Глава 323. Последствия и Мнения (часть 1)

Прежде чем его голос успел затихнуть рука Дин Хао, окружённая холодным Ци, дотронулась до лба Лу Пэнфэя.

Невероятно мощная холодная энергия, способная уничтожить любую жизнь, тут-же вошла в его тело, уничтожая его жизненную энергию. Лу Пэнфэя поглотил страх, он, не веря в происходящее, сказал: «Как… Почему…».

«Даже если ты мне не скажешь, у меня есть свои способы найти его и ещё… Я не люблю, когда мне ставят условия.» — Голос Дни Хао был спокойным и тихим, лёд на его ладони постепенно распространился по всему телу Лу Пэнфэя. Великолепный, но смертельный слой льда полностью покрыл победителя трех Соревнований Пяти Институтов подряд.

Лу Пэнфэй расстался с жизнью стоя на коленях.

Закончив с этим Дин Хао легко вздохнул после чего отряхнул пыль с плеча. Он повернулся и улыбаясь направился к Ван Сяоци и остальным. Взяв Го Сюэ за её маленькую руку, он направился к солнцу, в глубину Секты Пытливого Меча.

Вскоре его силуэт покинул взгляды толпы.

……

Дин Хао не убежал.

После того как он доставил Го Сюэ в Несравненную Таинственную Школу Боевых Искусств он направился к отделению номер 8, в своё каменную комнату.

После этого он почти не выходил из своего дома.

Однако верхушка секты также хранила странное молчание. Дин Хао нарушил правила секты, убил другого ученика и оскорбил старшего члена секты, однако Пытливый Зал Наказаний не вынес ему приговор. Многие этому удивлялись.

Большинство предполагало, что это из-за того, что верхние чины секты спорили насчёт того как именно с ним поступить. Как-никак сила, которую продемонстрировал Дин Хао, показывала его талант, а секта всегда бережно относилась к гениям.

Однако если бы после убийство Дин Хао решил убежать, за ним бы немедленно последовали эксперты Секты.

В действительности все эти предположения были правдивы.

Естественно молчание старейшин не означало что вся остальная секта была спокойной. Наоборот, все, кто видел Дин Хао в действие, все-ещё были шокированы, и таких было не мало.

……

Южный Институт Пурпурной Рубахи.

Лу Куан спокойно сидел в каменной комнате.

Перед ним была каменная табличка источающая белое сияние.

Поверхность этой таблички была необычайно гладкой, словно белая бумага. Лу Куан, опустив голову, держав в руке длинную саблю. Через какое-то время его кисть задрожала, и он использовал саблю словно кисть, медленно чертя одно слово на белой поверхности.

Это было слово «Сумасшествие».

Затем он посмотрел на это слово, и на его лице появилось задумчивое выражение.

Раньше он думал, что только он один был выше всех остальных. Выше чужих похвал и осуждений, что только он был достоит этого слова, Сумасшествия. Он даже слегка презрительно относился к Дин Хао, что всегда встречал остальных учеников с улыбкой.

Однако теперь…

«Сумасшествие, что есть сумасшествие? Высокомерие — это сумасшествие? Презрение к традициям и ритуалам это сумасшествие? Я псих? Нет… Ярость за друга, доброта, которая не ослабевает убийственное намерение, не желание отступать, отсутствие границ, это настоящие сумасшествие, как у Дин Хао!».

Лу Куан почувствовал, что зря прожил все эти годы.

Он вновь использовал саблю как кисть, жух~, жух~, жух~ и написал имя Дин Хао на каменной поверхности возле слова сумасшествие.

Долгое время он спокойно смотрел на эти три слова, после чего нежно вздохнул и резко ударил ладонью, разбив камень в пыль.

С тех пор «Псих» Лу Куан изменился. Он стал спокойнее, менее разговорчивым, и только его искусство сабли стало его более резким и сумасшедшим.

……

Среди деревьев. Ветви уже обросли мягкой зеленью.

Две элегантный фигуры шли нога в ногу. Долгое время они хранили молчание.

Это были Мужун Янчжи и Юй Цзюэяо.

«Он вернулся, как мы и подозревали, за эти шесть месяцев его сила невероятно возросла. Он действительно тот, кого называют гением.» — Вдруг произнесла Мужун Янчжи после чего вздохнула.

Это обычная девушка начала рассматривать зелёные ветви вокруг, дрожащие в весеннем ветре, однако его взгляд стремился вдаль.

«Хи-хи, старшая сестра Янчжи, скажи честно, тебе нравится Сеньор Дин Хао, так?» — Смеясь и держа свои волосы спросила Юй Цзюэяо.

«Мелкая девчушка, сначала спроси саму себя об этой.» — Буркнула в ответ Мужун Янчжи.

«Он уже видел мое тело, и трогал его…» — Большие глаза Юй Цзюэяо засверкали.

Вспоминая о произошедшем в руинах на Западной Горной Гряде обе девушки вдруг покраснели, а их сердцах забились сильнее.

«Кстати, что насчёт новостей, которые ты должна была узнать? Что секта думает насчёт Сеньора Дин Хао?» — Пытаясь сменить тему Мужун Янчжи стала более серьёзной.

«Сейчас сложно сказать, Сеньор Дин Хао натворил много дел. Лу Пэнфэй это не кто-то там, он три раза выиграл Соревнование Пяти Институтов и считался важным некоторыми старейшинами в секте. Более того, говорят он вступил в одну из групп которой управляют Наследственные Ученики. Теперь они хотят наказать Дин Хао.» — Сказал Юй Цзюэяо.

«Мой Старший Брат пока ничего не говорит, видимо пока ещё не ясно.».

Мужун Янчжи кивнула, на его лице появилась тревога.

«Я слышала почти тоже самое. Это уже не столько вопрос нарушения правил, сколько противостояние различных группировок секты. Это не хорошо для Сеньора Дин Хао.».

«Но если те слухи правдивы, то Сеньор Дин Хао может избежать проблем.».

«Ты имеешь ввиду… Предок Ци…».

«Угу, некоторые говорят, что Сеньор Дин Хао это тот, кого выбрал Предок Ци.».

«Если так то это отлично, но нельзя ставить жизнь Сеньора Дин Хао на обычный слух. Цзюэяо, мы должны всеми силами стараться помочь ему.».

«Я пойду поговорю с моим неразговорчивым старшим братом. Хм, заставлю его помочь.».

«Угу, хорошо, я тоже постараюсь убедить мою мать чтобы она вступилась.».

После обсуждения девушки подбодрили друг друга и покинули рощу.