Глава 1193. Их враг Дин Хао

Предок Сюань Тянь только улыбнулся, но промолчал.

Сияние диаграммы Инь-Ян вокруг Дин Хао становилось всё более блеклым, Небесная кара давила на юношу, молнии постепенно его пожирали, как будто ещё немного, и они разорвут его на куски.

Му Тяньян ревел как раненый зверь, пытаясь терпеть Небесную кару.

— Сколько ты продержишься? — спросил он, смотря на Дин Хао безумными пламенными глазами. Продолжая сдерживать напор Небесного Испытания, Му Тяньян приблизился к Дин Хао. Чем ближе ты к центру Испытания, тем сложнее тебе выдержать его давление. Этим и хотел воспользоваться Му Тяньян.

Сияние Инь-Ян диаграммы вокруг Дин Хао стало совсем уже бледным. Как будто ещё немного, и она треснет.

— Когда придёт Твоё Испытание, тебе будет ещё хуже, ха-ха, мир не потерпит такого страшного гения, должно ты не проживёшь, ты труп, — Му Тяньян засмеялся.

— И даже если ты пройдёшь Испытание, мастер Демон накинется на тебя и овладее твоим телом. Так что тебе не сбежать. Может быть ты и сильнейший во всём мире, но тебе всё равно конец.

Такой был план Му Тяньяна.

Самый страшный план.

Как только он и Дин Хао оказались вместе, Му Тяньян немедленно вызвал собственное Небесное Испытания и тем самым спровоцировал Испытание Дин Хао. Тот многие год подавлял свои силы, мощь его Небесного Испытания должна была быть ужасающей. После неё, даже если Дин Хао останется жить, ему всё равно конец.

Ведь Мастер Демон Предок Сюань Тянь захватит себе его тело.

Это был идеальный план, без единого изъяна.

Тень предка Сюань Тяня парила возле Му Тяньяна. Старец находился в чрезвычайно странном состоянии, молнии с небес будто бы не могли его разниц, они стекали с него как воды.

— Печально, что такой впечатляющий гений падёт у меня на глазах, — тихо вздохнул Предок Сюань Тянь.

Дин Хао промолчал.

Он взглянул на пару перед собой с жалостью.

Спустя немалое время Инь-Ян символ не юноше совсем растаял под напором Небесного сияния. Тогда Дин Хао ясно проговорил:

— Я не боюсь Испытания, потому что для меня его нет. Вы скоро всё поймёте… Отройте глаза и смотрите на моё Испытание.

Прозвучал голос юноши.

Последняя сила рыбки Инь-Ян вокруг Дин Хао развеялась. Юноша вытянул руки, словно купаясь в каплях весеннего дождика, и принимая ослепительное Небесное Сияние…

Му Тяньян закачался, на него ещё сильнее обрушился гром.

Предок Сюань Тянь, который наблюдал за всем со стороны, вдруг сделался деревянным, а потом резко бросился в светлый туман. Он пытался оставить Му Тяньяна и сбежать…

— Уже поздно! — в глазах Дин Хао загорелся ясный свет. Цепи, точно Божественные драконы, захватили всё небо.

Юноша прошёлся по морю молний, как будто его и не было вовсе.

— Как такое возможно? Почему у тебя нет Небесного Испытания? Это невозможно… — голос Предка Сюань Тяня звучал одновременно шокированное и яростно. У Дин Хао и вправду не было никакого Испытания, он шёл среди молний как по плоской земле, и собственное его испытание и близко не начиналось.

— Нет… — Му Тяньян вздохнул. Он больше не пытался выдержать Испытания, но позволил ясному свету обрушиться на своё тело. Взгляд его, однако, обратился на девушку вдали в белом платье.

В следующей жизни я женюсь на тебе! Думал юноша.

Если у Дин Хао не было своего испытания, то всё было кончено.

……

……

— Нет… — Лю Линцзуй словно безумная ринулась в море молний.

Прекраснейшая богиня войны Центрального региона теперь казалась безумной. У неё на лице читалась такая боль, как будто девушку живьём рвали на части.

— Нет, стой… — Бай Цифэн немедленно поймал Лю Линцзуй.

— Старший Тяньян… — Лю Линцзуй ревела как безумная. Она утратила весь своей возвышенный темперамент и теперь разливала обильные слёзы из своих прекрасных глаз. Ей хотелось ворваться в пламенные тучи молний, даже если бы любой удар молнии её бы убил. Она была как мотылёк, который летит на огонь.

— Король в белом проиграл!

Некоторые из тех, кто наблюдал за битвой с помощью силы Божественных умений или ещё чего-то невольно повздыхали.

Люди следившие за битвой Небесными глазами видели, что в последний момент Му Тяньян оставил свои попытки выдержать Небесное испытание, и молнии превратили его в пепел. Не осталось даже волоса. Тёмную же тень Дин Хао удержал силой Инь-Ян и тоже испёк её в свете пламенного Испытания.

Перед лицом юноши любые планы и коварства были смешными.

