кашлять кровью.

«Нет, ты моя мама… Мама!» Дин Хао не мог успокоиться.

Юноша без промедлений выпустил свою собственную Божественную эссенцию, чтобы залечить Дин Хунлэй. Сперва ему сложно было поверить в то, кем на самом деле была эта женщина, но потом он понял, что много лет она его защищала из тени, и чувства переполнили юношу.

На лице Дин Хунлэй появилась довольная улыбка.

Её жизненные силы и так были не велики. Клон, которого заполучила себе Юй Цинчэн, не был совершенным. Она с самого начала была обречена на смерть. Теперь, когда она вырвала собственную эссенцию, единственное что её поддерживало это сила странной пилюли.

Теперь, когда её действие прекратилось, даже Бессмертный больше не мог её спасти.

«Глупое дитё… Твоя мать… И твой отец… На Дороге Людей… Однажды, ты их найдёшь…» Сказал женщина. Сколько был сил Дин Хао ни заливал в неё, всё это было бессмысленно. Жизнь покидала женщину.

Дин Хао хотел ещё что-то сказать, но Дин Хунлэй покачал головой. Красная Радуга, Божественный Артефакт женщины, оставил её руку и опустился на ладонь Се Цзеюй.

Улыбка мелькнула в глазах женщины, и Дин Хунлэй почила.

Никто из воинов Северного региона не мог поверить в произошедшее.

Только что погибли лже-Бог Император и Хо Цзюнь, и вдруг за ними проследовала Дин Хунлэй.

Дин Хао сидел возле неё и рыдал. Страшная боль охватила юношу, как будто ему в сердце вонзили нож и повернули. Лже-Бог Император, да и сама Дин Хунлэй говорили, что это был всего лишь клон, и что настоящее тело Юй Цинчэн ещё живо, и всё равно Дин Хао не мог унять ноющее сердце.

За все эти годы Дин Хунлэй успела отпечататься на сердце юноши, и даже не зная, что она была его матерью, юноша всё равно считал её членом своей семьи.

Бог Войны Северного Региона нежно вздохнул.

Он лучше всех знал, как ревностно все эти годы Дин Хунлэй защищала своего сына. Всё, что мать могла для него сделать, она делала.

Пока Дин Хао заливался слезами тело Дин Хунлэй загорелось ярким светом. Её одежды спали, кожа и кровь женщины превратилась в небольшой кусочек нефрита, размером с кулак, ясный и сверкающий, который упал на ладонь Дин Хао.

Этот камешек был чудесным.

Лже-Бог Император сказал, что как-то давно Юй Цинчэн и Дин Шэнтаню повезло сделать себе клонов. Получилось у них это благодаря вот этому нефриту. Теперь, когда клона больше не было, он снова вернулся в свою первозданную форму.

Дин Хао схватил белый нефрит.

Может с его помощью можно будет возродить Дин Хунлэй?

Юноша силой подавил печать и забрал камешек себе. Слёзы на глазах юноши высохли. Он повернулся и поприветствовал Ледяного Бога Войны Северного Региона и остальных: «Дин Хао приветствует вас, Старшие. Спасибо всем вам за помощь».

Помощь Пяти Высших человеческой и демонической расы в битве против лже-Бога Императора была неоценима. Было видно, что все они только что были в чрезвычайно страшном сражении. Великие воины были серьёзно ранены.

Демонической Высшие слегка кивнули Дин Хао и сразу же исчезли в неизвестном направлении.

«Неплохо». Сказал Бог Войны Южной Пустоши, Рассекающий Небеса Кит. Он смотрел на Дин Хао с некоторой благодарностью. Очевидно, воин уже знал о том, что произошло в Южной Пустоши, и поэтому у него сложилось очень хорошее мнение о юноше.

«Амитабха!» Властитель Будда улыбнулся и сказал: «Всегда спасать нужно в первую очередь себя. Мы снова встретились, донор Дин».

Дин Хао поспешил вернуть приветствие.

Последний раз, когда Дин Хао видел Властителя Будду Великого Громогласного Храма был на Бессмертной Вершине, когда он сражался против странного чёрного лотоса. С тех пор они больше не встречались. После приветствия Дин Хао неожиданно обнаружил, что культивация Властителя Будды стала сильнее.

«Главное сделано, у него больше нет крыльев. Теперь всё зависит только от удачи». Ледяной Бог Войны Северного Региона взглянул на остальных и сказал: «Сперва залечим раны, а потом направимся в Глаз Сансары».