Глава 1152. На Свет

Сражение такого уровня понять было чрезвычайно сложно.

За пределами силового поля только несколько Божественный понимали, что происходит. На их лицах читался самый настоящий ужас. Они и представить не могли, что юноша, который так резко ворвался в храм, был настолько силён. Если бы не силы Верховного Божества, то даже они все вместе, с помощью всего войска морской расы, не смогли бы одолеть этого юношу. Они бы рассыпались перед ним, как песчаные фигурки.

В то же время принцесса морской расы округлила глаза. Её сердце бешено дрожало.

Девушке вспомнилась её первая встреча с Дин Хао на Восточном континенте. Тогда юноша был всего лишь многообещающим воином младшего поколения. Он довольствовался определённой славой, и силы его были велики, но хотя среди воинов своего поколения юноша был на самой вершине, до древних Высших ему было очень далеко. Тогда сама принцесса и остальные гении ещё предполагали, что смогут потягаться с Дин Хао, но вот прошло совсем немного времени, и теперь уже ни один воин его поколения и близко не был юноше равным.

Что за монструозная раса, человеческая, если их представитель может настолько быстро набирать силы?

Спустя мгновения битва закончилась. Определился победитель.

Вспыхнул яркий свет.

Золотистая сабля поглотила чёрный пузырь.

Сверкая, сабля вошла в пузырь и пронзила его насквозь.

Золотистое сияние замелькало и погасло, пузырь исчез.

— Смертный, как ты… —больше в голосе Бога Моря не было прежней стали. Теперь он звучал удивлённо. Явно он не ожидал, что силы Дин Хао окажутся настолько велики.

На лице Дин Хао не было радости от победы, как будто в ней не было ничего сложного. Юноша шагнул вперёд и сказал, покачав головой:

— И всё? И ты ещё смеешь называться себя истинным Божеством? Неужели больше Истинное Божество Древней Бессмертной Эры ничего не может?

После этих слов юноша нежно махнул рукой, и золотая сабля вернулась к нему, послушная как ребёнок.

— Какой высокомерный смертный, ты заплатишь за свои слова… — покрытый чёрным туманом Бог Моря заревел от ярости. Как смеет смертный оскорблять божество. Бог достал огромный золотистый топор. Его руки, выступающие из тумана, сдавили его с такой силой, что покрылись голубыми венками.

Дин Хао шагнул вперёд.

— Какой высокомерный и одновременно жалкий Бог, ну давай, пришло время посмотреть на твоё настоящее лицо, — произнёс юноша, в глазах его вспыхнули Семь Звёзд. Дин Хао открыл глаза. В них была целая туманность, содержащая в себе все тайны вселенной и наполненная сияющими рунами. Золотистые цепи вдруг покинули глаза юноши и заковали всё пространство. Как будто Божественные драконы, они стали извиваться вокруг Бога Моря.

Дин Хао теперь был похож на вечного властителя всего сущего.

Бог Моря заревел. Он пытался разорвать цепи своим трезубцем.

Но цепей было слишком много, они заполнили всё окружающее пространство, прорваться через них было невозможно, они снова и снова наслаивались на Бога моря, сжимая силуэт в чёрном тумане. Цепи постепенно варили его, чёрное сияние меркло, и за ним проглядывался силуэт.

— Аа!.. — Бог Моря заревел, он был напуган.

Воины морской расы совсем обезумели. Снова и снова они кидались на Бога Моря, и сила их, всех вместе, была поистине невероятная, но всё равно им сложно было потревожить защитный барьер, который окружил себя юноша. Он был похож на ров, — обычные воины в нём просто утопали.

Вскоре чёрный туман совсем развеялся.

Показалось подобие человеческого силуэта.

Тело человека покрывали чёрные чешуйки, они покрывали его с ног до головы. Открытыми были только его лицо и ладони. Существо выглядело мрачным и ужасающим, вокруг его чешуек непрестанно вихрился чёрный туман. Это была Тёмная сила, причём очень могучая. Стоило взглянуть на неё, и казалось, что твою душу затягивает в чёрную бездну.

— И эта злая тварь — Бог Моря из Древней Бессмертной Эры? — тихо спросил Дин Хао.

Голос юноши точно стальной молот ударил в уши воином Морской расы.

Многие слабые воины всё ещё были безумны.

Но Божественные стали мяться. О Боге Моря ходили многие легенды. Он был спасителем всей морской жизни, он олицетворял силу и надежду. Он наделил расы моря мудростью, храбростью и силой, но никогда нигде не говорилось, что он был таким тёмным созданием.

К тому же многие статуи Божества, которые хранили многие кланы, выглядели совсем иначе.

