Глава 389. Напряжённая Атмосфера

Каждые десять лет здесь проходила Генеральная Ассамблея Снежной Провинции.

Примерно месяц назад окрестности Зеркальной Реки сделались крайне оживлёнными. Пришло множество воинов из самых различных фракций. Многие из них даже не были квалифицированы чтобы участвовать в Ассамблее, однако самого присутствие было достаточно чтобы в будущем хвастаться этим перед внуками.

Хотя главные силы 9 Больших Сект ещё не прибыли, все удобства уже были подготовлены.

На самом деле большинство зданий и заведений в Долине Сладкого Сердца принадлежала Девяти Большим Фракциям. Они неустанно следили за соблюдением порядка.

С течением времени возле Зеркального Озера собиралось всё больше и больше людей.

Поскольку в отелях, деревнях и ресторанах не было достаточно место чтобы принять столько людей бродячие культиваторы были вынуждены делать себе палатки. Многие из них приходилось строить в нескольких километрах от места проведения Ассамблеи. К счастью уже пришёл первый месяц лета, а потому погода была неплохой и жить в палатке было не так уж и накладно.

Первым до Зеркального Озера добрался Город Долины Чистого Сердца. Пришёл даже Глава Города, «Король Меча Чистого Сердца», Дунфан Тяньсин. Из-за этого окрестности Зеркального Озера пришли в волнение.

Крайне редко удавалось увидеть настоящих сильнейших Мастеров Снежной Провинции на публике.

Город Долины Чистого Сердца в основном славился своим искусством меча. Их главной техникой была «Сутра Наблюдающего Свободного Чистого Сердца». Эта техника была Шестой по рангу во всей снежной провинции и шла сразу за Таинственной Главой Пытливого Меча.

В своё время Дунфан Тяньсин был одним из сильнейших гениев Снежной Провинции. Он совершил множество подвигов прославившись как «Король Меча Чистого Сердца», в то время его и ещё молодого Ли Цзяньи из Секты Пытливого Меча звали «Двумя Мечами Снежной Провинции». Однако примерно 30 лет назад Дунфан Тяньсин стал спокойнее и перестал появляться на публике.

Подобные легендарные личности Снежной Провинции были словно божественные драконы, которые редко выходят из своих пещер. Теперь же наконец появился шанс увидеть их в живую. Многие считали большой удачей посмотреть на Короля Меча Чистого Сердца даже из далеко.

Как-никак, в этом мире правили боевые искусства.

Настоящих мастеров уважали и боготворили.

Кроме того, внимания привлекал юный гений Города Чистого Сердца, Юный Дракон Чистого Сердца Фэн Синюэ. Он также был выдающейся личностью и одним из самых известных гениев Снежной Провинции на пару с Му Тяньянам, Девой Феникса и Дин Хао.

Прибытие мастеров из Города Чистого Сердца было только началом.

В течении последующих нескольких дней появлялись остальные секты, создавая при этом не меньше ажиотажа.

Прибыл Глава Секты Звездопада, «Уничтожающий Король Убийств», Сун Цюэ, общепризнано сильнейший убийца Снежной Провинции, а также Святое Дитя Метеора…

Прибыл Глава Секты Грани Жизни, «Безрассудное Дитё» а также Сын и Дочь Девяти Обращений Кармы…

Прибыл Глава Секты Грома, «Небесный Шум Грома и Ветра» Те Чжань и тамошние гении «Горделивые Гром и Ветер»…

Все эти личности были легендарными, однако сегодня они собрались все вместе. Это крайне будоражило обычных культиваторов, что собрались возле Зеркального Озера.

Генеральная Ассамблея, что проходила каждые десять лет, была воистину главным событием Снежной Провинции.

Время шло, прибывали и остальные мастера. Атмосфера у Зеркального Озера накалялась.

В этот день, как только над Долиной Сладкого Сердца начало восходить солнце в небе вдруг засияло 20 силуэтов. Они примчались словно молнии. Вокруг немедленно распространилась мощная, давящая аура…

«Это…».

«Смотрите, блеск меча! Это, наверное, Секта Пытливого Меча!».

«Секта Пытливого Меча это одна из сильнейших фракций, они занимают 8 Ранг и уступают только Школе Чистого Мира!».

«Это действительно мощная Секта!».

«Кто-нибудь видит Главу Секты Пытливого Меча, «Короля Меча Единого Намерения», Ли Цзяньи?» — В своё время он и Глава Города Чистого Сердца, «Король Меча Чистого Сердца» звались «Двумя Мечами Снежной Провинции», другими словами они были сильнейшими мечниками во всей Снежной Провинции… А ещё говорят, что в молодости Ли Цзяньи был настоящим красавцем!

«Мне больше хочется увидеть Дин Хао, ему понадобился только год чтобы из обычного человека стать Перинатальным Боевых Предком. Он совершил не мало подвигов и является одним из прецедентов на победу в этой Ассамблее!».

Толпа пришла в восторг и тут-же начала обсуждение.

Секта Пытливого Меча была одной из сильнейших фракций, а потому немедленно привлекла к себе внимание. Почти все воины выбежали из своих палаток в надежде посмотреть на мастеров Секты Пытливого Меча. Это событие было намного значительнее чем прибытие остальных сект.

Блеснул свет и мастера Секты Пытливого Меча опустились на землю. Они прибыли к тихой горной деревушке возле Зеркальной Реки.

……

«Горная Деревня Скрытого Меча?».

Опустившись на землю Дин Хао посмотрел на золотую табличку на входе в деревню. Он сразу понял, что эта горная деревушка была собственностью Секты Пытливого Меча.

Иероглифы на входе были начертаны крайне аккуратно. Казалось, они были сделаны самими небесами. Если долго смотреть на них начинала кружиться голова. В них содержалась необъяснимая и странная сила.

На входе в деревню стояла высокая статус Божественного Дракона в 20 метров в высоту.

Ворота из голубого камня тоже были в 20 метров в высоту и примерно в 10 в длину. В них легко могло поместиться аж 5 повозок. Вход окружал бамбуковый лес, а также стена из зелёного кирпича. Выглядело это внушительно и необычно. Казалось, где-то в этом месте располагалась формация.

«Это деревня самое обширное наше владения в районе Зеркального Озера, мастеров здесь словно облаков. Ей уже несколько сотен лет руководит высокоуровневый Великий Предок.» — С улыбкой начал объяснять Ли Лан.

С тех пор как Дин Хао стал учеником старого монстра Ци Цяншаня его статус сильно возрос, а потому Ли Лань, Ли Муюнь и остальные согласно этикету, должны были называть его Мастер-дядя. Тем не менее Дин Хао не хотел так от них отдаляться, Ли Лань ведь был его другом, а потому говорили они фамильярно.