Глава 1177. Всего лишь Шут

Это была сила Бессмертного?

Все были в шоке. Никто даже понять не смог, как это Мэн Ци схватил этих двух Божественных воинов. Причём судя по всему, сделал он это даже не напрягаясь. Божественные для него были всё равно что шавки, которых он мог совершенно спокойно вырезать.

Сразу же все потеряли волю к сопротивлению.

Люди вдруг вспомнили Дин Хао. Когда он был первым мастером во всём мире, юноша не вел себя настолько высокомерно, не убивал людей просто потому что ему так захотелось, наоборот, он сдерживал пламя войны. Он был благородным властителем. Меж тем Мен Ци, стоило ему сделаться Бессмертная, сразу же возгордился. Люди испугались, что если не найдётся никого, кто бы смог с ним потягаться, Небесную дорогу ждут тёмные времена.

— Ха-ха-ха, через десять дней я уничтожу Секту Пытливого Меча и своими руками убью Дин Хао. Там, на вершине той горы состоится моя коронация как верховного Бессмертного. Пусть все великие Секты явятся на неё, а если кто не посмеет, их ждёт судьба Секты Пытливого Меча и Дин Хао!

Мен Ци засмеялся высокомерным смехом.

Когда голос его притих, он и все остальные воины пернатой расы ушли.

Оставшиеся главы больших Сект и Высшие растерянно переглянулись. Все они были недовольны, но никто из них больше не смел выражать своё недовольство. Они были напуганы и невольно вспомнила Дин Хао и Секту Пытливого Меча. Теперь, когда Мен Ци стал Бессмертным, вряд ли хоть кто-нибудь его остановит.

Через десять дней легенда Дин Хао завершиться.

Люди беспокоились, они были печальны, но ничего не могли поделать.

……

Известие о возвышении Мен Ци в ранги Бессмертного ураганом пронеслось по всей Небесной дороге.

Точно также все узнали, что Мен Ци планировал уничтожить Секту Пытливого Меча.

Первое, что он сделал, когда стал Бессмертным, это объявил о желании разделаться с Дин Хао. Очевидно было, что Мен Ци ненавидел его всей душой. Все понимали, что единственная причина, почему он не убил его сразу, была в том, что Мен Ци хотел сделать это на глазах всего мира. Он хотел раздавить великого Дин Хао и доказать своё превосходство.

Меж тем Королевский Двор Пернатой расы отправил всем остальных великим фракциями послание с требованием преклонить колени, а иначе когда Мен Ци убьёт Дин Хао, они будут следующими в его списке, и тогда среди них не останется ни куриц, ни собак.

Ходили самые разные известия, назревала настоящая буря.

Многие великие воины направились на Гору Пытливого Меча. Они не смели ослушаться приказа Мен Ци, а заодно и сами хотели посмотреть, сколько же воин продержится перед лицом настоящего Бессмертного. В победу Дин Хао не верил никто.

Ведь он ещё не стал Бессмертным.

Между смертными и Бессмертными была непреодолимая пропасть.

Сменялись день за днём.

Вокруг Секты Пытливого Меча собралась огромная толпа. То и дело происходили вспышки ужасающей силы, Божественные прибывали снова и снова, и вскоре в одном этом месте собралось больше восьмидесяти сотых всех великих воинов Небесной Дороги.

Некоторые прежние союзники Секты Пытливого Меча тоже пришли, и даже осадили Секту, дабы её ученики и сам Дин Хао не сбежали и не разозлили сем самым Мен Ци.

Медленно тянулось время.

Воинов вокруг Секты Пытливого Меча становилось всё больше.

Медленно тянулись минуты и дни.

Воинов вокруг Секты Пытливого Меча становилось всё больше.

Но что удивительно, и даже похвально, сама Секта как будто не знала о грядущей беде. Люди видели учеников Секты, и те всё также же спокойно ходили по своей горе и не открывали защитную формацию. Дин Хао и остальные важные чины Секты даже никак не ответили на угрозу Мен Ци.

Неужели они приняли судьбы?

Неужели они ещё не боялись?

Никто не знал.

И вот пришёл тот самый час.

На десятый день, с восходом солнца, на горизонте вспыхнуло бессмертное сияние. Загремели боевые барабаны и войско в несколько тысяч воинов пернатой расы показалось в небесах. Словно яростный таран они пронзали пространство, десять драконов тянули огромную колесницу, которая возвышалась будто бы над всем миром.

Мен Ци в красной робе сидел в колеснице. Вот он медленно поднялся.

Его аура хлынула на весь мир, он взлетел и рассмеялся:

— Дин Хао, время пришло. Выходи и умри.

Голос его разносился между небом и землёй подобно грому.

Секта Пытливого Меча в ответ даже не шелохнулась.

— Я признаю твой талант, а потому хочу даровать тебе благородную смерть. Если ты себя убьёшь, я прощу остальных учеников Секты Пытливого Меча. Своей смертью ты заслужишь их жизни, — Мен Ци с небес смотрел на Секту Пытливого Меча. Он усмехнулся и сказал:

— Делай свой выбор, Дин Хао!

Весь мир сиял в лучах его Бессмертного светоча.

Прошло несколько секунд, но в Секте Пытливого Меча никто не ответил.

Выражение лица Мен Ци стало холодным. Он сказал:

— Вот как, значит великий гений на самом деле трус, который боится смерти? Дин Хао, ты и дальше будешь прятаться как черепаха? Тогда я уничтожу Секту Пытливого Меча.

