Глава 1119. Что значит, его никто не возьмёт?

Упёртость этого мальчишки мешала нормальному проведению экзамена. Старейшина несколько раз очень доброжелательно посоветовал ему уйти, но он просто отказался. Теперь Старейшина Внешней Секты холодно хмыкнул и сказал: «Если так хочешь опозориться, я тебе мешать не буду. Но напомню, что с твоими результатами прошлых экзаменов, даже если в испытании воли ты заработаешь наивысший бал, у тебя всё равно не получится вступить в Секту Пытливого Меча».

«Но я слышал, что среди великих воинов есть один мастер, который смог пройти в секту только благодаря экзамену на волю, хотя талант у него был плохим. А теперь он один из сильнейших». Глаза юноши с тёмным лицом горели пламенным светом.

Старейшина сперва удивился, а потом с презрением улыбнулся и сказал: «Ты говоришь про старейшину Чжао Фаня? Хе-хе, он и вправду в своё время смог поступить в секту только благодаря экзамену на волю, вот только его талант и понимания всё равно были лучше, чем у тебя. Поэтому у него была такая возможность. В твоём же случае… Не хочу тебя обидеть, но у тебя действительно нет никаких шансов, чтобы стать воином».

Худощавый юноша сразу поник.

Он слегка вздрогнул и опустил голову, но уже в следующую секунду снова выпрямился и сказал прежним уверенным голосом: «Благодаря за совет, старейшина, но я всё равно хочу попробовать».

После этих слов он направился к формации, на которой проходил экзамен на волю.

«Глупец». Юноша в белом, который тоже проходил вместе с ним экзамен, усмехнулся.

Остальные не обращали на него внимания. Юноша выглядел как жалкий попрошайка. Как вообще он посмел сравнивать себя с мастером Бешеной Саблей. Много он о себе возомнил.

Под пристальным взглядом презрительных глаз загорелый юноша глубоко вздохнул и приготовился к испытанию.

Наконец в формации собралось больше сотни молодых человек.

Старейшина Внешней Секты её активировал.

Сразу же на них опустилось страшное давление. Экзаменуемые переменились в лицах.

Загорелого юноша чуть не распластало на земле. Он и вправду никогда не культивировал, и тело его было тощим и слабым. Он едва не пал под напором давления… Но уже вскоре он сжал зубы и усилием воли выпрямил спину.

Руны формации непрерывно сверкали. Давление становилось всё сильнее.

Худощавый загорелый юноша побледнел. Его лицо стало жёлтым как воск. Он дрожал и с большим трудом держался.

«Давай поспорим. Сколько, по-твоему, ещё протянет этот попрошайка?» К формации подошли юноши в богатых одеяниях. Один из них, в фиолетовом наряде, усмехнулся и сказал: «Думаю меньше минуты!»

«А по-моему полминуты»

«Ха-ха, пусть тогда четверть минуты!»

Смеялись юноши в пышных нарядах.

У всех них были зачатки культивации. Они были родом из прославенных семей. У них был определённый талант, и потому они были уверены, что смогут попасть в Секту Пытливого Меча. Они уже считали себя, по сути, её учениками и вели себя соответственно.

«Зачем опускать себя на один уровень с идиотом». Сказал другой высокомерный юноша: «Как вообще этот попрошайка посмел себя сравнивать с мастером Бешеной Саблей. Идиот».

Пока они говорили, неумолимо шло время.

Несколько молодых человек не выдержали давление формации и покинули её.

Постепенно экзаменуемых становилось всё меньше.

Спустя пять минут осталось меньше пятидесяти молодых воинов. Самое удивительное, что среди них был тот самый худощавый и загорелый мальчишка. Он всё ещё держался, хотя выглядел крайне жалко. Он до крови прокусил губу. По краям его рта текли кровавые струйки. На его загорелой коже выступили едва заметные капельки кровавого пота. Юноша находился под ужасным давлением.

«Что…» Юноша в пышном одеянии удивился.

Старейшина внешней Секты тоже удивился, но потом печально покачал головой.

Сила воли у худощавого юноши и вправду была неплохая. Обычный человек так долго бы не продержался. К сожалению, талант его был убог. Ему бессмысленно было учить Боевые Искусства. Против того были сами небеса.

Прошло ещё немного времени.

Внутри формации осталось всего десять человек.

И среди них всё ещё был тот самый загорелый юноша.

На него теперь было просто страшно посмотреть. Он весь покрылся кровью. Его кожа была вымазана красными разливами, а рваные одёжки пропитались кровью. Сидеть скрестив ноги он больше не мог, а потом точно грязь разложился на земле, разливаясь на формации кровью…

Если бы не едва заметные движения его тела, другие бы подумали, что он уже потерял сознания.

Потерять сознание, — значило проиграть.

Юношу поддерживала некая невиданная сила.

Даже юноши в пышных одёжках, которые ранее насмехались над ним, теперь уже ничего не говорили. Но всё равно, особого внимания они ему не уделяли. Талант мальчишки всё равно был ужасен. Сколько бы он не терпел, ему не стать учеником Секты Пытливого Меча. Силу воина определяет в первую очередь именно талант. Без него все усилия напрасны.

Наконец время экзамена подошло к концу.

Внутри формации осталось всего троя.

