Глава 423. Давай Дружить, Юный Герой

Правой рукой он написал: «За год свежая трава высыхает и почти сгорает в огне, но приходит осенний ветерок, и она оживает вновь.»

Другая же рука начертила: «Холодный ветер шелестит шторами девичьего окна, холодная луна растягивается на небе, сон направляет душу на юг по реке Янцзы, ночь покрывается инеем.»

Перед Дин Хао образовалась две надписи, одна из холодного Ци, а другая из пламени. Они были такими отчётливыми что казалось он начертил их на бумаге. Стиль письма тоже впечатлял. Издали это сочетание огня и льда выглядело необычайно красивым. По велению Дин Хао после того как он начертил последний иероглиф надписи вдруг превратились в огненную сабля и ледяной меч соответственно, и помчались в сторону поля боя.

Дин Хао повернулся к выпучившей глаза Хуан Жун и махнул её показывая, что она в безопасности и что больше можно было не волноваться. Затем он превратился в сгусток света и сам будто стрела помчался к месту где проходила схватка.

Отдалённое место.

Ся Ничан и Би Ся были в большой опасности.

Оба гения Секты Грома были покрыты ранами. Их поражение было вопросом времени.

В тот момент, когда они собирались с силами чтобы продолжить противостояние вдруг приблизились ледяной меч и огненная сабля. Ледяной меч безжалостно пронзил Ся Ничан живот, а огненная сабля отрубила Би Ся руку. В их тела тут-же забралась пугающая энергия…

«Агх!..» — Вскрикнул Би Ся, развернулся и начал убегать.

«Как жестоко с твоей стороны, мелкий ублюдок!» — Ся Ничан выплюнула сгусток крови и из её нежного тела вдруг начал исходить кровавый туман. Она использовала какую-то технику отступления сжигая свою жизненную энергию чтобы сбежать с поля боя.

Но как Се Цзеюй и Фэн Нин могли позволить им сбежать?

В этой битве они использовали силу своих родословных. Тело Се Цзеюй было покрыто кроваво-красным пламенем, она сияла будто настоящий феникс. Её окружало некое жужжание, пространство перед ним будто плавилось под воздействием её огней. Волосы Фэн Нин тоже будто воспламенились, в её его глазах исчезли зрачки и вместо них появилось два ртутных водоворота, которые, казалось, могли засосать саму душу.

Они оба обладали крайне редкими Родословными и были крайне сильны.

В миг они догнали своих противников.

В этот момент…

Бум!

В дали на западе золотая рука, что спасла Цзян Дишэна, вновь разорвала пространства и полная неописуемой ауры будто молния устремилась к Би Ся и Ся Ничан, явно собираясь спасти и этих юных гениев.

Выражения лиц Се Цзеюй и Фэн Нина изменились. Уже было слишком поздно чтобы преследовать их.

Дин Хао исчез и мигом появился возле Фэн Нина и Се Цзеюй встав с ними плечом к плечу. Затем он громко и отчётливо крикнул: «Сеньор, вы слишком наивны. Думаете можете просто так всех спасти? А кто будет платить за сегодняшнее происшествие?».

«Разве ты не нанёс им серьёзные раны? С чего такая беспощадность.» — В дали раздался величественный старческий голос.

«Убийство будет посерьёзнее.» — Усмехнувшись сказал Дин Хао, и не желая проявлять слабости продолжил: «Если они хотели убить меня, то должны были быть готовы умереть сами. Каждый должен отвечать за свои действия.».

«Они уже заплатили, юнец, лучше отпусти их и умерь свою беспощадность.» — Произнёс низкий благоговейный голос. «Эти ученики – юное поколения Снежной Провинции, будущие мастера, если ты их убьёшь, то ослабишь фундамент человеческой расы в борьбе с демонами.».

Дин Хао невольно засмеялся.

«Какое лицемерие! Я, Дин Хао, тоже вхожу в Список Притаившихся Драконов Снежной Провинции, а значит, судя по вашим словам, тоже являюсь гордостью провинции, так? И раз эти убийцы пытались лишить меня жизни, они тоже хотели навредить фундаменту человеческой расы, разве нет? Если победа была за ними, вы бы со своими наставлениями пришли мне на помощь?».

Величественный голос в облаках замолчал.

Спустя продолжительный период времени он таки ответил: «Юнец, можешь сказать, что ты хочешь в качестве компенсации?».

Этот старый мастер таки признал свою вину и его голос стал немного мягче.

Тем не менее Дин Хао не принял эту доброту а строго ответил: «Это будут решать старейшины Секты Пытливого Меча, вам, Сеньор, следует оставить Би Ся и Ся Ничан и уйти. То, что вы забрали Цзян Дишэна это уже предельная солидарность со стороны секты. Вы не можете винить Секту Пытливого Меча в излишней жестокости.».

«Какая дерзость! Глупый мальчишка, как ты смеешь так со мной разговаривать? Не знаешь, что старших нужно уважать? Поскольку это твой первый просчёт я так и быть позволю тебе уйти. Быстро позови старейшин своей секты, буду говорить с ними.» — Величественный голос разозлился.

Дин Хао рассмеялся на злость своего противника и возвышенным голосом сказал: «Смешно слышать, я Глава Вершины Скрытого Меча, вершитель наказаний во всей Секте Пытливого Меча, моего статуса более чем достаточно чтобы говорить с мелким старейшиной из Школы Чистого Мира, но раз ты не знаешь, что тебе лучше, то почему бы тебе не пойти и не позвать кого-нибудь умнее из Школы Чистого Мира.».