— Вот и настала эра Сумасшедшей Сабли, Безумного Меча. Больше никто во всём мире ему не соперник, — вздыхали некоторые. В этой битве Дин Хао продемонстрировал просто ужасающую, безграничную силу. Даже самые уверенные в себе воины не смели теперь бросить ему вызов. Они были как горная града, которая, какой бы они ни была высокой, никогда не могла достать до небес.

Не меньше миллиона человек собралось посмотреть эту битву, среди них было немало Бессмертных, но даже они теперь были в ужасе.

Никто не знал, как это Дин Хао смог выжить, и даже не просто выжить, а вообще не пострадать под напором света Небесных молний. Му Тяньян всё так подготовил, но из-за одной этой ошибки в итоге погиб.

— Если сила несравненна во все времена. Такого воина впору называть Божественным Владыком Меча и Сабли, — вздохнул древний Бессмертный демон.

Люди подумали и согласились.

Бессмертный Владыка Меча и Сабли!

Ведь действительно, достижения Дин Хао в искусстве меча и сабли было несравненным. Даже Меч Изничтожающей Пустоты Императора в Белом не мог его ранить. Дин Хао заслужил называться Божественным Владыкой.

То было имя сильнейшего воина.

Ещё никто и никогда не смел носить такой титул. Даже Восемь Истинных Бессмертных Древней Бессмертной эры не смели так себя называть, даже Предок Сюань Тянь, отец Десяти Тысяч Бессмертных, не смел так назваться.

Меч, сабля, Божественный Владыка…

Дин Хао из Секты Пытливого Меча.

Молнии в небесах вот уже скоро должны были развеяться. Му Тяньян погиб, и

Вскоре молнии развеялись, Му Тяньян исчез, и закон сами собой уничтожили последние остатки Небесного сияния.

Дин Хао стоял в небесах, его чёрные волосы развевались на ветру, развеялась и его лазурная мантия. Юноша был великолепен.

— Я убью тебя, Дин Хао, я убью тебя… — Лю Линцзуй была в бешенстве, она сверкала Бессмертным Дао, словно яростный огонёк, и смотрела на Дин Хао пламенным взором. Девушка хотела взорваться себя и убить вместе с собою Дин Хао.

Он вздохнул.

Махнул рукой.

Хлынула нежная сила, и на Лю Линцзуй появилась печать. Больше девушка взорваться не могла. Лёгкий ветер вернул её к Бай Цифэну и советнику Лазурному Дракону.

— Дин Хао, я убью тебя, я обегаю небесам, я убью тебя… — ревела Лю Линцзуй. Она вскинула голову и закричала. И вдруг её густые чёрные волосы стали белыми как снег, а из глаз пошли кровавые слёзы, и вскоре сами её глаза сделались красными. Девушка стала таинственно прекрасной.

Люди смотрели на всё это и вздыхали.

Все знали о любви, которую Лю Линцзуй питала к Императору в Белом Му Тяньяню, но никто не ожидал, что она была настолько глубокой. Волосы девушки побелели, и у неё пошли кровавые слёзы, будто на её сердце пришёлся поистине ужасающий удар. Она была чарующей, но и жалкой. И как печально, что ненависть её была направлена на Дин Хао, которого ей никогда не победить.

Бессмертные воины Секты Пытливого Меча и других фракций осадили Бай Цифэна и воинов династии Белой Рубахи.

Бай Цифэн холодно хмыкнул и вдруг засиял Бессмертным сиянием. В глазах его пылала жажда боя. Советник Лазурный Дракон тоже крепко сжал подставки своего кресла-каталки, и тоже с ненавистью уставился Дин Хао. И остальные генералы Династии не боялись, но ревели, готовые в бою.

— Божественная Династия Белой Рубахи никогда не подчиниться, — чётко проговорил Военный Советник Лазурный Дракон.

— Никогда, — заревели остальные воины.

Мелькнул свет, возле них появились Ли Лань и остальные.

— Оставлять их нельзя, это чревато. Предок Сюань Тянь и Му Тяньян мертвы, значит и они пусть уйдут. Соберите войска, нужно избавиться от Династии Белой Рубахи и будущих проблем, — сказала девушка. Не просто так её называли Ледяной Шурой. Ли Лань видела в глаза Лю Линцзуй, Бай Цифэна и остальных ненависть Они были сильными врагами, и наверняка будут докучать Дин Хао в тайне. Ли Лань не могла позволить, чтобы кто-то угрожал её мужу, даже если одной только враждебностью.

Атмосфера сразу же сделалась напряжённой.

Многие воины немедленно отступили. Они и раньше подозревали, что чем бы ни закончилась битва на гряде Тысячи Леденящих Вершин, проигравшего ждёт печальная судьба. Но когда это всё-таки случилось, людям невольно сделалось жалко Божественной Династии Белой Рубахи. Всё же это была великая фракция, она возвысилась в тяжкие времена и уберегла многие жизни.

Как жаль, что их врагом был Дин Хао.

Взгляд юноши прошёлся по лицам Бай Цифэна, Советника Лазурного Драконы и остальных. Наконец юноша покачал головой и сказал:

— Пусть уходят, и не трогайте Божественною Династию Белой Рубахи, — юноша вдруг исчез в небеса, но голос его продолжал звучать:

— Неправильно бить лежачего!