Глава 341. Дин Хао зазнался

«Что? Дин Хао не умер? Ещё и стал учеником этого старого монстра и сделался нашим Мастером-дядей? Как это возможно?».

Инь Ифэй и Лу Ци стояли посреди зала. Их лица были бледными.

Эта новость действительно их шокировала.

После стольких дней томительно ожидания они и представить не могли, что в итоге всё так обернётся.

«Нельзя предугадать судьбу!» — Сказал элегантный Фань Дунлю с горькой улыбкой на лице.

«В этот раз Юный Мастер тоже совершил ошибку. Кто же мог подумать что Глава Ло, что всегда во всех вопросах оставалась нейтральной, вдруг вступиться за Дин Хао? Более того, были другие кто поддержал его, а в конце сам старый монстр ворвался в Главный Зал. Он ни с кем не считался, даже не дал лица Главе Вершины Небесного Меча, Тан Фулею. В итоге Юный Мастер всё рассчитал и отказался от своих планов.».

«Кто бы мог подумать, что из-за этого чёртового Дин Хао всё будет настолько сложно!» — Лицо Инь Ифэй было скривлено. Для него это была ужасная новость.

Раньше он мог давить на Дин Хао используя свой статус Мастера-дяди, однако теперь Дин Хао стал Мастером-дядей Ифэя. И это не всё. Он не только потерял в статусе, сила Дин Хао тоже выросла до Перинатальной Стадии.

Это было пугающе. С такой ужасающей скоростью культивации Дин Хао не то что скоро станет ему равный, сам Ифэй перестанет быть ему достойным противником.

Подумав об этом Инь Ифэй почувствовал холод.

Любой, у кого был такой ужасающий враг, имел проблемы со сном.

Неожиданной Инь Ифэй почувствовал сожаление.

Знал бы он всё это раньше.

Если так подумать, их вражда была не так и сильна. Если бы он не использовал свой статус чтобы давить на Дин Хао, всё бы могло сложиться иначе, так? Может ещё есть шанс всё исправить.

Точно также думал и Лу Ци.

Он был напуган ещё больше Инь Ифэя. Если тот ещё мог наладить свои отношения с Дин Хао, то он, после происшествия с Чжао Фанем, точно был его смертельным врагом.

В этот момент Лу Ци вспомнил что, когда он был в Восточном Институте, Дин Хао смотрел на него с убийственным намерением. Если бы не тогдашняя ситуация он что, уже был бы трупом?

Однако в этом мире нет лекарство для сожаления.

Любой просчёт может привести к сотне лет страданий.

Лу Ци и Инь Ифэй переглянулись. Они оба видели сожаление в глаза другого. Вскоре они превратилось в решительность. Теперь уже не было пути назад.

«Что нам теперь делать? Нежели нет способа остановить Дин Хао? Я этого не выдержу!» — Сжав зубы сказал Инь Ифэй.

«Вот именно, то что я брат Инь настрадались от него это ещё ничего. Но я не могу смотреть как это животное смеет мешать планам Юного Мастера.» — По привычке проявил лояльность Лу Ци.

В этот момент они оба были беспомощны. Единственной надеждой был далёкий и возвышенный Юный Мастер.

В глубине души они оба чувствовали горе от сложившейся ситуации.

Фань Дунлю, одетый в золотую мантию, посмотрел на них какое-то время после чего протянул пальцы. В воздухе он нарисовал несколько слов своим золотым Ци.

«Убить чужими руками!».

……

Вершина Небесного Меча.

В таинственной каменной комнате всё-ещё витал кровавый туман.

Кровь в каменном бассейне забурлила, после чего приняла форму огромного яйца. На его поверхности виднелись небольшие, словно натуральные волны.

Бам~, Бам~, Бам~!

Из яйца исходило отчётливое сердцебиение.

Оно обладало странным ритмом, словно соответствующим каким-то натуральным законам. Оно было не быстрым, не медленным, но спокойным и сильным. С каждым ударом вокруг распространялась огромная сила, из-за которой дрожала вся каменная комната. Над железной дверь даже начал сыпаться камень.

С течением времени сердцебиение становилось всё сильнее и сильнее.

Вдруг.

Треск!

По яйцу прошли маленькие трещины, напоминающие паутину. Казалось, яйцо вот-вот раскроется и из него появиться ужасающий монстр. Он уже стремился вырваться из своего кокона.

Чем больше становилось трещин, тем сильнее становилось сердцебиение.

Наконец из яйца показалась белая рука. Пальцы были её сжаты в кулаке, прочном как молот.

Затем яйцо окончательно раскололось.

Голая фигура показалась из него.

Она издала ужасный рёв, показав свои белые, острые словно ножи зубы. Лице её напоминало дикое животное, однако нельзя было разглядеть его точно из-за тумана. Всю комнату заполонило убийственное намерение.

«Дин Хао, надеюсь ты ещё не умер. Только я имею права тебя убить! Ты умрёшь от моих рук!».

Комнату заполонил пугающий смех.

…………..

…………………

После завершения судебного процесса Дин Хао не отправился на легендарную Вершину Скрытого Меча.

Вместо этого он, как обычно, вернулся в свою комнату в Восточном Институте.

После ухода Чжао Фаня Ли Юньци, под завистью остальных, переселился в 8 Отделение, став соседом Дин Хао и Ван Сяоци.

В данный момент Восточный Институт был разрозненной группой без лидера.

Многие надеялись, что после возвращения Дин Хао возьмётся налаживать порядок в Восточном Институте, однако тот ничего такого не делал.

Все видели, что после случая с Чжао Фанем Дин Хао охладел к Восточному Институту.

Почти всё время он проходил в культивации за закрытыми дверями.

Еду ему приносила первая красавица Пяти Институтов, Ли Идо.

Многие пытались пробраться к Дин Хао с подарками, ища от него совета, однако он никого не принимал. Не получалось даже передать ему дары.

«Дин Хао зазнался, я Истинный Наследственный Ученик Внутренней секты, а он отказывается меня видеть? Что он о себе думает.».

Сказал недовольный ученик внутренней секты после того, как ему тоже отказали.

Постепенно всё больше людей получали отказы. Возникало ощущение что Дин Хао стал слишком высокомерным и специально не давал им лица.

Но всё изменилось на шестой день.