Что… Происходит?

Меж тем по ту сторону оболочки.

— Жалкий смертный, что ты вообще знаешь? Небеса накажут тебя за оскорбление истинному Богу! –Бог Моря бешено брыкался, закованные в золотые цепи. Но чем больше он сопротивлялся, тем сильнее сжимались его путы, стремительно впиваясь в его плоть. Золотистая сила юноши как будто по своей природе подавляла Тёмную силу. Звучало тихое шипение, как будто они сжигали его плоть. Страшно было представить, насколько это был болезненный процесс.

— Небеса накажут? — глаза Дин Хао утратили сияние и вернулись к нормальному состоянию. Юноша сказал с выражением лёгкого презрения: — Никакой ты не Бог Моря, а тёмная кукла, которая им притворяется. Истинные Бессмертный Подземного Мира совсем не старался, если думал выдать тебя за Бога Моря.

— Что за бред? Как ты смеешь говорить такую лож! — ревел Бог Моря.

— Никакая ложь не обманет моих глаз, — сказал Дин Хао и пошёл вперёд. Потом юноша произнёс:

— Правда это или ложь, узнаем, когда явится настоящий Бог Моря.

Стоило голосу юноши затихнуть, как вдруг он поднял руку, и трезубец Бога Моря прилетел в ладонь юноши.

— Такой артефакту не место в твоих руках, — сказал Дин Хао. В его ладони загорелся золотистый огонёк, и золотой трезубец вспыхнула ярким светом.

— Теперь понятно, почему тебе пришлось вытянуть свою руку из тумана, чтобы ею орудовать. Это ведь Артефакт настоящего Бога Моря, вот откуда вся твоя сила. Обычного воина и вправду не сложно победить с его помощью, но против меня такое не сработает!

Бог Моря безумно брыкался в своих цепях, но они только глубже врезались в его плоть.

Вдруг прогремел взрыв, и вдруг из золотистого трезубца вырвался чёрный дракон. Он устремился в небеса, как будто пытаясь сбежать, но Дин Хао поймал его одним взмахом руки; ладонь юноши поглотила его и отпечатала на ладони. Дракон превратился в линию чёрного света.

Золотой трезубец вдруг вспыхнул ослепительным золотистым сиянием. Глубины моря вдруг превратилась в мир, залитый светом.

В глазах так называемого Бога Моря появилось выражение ужаса.

Золотистый трезубец оставил руку Дин Хао и, сияя золотистым светом, осветил Храм Бога Моря. Постепенно чёрное сияние стало исчезать. Их как будто сжигало пламя. Постепенно храм наполнился светлой, благородной аурой, как будто в него явился Бог Моря. Аура затронула безумный и нерешительных воинов Морской расы, и все они застыли.

Золотое сияние было тёплым и расслабляюще знакомым.

Прежний Бог Моря так сделать не мог.

Вдруг зазвучали колокола, и повсюду хлынула невидимая сила. Везде, где она проносилась, мир слегка подрагивал. Море как будто выпускало нечто неописуемое.

Воины морской расы были в шоке.

Даже самые безумные вдруг поняли, что здесь что-то не так.

Раздался грохот, и вдруг золотые врата Храма медленно отворились.

Вышло несколько человек, залитых золотистым сиянием. Воины морской расы присмотрелись, а Дин Хао обрадовался и расслабился.

Это пришли Ли Ижо, Дин Кэ и Вэнь Доцин.

И разумеется вместе с ними были дельфинчик Мэн Мэн.

Сейчас он стал совсем золотым, как будто золотистая статуя. Ещё он стал в несколько раз больше. Дельфинчик вырос и испускал такую ауру, которая даже Дин Хао казалась немного опасной. Его окружала сила истинного Божества.

— Старший Хао… — Ли Ижо сразу же обрадовалась, как только увидела Дин Хао.

Дин Хао обнял свою милую жену и с улыбкой кивнул сестре и Вэнь Доцин.

— Получается, Истинный Бессмертный Подземного Мира попытался захватить тело Мэн Мэна? — спросил Дин Хао, слушая рассказ Дин Кэ и остальных.

Дельфинчик Мэн Мэн заговорил. Голос у него был очень милый, как у маленькой девочки:

— Оказывается Истинный Бессмертный когда-то давно украл меня из Храма Бога Моря и оставил в моей душе тёмное зерно. Оно росло, а я ничего и не знал. Потом он вернулся в Храм и занял пустующее место, как сорока. Он забрал себе Трезубец Бога Моря и воссел в его храме. Если бы не ты, Старший Дин, тёмное зерно совсем бы мной завладело!