Глава 261. Завтра он встретит его лично

На лице Дин Хао появилось странное выражение.

«Официальный ученик? Элитный ученик Института Голубой Рубахи?».

«Вот именно.» — Гао Фэн подумал, что Дин Хао тоже разволновался. Он нахмурился и сказал: «Более того, говорят что Ли Юньци занял высокое место в соревновании пяти институтов Секты Пытливого Меча, был хорошо награждён. Сейчас он возвращается в Город Чистой Реки, и вероятно завтра этот юный гений лично приедет в нашу Равнинную Деревню.».

После слов главы деревни все замолчали.

Секта Пытливого Меча была для них возвышенным местом, на расстоянии в несколько тысяч километров они были абсолютными властителями. Даже обычный официальный ученик Секты Пытливого Меча обладал невероятным статусом, и был сравним с императором. Равниной Деревне они были не по зубам.

Если этот юный гений Ли Юньци действительно придёт сюда лично, то им и вправду придётся выдать Го Сюэ ради спасения.

Даже если Дин Хао и был силён, он вряд ли сможет противостоять чему-то такому великому как Секта Пытливого Меча.

Хотя Го Сюэ и была ещё юной, она поняла, что все боялись прихода этого Юньци. Когда он придёт, у неё не будет ни шанса на хорошую судьбу. Её объял страх, щёки побледнели, и она взялась за рукав Дин Хао, напоминая маленького утёнка в дождь и бурю. Выглядела она невероятно жалобно.

Дин Хао похлопал её по плечу и с улыбкой сказал: «Расслабься, я здесь.».

……

Отбежав на 4 километра от Равнинной Деревни Ли Юньян остановился и начал тяжело дышать.

Бежавшие за ним войны тоже начали глотать воздух.

«Второй Мастер, мы прост уйдём?» — На их лицах было нежелание.

Честно говоря, с тех пор как Город Чистой Реки стал известным и богатым никто не смел их провоцировать. Но сегодня, неожиданно, они напоролись на гвоздь в Равнинной Деревне. Думая об этом они ощущали свою беспомощность перед этим таинственным парнем. У них не было ни шанса.

«Он мастер.» — Ли Юньян покачал головой и сказал: «И он не раз убивал. Мы ему не противники. Более того, я чувствовал, что, если бы мы остались, он действительно мог нас убить.».

«Сука, откуда Равнинная Деревня раздобыла такого монстра.» — Ругнулся один из них.

«Значит мы позволим ему такое высокомерие?» — В их сердцах пылала ярость.

Ли Юньян сжал зубы и ухмыльнулся: «Конечно нет, мой пятый брат Юньци вчера вернулся в город Он лично придёт в Равнинную Деревню и разберётся с этим парнем.».

«Ха-ха, если пятый мастер придёт лично, то проблем точно не будет. Никто не смеет идти наперекор Секте Пытливого Меча.».

«Я слышал, что пятый мастер занял высокое место на втором соревновании пяти институтов. Завтра этому парню не поздоровиться, Пятый Мастер с ним разберётся. Как он посмел не давать лица нашему Городу Чистой Реки, ему конец!».

«Ха-ха, не терпится увидеть, как он будет кланяться перед Пятым Юным Мастером и молить о пощаде, ха-ха!».

Думая о том, как завтра ученик Секты Пытливого Меча Ли Юньци лично всё сделает, группа Ли Юньяня пришла в восторг. Им не терпелось опять вернуться в Равнинную Деревню.

……

Разобравшись с Ли Юньяням и остальными Дин Хао направился в снежное поле чтобы упражняться с формациями.

Последние несколько дней Предок Меча не давал ему никакой пощады и тренировал изо всех сил. Дин Хао прогрессировал семимильными шагами, изучая различные Пути Начертания. Комбинируя их с китайскими стихами, он наконец научился создавать собственные формации.

«Не было звёзд прошлой ночью, только ветер освещал путь!».

Ржавый меч и Дин Хао словно стали едины, он вычертил известный стих на снегу.

Как-только он начертил последнюю линию появилась странная аура. Все 14 иероглифов засияли ярким циркулирующим светом.

«Хорошо Парнишка Дин, ты наконец смог создать целую формацию. Эти четырнадцать рисунков можно считать компонентами формации. Однако твоё Намерение Начертание всё-ещё находиться на зачаточном состоянии. Эти 14 знаков собраны довольно вяло, намерение за ними не обладает настоящей чистотой. Если противник заметит это, то сможет уничтожить формацию.».

Оценил его работу Предок Меча.

Дин Хао уже привык к таким суровым комментариям.

Хоть Предок Меча и живёт уже бесчисленное количество лет, он далек от Ван Цзюэфэня по части провокаций.

На самом деле Дин Хао понимал, что обычному Мастеру Формаций потребуется как-минимум год чтобы научиться создавать настоящие формации, и причиной этому были китайские иероглифы.

Китайские иероглифы из его прошлой жизни совершенствовались на протяжении тысяч лет, в этом мире они обрели свойство формаций.

Более того, после многочисленных опытов Дин Хао к своему удивлению обнаружил что если просто бездумно писать иероглифы, то от этого не будет никакого эффекта, если составлять слова, то они обретут определённую силу, а если использовать древние поэмы, которыми много лет наслаждаются многие люди, то формация обретёт невероятную мощь.

«Возможно ли что это из-за того, что те существуют уже тысячи лет и обладают большим Намерением Написания, так-как являются литературой?».

Предполагал он.

Он подумал и активировал эти 14 иероглифов.

Бум!

Послышались взрывы.

Мощь была равно удару Война Боевых Искусств 5 Этапа.

«Формации — это не так просто, после узнаешь.» — Сказал Предок Меча, довольными успехами своего преподавания.

Дин Хао не обратил на него внимание. Он вновь начал рисовать формации, и комбинировать поэмы. Раз уж он решил использовать их, то следует разобраться во всех преимуществах и недостатках данного пути.