Глава 308. Какие Слова

Дин Хао сперва нашёл спокойный отел в Мирном Городе и поселил туда своих друзей, после чего отправился в место, где поселился клан Го. С их помощью он купил немного лекарств, а затем направился в магазин и купил себе котёл для алхимии. Всё оставшееся время он занимался созданием «Пилюль Возвращения Небес».

Эти пилюли были алхимическим средством на пике 2 Ранга. Он залечивали внутренние и внешние раны, и весьма эффективно.

Однако Дин Хао создавал их с помощью техники, которой его обучила Предок Сабли. В процессе работы он использовал свои Небесный Огонь Ян, а также добавил немного белой жидкости из пещеры под Земной Пропастью В результате эффект пилюль был в разы сильнее обычного.

По завершению работы пилюли засияли. Оказалось, своим качеством они достигли середины 3 Ранга.

Дин Хао восстановил Ци в телах Чжао Фаня и Фан Тяньи и скормил им эти пилюли. Они начали быстро восстанавливаться.

Между тем Дин Хао встретился с Го Линям, Го Фэням и остальными.

Нынешний Го Клан больше не был беден. Спустя пять месяцев он успели закрепиться в Мирном Городе и купить несколько магазинов и ресторанов. Самый богатый ресторан в городе также принадлежал им.

Го Линь и Го Фэн были чрезвычайно благородны Дин Хао. Он изменил судьбу Равнинной Деревни.

Дин Хао решил не рассказывать Го Клану о том, что благодаря их свитку он нашёл Мистическое Боевое Искусство Победы. Они обсудили это с Предками Меча и Сабли и решили, что лучше хранить это в тайне. Такая информация может навлечь много бед и привлечь немало завистников.

В будущем, когда Дин Хао станет сильнее, он передаст это искусство Го Сюэ в качестве своей благородности Клану Го.

С помощью Клана Го Дин Хао также продал несколько частей Демонов Генералов и Демонов Королей, и заполучил более 5 миллионов золотых. Половину он обменял на Мистические Камни чтобы использовать в культивации.

Всё это заняло примерно 5-6 дней.

К этому времени раны Чжао Фаня и Фан Тяньи, благородя лекарствам, почти полностью залечились. После Дин Хао направился в школу, где обучалась Го Сюэ. Оставалось только добраться до Секты Пытливого Меча.

Го Сюэ он взял с собой.

Спустя 5 месяцев начально культивации он стала намного сильнее, и больше не была маленькой изголодавшейся девочкой. Её тело стало сильнее, и она уже начала подготовку к пробуждению своего Ци Зерна.

Дин Хао обещал помочь Го Сюэ вступить в Секту Пытливого Меча, и он планировал исполнить это обещания. Какое-то время ей ещё придётся подождать в секте, а затем, через четыре месяца начнётся экзамен.

В этот день ярко светило солнце. Дин Хао и остальная троица выехала из Мирного Города и поскакала вдаль.

……

……

Услышав знакомый голос Ли Ижо холодно хмыкнула, выбросила хлыст из руки и развернулась.

Среди 20 учеников Восточного Института один выделялся из-за своей нефритовой короны.

Он с раздражением осматривал тюремную камеру. На вид ему было 15 лет, он был 1.7 ростом. Лицо его была чистым и аккуратным, глаза немного узковатыми. На его лице читалась злоба. На поясе его весел длинный меч в нефритовых ножнах, видом напоминающий дракона с блестящей рукояткой. Сам он был крайне высокомерным, и его Ци было глубоким, словно океан.

Его наряд было богаче чем у остальных учеников Восточного Института.

Это был текущий Глава Института, Лу Пэнфэй!

По сравнение с тем, как он выглядел раньше, он выглядел совершенно иначе. Его окружала аура величия, а взгляд его был пугающим и напоминал взгляд ядовитой змеи.

После трёх побед подряд на Соревновании Пяти Институтов он стал намного более величественным.

Однако аура его была злой и тёмной. В этом он разительно отличался от двух других гениев Восточного Института, Дин Хао, который всегда был ярким и приветливым, и Ли Ланя, которые был элегантным и отдалённым. Хотя остальные ученики и слушались его, делали это они из-за страха, а не верности.

Другие ученики старались стоять как-можно дальше от него, явно опасаясь приближаться. Их головы были опущены.

Однако в то время как остальные боялись его, Ли Ижо даже не дрогнула.

«Ты пришёл вовремя, Лу Пэнфэй.» — Сказав это Ли Ижо посмотрела на полуживого Цзян Фэна и усмехнулась: «Твоя собака посмела без разрешения пытать заключённых, раны на Ван Сяоци и Ли Юньци доказательство. Откуда такая храбрость, это ты её научил?».

«Я вижу что ты, Ли Ижо, посмела ранить ученика моего Восточного Института. Никаких пыток я не вижу.» — Спокойно сказал Лу Пэнфэй, после чего добавил: «Ли Ижо, если сегодня не признаешься, то не покинешь эту тюрьму.».

«Признаюсь?» — Ли Ижо злобно улыбнулась: «Ты, злодей, прибрал себе Восточный Институт пока брата Хао нету, и ещё требуешь каких-то признаний? И твоя собака ещё посмела пытать Ван Сяоци и Ли Юньци. Другие может тебя и боятся, но я, Ли Ижо, нет. Сегодня я пришла совершать справедливость, даже если я убью этого Цзян Фэна, что с того?».

«Жалкая рабыня.» — Лу Пэнфэй в ярости открыл свои глаза.

Они засияли холодом, температура в тюрьмы опустилась.

Честно говоря, раньше Лу Пэнфэй сам засматривался на Ли Ижо. Ведь она самая красивая девушка среди всех Пяти Институтов, и привлекает даже учеников Внутренней и Внешней Сект. Лу Пэнфэй тоже не мог не обратить на неё внимания.

Однако, к сожалению, она была влюблена в Дин Хао.

Раньше Лу Пэнфэй не смел проявлять своего внимания, однако после того как он три раза подряд выиграл Соревнование Пяти Институтов и почувствовал вкус власти, в него вновь появилась надежда насчёт Ли Ижо. Только иная. Он ненавидел Дин Хао и потому ненавидел и Ли Ижо. Он хотел овладеть ей силой.

Взять красивейший цветок Пяти Институтов под себя.

Однако он сдерживал себя.

Он понимал, что до финального экзамена для официальных учеников оставалось совсем немного времени. Лу Пэнфэй хотел сперва вступить во внутреннею секту, а после уже разобраться с Ли Ижо. Тогда это будет легко.

Однако сегодня эта женщина посмела выступить против него.

Когда последний раз кто-либо решался на такое?

Лу Пэнфэй был в ярости.

Однако постепенно его глаза сузились, холодное сияние потемнело. Он выдохнул, и отчётливого проговорил: «Не тебе вмешиваться во внутренние дела Восточного Института. Ли Ижо, даю тебе последний шанс. Уйди, а поплатишься.».

Его голос не успел затихнуть как вдруг…

«Какие слова, глава Лу. Вы не слишком уважительно говорите с моей кузиной.».

Сзади раздался спокойный голос.

Все присутствующие дрогнули.

Пришла ещё одна важная персона.