Таинственный мастер из Школы Чистого Мира на время потерял голос.

Он действительно забыл, что Дин Хао не только силён, но обладает крайне высоким статусом относительно всей Снежной Провинции. С кем бы он не встречался, он мог держать голову прямо. Его учителем был Старый Монстр Ци Цяншань, а Старшим – Глава Секты Ли Цзяньи. Учитывая силу Секты Пытливого Меча, он обладал поистине завистным статусом для всех воинов Снежной Провинции.

В этот момент…

«Брат Тяньсинь, кому-то нужно понести ответственность за сегодняшнее происшествие, я советую тебе оставить учеников Секты Грома и тогда я позволю тебе уйти…» — За Дин Хао и остальными образовался силуэт. Он был расплывчатым, однако источал тираническую имперскую ауру. Это был Глава Секты, Ли Цзяньи.

«Ха, если я захочу уйти, то твоего позволения мне на это не потребуется.» — В величественном голосе появились нотки ярости.

«Злые крики тебе здесь не помогут, я уже всё сказал. В качестве памяти о старой дружбе я позволю тебе сегодня уйти и забрать Цзян Дишэна, однако кому-то за происшествие придётся ответить. Завтра я естественно переговорю с Главой твоей Школы Чистого Мира, Фан Сяо, однако Секта Грома должна сама позаботиться о своих учениках, а иначе… Хотя Деревня Скрытого Меча и небольшое место, просто так здесь бродить не позволено!».

Вместе с голосом Ли Цзяньи в радиусе нескольких десятков километров распространилась мощная аура. Пространство задрожало и заблокировало проход.

Находящийся в тёмных облаках мастер Чистого Мира холодно хмыкнул, но ничего не ответил. Золотая ладонь раскрылась и Би Ся с Ся Ничан начали падать с неба. Затем золотое сияние исчезло, унеся с собой тяжелораненого Цзян Дишэна.

Дин Хао поднял руку и направил в тела Горделивых Грома и Ветра холодное Ци, заблокировав их Даньтяни и меридианы. В то же время в них метнулось серебряное сияние, которое превратилось в кандалы на их руках и ногах. Это был особый пыточный инструмент Секты Пытливого Меча который использовали чтобы связывать экспертов.

Поскольку Би Ся и Ся Ничан слышали недавний разговор они знали, что пока-что находятся вне смертельной опасности, а потому не сопротивлялись. Даже воинственная Заклинательница Небесных Ветров не смела идти против такого мастера как Ли Цзяньи и вела себя крайне смирно. Она молча опустила голову. Её волосы были растрёпаны, выглядела она крайне жалко.

После исчезновения мастера из Школы Чистого Мира Ли Цзяньи тоже пропал.

С собой он забрал Горделивых Гром и Ветер.

Сегодняшнее происшествие наконец подошло к концу.

«Спасибо за то, что помогли сегодня.» — Развернувшись сказал Дин Хао Се Цзеюй и Фэн Нину.

«Я помогал тебе только потому что мне приказали.» — Фэн Нин был спокойным будто многотысячелетний лёд. Его пурпурные волосы напоминали пламя и немного сияли. Это был остаток мощи его родословной после недавнего сражения. В сегодняшней битве он раздавил и почти уничтожил Громового Дракона Девятого Неба, гения Секты Грома Би Ся.

Впервые он и Дин Хао встретились год назад, в регионе Учеников Родословной куда Дин Хао забрёл, потеряв дорогу после своей первой встречи с Главой Секты. В отличии от Юань Тяньгуна и остальных горделивых учеников Фэн Нин просто спокойно сидел на холме, будто спящий древний монстр. Ещё тогда тираническая аура в его теле удивила Дин Хао.

Теперь, спустя год по указаниям Секты Пытливого Меча Фэн Нин путешествовала по Снежной Провинции. Его прозвали «Фиолетовыми Волосами, Серебряными Глазами» и он попал в список Притаившихся Драконов Снежной Провинции. Он был одним из сильнейших гениев юного поколения и не многим уступал Дин Хао.

Дин Хао не знал родословная какого бога наполняла вены Фэн Нина, однако он был уверен, что она немногим уступала Родословной Феникса Се Цзеюй.

«Дин Хао, после Генеральной Ассамблеи я вызову тебя на бой.» — Серебряные глаза Фэн Нина сияли желанием схватки.

Дин Хао кивнул: «Хорошо.».

Среди нынешнего юного поколения Секты Пытливого Меча он, Се Цзеюй и Фэн Нин были сильнейшими. Неважно, какие между ними были отношения, рано или поздно им нужно было сразиться. Ведь как говориться, на горе не может быть двух тигров.

Фэн Нин быстро посмотрел на Се Цзеюй, превратился в сгусток света и улетел.

Проводив его взглядом Дин Хао повернулся к Се Цзеюй. Когда их взгляды соприкоснулись, казалось, время замерло на 10 000 лет. Спустя пару секунд они оба невольно улыбнулись.

Се Цзеюй сладко усмехнулась, подлетела к нему и дотронулась до руки Дин Хао своей белой и нежной ладонью. Из-за усердной культивации руки Дин Хао были крайне мускулистыми. Ущипнув его Се Цзеюй усмехнулась и сказала: «А ты силён, юный герой. Давай дружить!».

Дин Хао от удивления открыл рот. Он не знал, что отвить.

Ему вдруг показалось, что его домогаются.