Элегантный юноша в белой робе, серьёзного вида учёный и худощавый юноша, который едва не потерял сознание.

«Экзамен закончен». Объявил Старейшина Внешней Секты.

Юноша в белом и учёный встали на ноги. Они были немного бледными, но было заметно, что способны они были и на большее. А худощавый загорелый юноша так и остался лежать не земле. Вокруг него разливалась кровь. С горящими глазами он ждал объявления результатов.

«Ли Юнь, выносливость Супер А Ранга, Му Тянь, выносливость Супер А Ранга, Чжоу Фань, выносливость…» Старейшина посмотрел на худощавого юношу: «Чжоу Фань, выносливость Божественного Ранга!»

Его голос разом взбудоражил всех вокруг.

Выносливость Божественного Ранга?

Невероятно.

Элегантный Ли Юнь и учёный Му Тянь показали себя намного лучше на том же экзамене, но у них выносливость только Супер А Ранга, а едва живой и раздавленные в кровавую котлету Чжоу Фань вдруг получил Божественный. Почему?

Звали худощавого юношу Чжоу Фань.

«Я… Я… Могу… Вступить… В Сетку Пытливого Меча?» С трудом спросил Чжоу Фань. Любой обычный человек на его месте давно бы потерял сознания, но Чжоу Фань до сих пор держался свое цели.

Старейшина Внешней Секты вздохнул про себя. Он не был жестоким человеком, но нужно было соблюдать правила секты. Мужчина покачал головой и сказал: «Ты… Ты показал впечатляющую силу вои, но результаты прошлых твоих экзаменов слишком плохи… В культивации воля не главное. Поэтому… Ты не можешь вступить в Секту Пытливого Меча».

После его слов все вокруг печально повздыхали.

А самого худощавого юношу как будто ударило молнию. Он сразу застыл, точно каменная статуя.

У из глаз у него покатились слёзы.

Он заревел словно раненный зверь, и сказал голосом, неразличимым для других: «Отец, мать, простите юного Фаня… Юный Фань… Проиграл…»

Его пылающие глаза разом померкли.

Он пополз на руках на выход из формации, не способный даже подняться на ноги.

«Старейшина… Может есть какой-нибудь способ? Чтобы младший вступил в Секту…» Не выдержал и спросил учёного вида юноша по имени Ли Юнь.

«Я согласен, нельзя его просто так отвергать. У него такая сила воли!» Заговорил учёный по имени Му Тянь.

Старейшина вздохнул и покачал головой: «Экзамены и требования были назначены Главой Секты много лет назад. Я всего лишь Старейшина Внешнего Круга, сам я сделать исключение не могу. Да и талант Чжоу Фаня действительно ужасен. Если позволить ему культивировать, он будет только тратить ресурсы и время. Пусть лучше живёт обычным человеком… Его никто не возьмёт!»

Слова его прозвучали для Чжоу Фаня точно приговор.

Последняя надежда оставила его сердце.

Люди услышали ещё один всхлип.

Но вдруг рядом раздался нежный голос: «Что значит, его никто не возьмёт? Я возьму».

Все удивились и сразу посмотрели говорящего.

Из толпы вышел немного загорелый молодой человек в белой робе и встал перед Чжоу Фанем.

«А? Это же тот самый рабочий». Юноша в пышном наряде узнал в молодом человеке одного из тех рабочих, с которым недавно столкнулся и на которых накричал.

Всем сразу стало интересно, кто такой этот молодой человек и как он посмел говорить против решения Старейшины Внешней Секты. Одежда у него была простая. А он точно был учеником Секты Пытливого Меча? Может он был из другой секты и пришёл сюда воровать талантливых учеников?

Однако стоило старейшине заметить этого человека, как выражение его лица тотчас применилось. Старейшина немедленно подбежал к молодому человеку и с огромным уважением ему поклонился: «Старейшина Чжао, я не знал, что вы здесь. Прошу просить за невежество».

Сразу же толпа загремела.

Неужто молодой человек в простых одёжках тоже был учеником Секты Пытливого Меча, да ещё и выше по статусу Старейшины Внешней Секты?

Воины в пышной броне выпучили глаза.

«…Не стоит, старейшина Ли. Мы ведь старше меня…» Молодой человек смущённо улыбнулся и сказал: «Простите, старейшина. Но, кажется само небо привело меня к этому юноше. Я не хотел мешать экзамену».

Старейшина Внешней Секты поспешно улыбнулся: «Ничего, ничего, если сам „Бешеная Сабля“ Чжао Фань что-то нашёл в этом юноше, значит судьба его необыкновенна…» Старейшина повернулся к Чжоу Фаню и сказала отчаявшемуся юноше: «Глупый ребёнок, ты почему ещё лежишь? Ты разве не слышал? Старейшина Чжао хочет взять тебя в ученики, ты добрался до небес!»

Бум!

Его слова были подобны разорвавшейся бомбе.

Что?

Это был сам Бешеная Сабля Чжао Фань? Молодой человек в простецкой робе — Чжао Фань? И он хочет взять мальчишку в ученики.

Небеса, что за удача!

Отчаявшийся мальчишка Чжоу Фань сразу же понял голову и уставился пустыми глазами Чжао Фань. Он не мог поверить, что всё это происходило на самом деле.