Голос его затих.

И вдруг кто-то действительно показался из Секты Пытливого Меча.

Все сразу же выпучили на него глаза. Этот был тот самый толстячок Жэнь Восин с очень белой кожей. Он замер посреди неба, прокашлялся и громко прокричал:

— Мастер сказал, что тебе не просто было стать Бессмертным. Поэтому не докучай ему и не совершай ошибок. Проваливай, и тогда останешься цел.

Мен Ци выпучил глаза.

Но потом рассмеялся.

— Ну ладно, ладно Дин Хао, тогда я сперва убью других учеников твоей Секты. Может тогда ты покажешься.

Голос его затих.

Мен Ци поднял руку и протянул её к Жэнь Восину.

само пространство скривилось.

— Бессмертные по-твоему непобедимы? — ясный голос раздался из Секты Пытливого Меча. То был голос Дин Хао. Юноша звучал чрезвычайно серьёзно и знакомо для многих собравшихся воинов. Вместе с этим голосом из Секты взмыли меч и сабля.

Сабля была золотистой и пламенной.

Меч был серебристым и ледяным.

Летели они не особенно быстро, но точно на парящего в небесах Мен Ци.

Остальные воины ничего не почувствовали, но Мен Ци вдруг применился в лице. Он ощутил ужасающую угрозу, как будто у него над шеей нависла коса Бога Смерти, которому стоило её только немного опустить, и Мен Ци лишится своей жизни.

— Я Бессмертный, ты хочешь одолеть меня? Глупец!

Заревел Мен Ци, забыл про Жень Восина и засиял Бессмертным сиянием. Само пространство вокруг него стало искривляться, законы смутились, для любого Божественного это было смертельно, ведь буря среди законов отрезала Божественного воина от большей части его способностей.

На спине Мен Ци раскрылись двенадцать золотистых крыльев, покрывая собою почти всё небо. Они вздрогнули и словно стрелы полетели на меч и саблю.

— Ха-ха, вот она, сила Бессмертного Дао. Прими свою судьбу, муравей!

Засмеялся Мен Ци.

Но уже в следующее мгновение улыбка застыла у него на лице.

Потому что меч и сабля, хотя и не обладали силой Бессмертного Дао, вдруг испустили яркое сияние и покрыли собою все перья, словно густые воды. Не успел Мен Ци ничего сделать, как вдруг его пробрала страшная боль…

Золотистые перья разлетелись по небу.

Мен Ци заревел от ужаса. Он вдруг обнаружил, что меч и сабля отрезали двенадцать пар его крыльев. В небо брызнула кровь, и даже сияние Бессмертного Дао не смогло защитить его от ужасающих меча и сабли.

В крыльях была эссенция любого воина Пернатой расы, а потом теперь силы Мен Ци стремительно пошли на спад.

— Как такое возможно… — меч и сабли вселили в него ужас, его Бессмертное Дао рассыпалось под их напором, они прирезали его словно юного цыплёнка.

Меж тем вокруг звучали шокированные вздохи.

Воины выпучили глаза, когда всё это увидели. Они не могли поверить, что Бессмертный Мен Ци, который успешно прошёл Испытание небес, проиграл почти моментально?

Это было немыслимо.

Особенно в шоке были воины Пернатой расы и их Великий Император. Они прямо-таки задеревенели. Они явились сюда словно владыки мира, а теперь были скорее похожи на ряженных куриц.

Как такое возможно. Как Бессмертный мог проиграть?

Золотистая сабля и серебристый меч зависли по бокам Мен Ци, и теперь слегка дрожали, испуская острую ауру и полностью его подавляя.

— Я забрал твои крылья, жизнь ты можешь оставить. Вон.

Из Секты Пытливого Меча снова раздался голос Дин Хао.

Раньше этот голос звучал нормально, но теперь он потряс людей до глубины души, как будто то был приказ великого короля.

— Даже Бессмертный проиграл… Дин Хао тоже стал Бессмертным?

— Нет, не было же никакого Бессмертного Дао. Но если он не Бессмертный, как он так просто одолел Мен Ци?

— Небеса, неужто Дин Хао создаст новую легенду?

Все вокруг были в шоке.

— Нет, я отказываюсь в это верить, я Бессмертный, как я мог проиграть, я первый Бессмертный с древнейших времён, Дин Хао, как ты это сделал? — Мен Ци чуть из ума не выжил. Его уверенность в себе рухнула.

Теперь он был похож на клоуна.

Его история, становление Бессмертным и всё прочее были похожи на какую-то шутку. С него целую вечность буду смеряться.

Он навсегда станет жертвой позора.

И Мен Ци не понимал, почему.

Дин Хао ответил ему просто, одним словом:

— Прочь!

В этот день Бессмертный Пернатой расы проиграл и едва не расстался с жизнью.

Сумасшедшая Сабля, Безумный Меч Дин Хао проиграл войска пернатых как собачью свору.

Великий Император пернатых лично принёс извинение, стерпел позор, забрал Мен Ци и ушёл вместе со всем своим войском.

Дин Хао даже не покидая своей Секты победил Бессмертного Мен Ци. Казалось, для него это было даже проще, чем одолеть Юань Янхао. И весь мир Небесной Дороги замолчал. Силы Сумасшедшей Сабли внушали отчаяние.

Похоже, для Дин Хао даже Бессмертный это всего лишь шут.