Глава 434. Контратака? (часть 1)

«Шесть мест лично для меня?».

Дин Хао сразу же понял почему Ли Цзяньи выглядел таким удивлённым. То, с каким фаворитизмом к нему относилась Посланница Дин Хунлэй было действительно очень странным. Не говоря о Ли Цзяньи, даже сам Дин Хао не мог объяснить в чём была причина такого отношения к нему.

После непродолжительной тишины Дин Хао попробовал спросить: «Старший Глава Секты, а вы сегодня встречались с уважаемым Посланником?».

Ли Цзяньи горько улыбнулся, покачал головой и ответил: «Нет, судя по всему, во всей Снежной Провинции только тебе удалось повидать нового Посланника. Я и Главы остальных 8 Больших Сект думали, что сегодня увидим его, но оказалось, что, как и раньше нам просто передавал сообщения этот старый слуга, Сеньора Чэнь. Сегодня Глава Школы Чистого Мира активно хотел лично повстречаться с новым Посланником, однако его за это жестоко отругали… Так-то говоря, всё это действительно странно. Сеньор Дин Хунлэй по своей воли решил отправиться в Снежную Провинцию, а теперь не желает видеть Глав Больших Фракций. В этом нет никакого смысла!».

Дин Хао ничего не ответил.

Эта горделивая женщина с самого начала не обращала внимания на локальных лордов и мастеров Снежной Провинции.

Разгадать её намерения было поистине сложно. Желая сменить тему Дин Хао сказал: «Раз квалификацию получили все в топе 50 списка Притаившихся Драконов Снежной Провинции, значит Му Тяньян и остальные тоже будут?».

Ли Цзяньи кивнул: «Именно так, я должен тебе кое-что рассказать о Поле Битвы Сотни Святых. Это поистине легендарное место, о нём много записано в Архиве Секты, поэтому ты наверняка что-то о нём знаешь, но я всё же должен кое-что добавить. Хотя Поле Битвы Сотни Святых и полно различных возможностей, это также и очень опасное место. Туда отправятся не только людские, но и демонические гении. В данный момент ты шокировал всю Снежную Провинцию, и Школа Чистого Мира этого так не оставит. Они наверняка попытаются разобраться с тобой на Поле Битвы Сотни Святых, демоны тоже не упустят такой возможности, и даже те, кото ты считаешь друзьями могут неожиданно нанести удар в спину… За многие тысячи лет более 100.000 гениев людской расы вошло в Поле Битвы Сотни Святых, однако вернулся даже не каждый десятый…».

«Я понимаю.» — Дин Хао кивнул и твёрдым голосом сказал: «Раз Му Тяньян тоже заполучил себе место, то я обязательно должен войти на поле битвы. Если я испугаюсь и упущу эту возможность, то после своего возвращения с Поля Битвы Сотни Святых Му Тяньян наверняка победит меня в битвы у Горной Гряды Тысячи Леденящих Вершин. И кроме того, раз сам Посланник приказал мне идти, то как я могу ослушаться?».

Ли Цзяньи вздохнул и сказал: «Раз ты так думаешь, то значит это и к лучшему. В данный момент меня больше волнует эти шесть мест…».

«Мне ещё надо насчёт них подумать, пока я не уверен кого именно следует брать.» — Прямолинейно ответил Дин Хао.

Он ясно понимал, что за хотя за исключением 50 Мест лидерам Списка Притаившихся Драконов Дин Хунлэй и дала аж 20 квот 9 Большим Фракциям Снежной Провинции, за них наверняка начнётся ужасная борьба. Всем мест явно не хватало, и его 6 квот рано или поздно привлекут множество людей.

Этим вполне можно было воспользоваться.

Слегка смутившись Ли Цзяньи сказал: «Младший Дин, можешь дать мне одну из своих квот.».

«Естественно, Старший Брат Глава Секты, если надо могу дать две или даже три.» — Без запинки ответил Дин Хао. Хотя эти места и были невероятно ценными, Ли Цзяньи всегда заботился о нём и помогал ему, за что Дин Хао был ему очень благодарен. Даже до того, как он стал учеником Ци Цяншаня Ли Цзяньи все-равно в тайне защищал его. Такая доброта была выше любых квот.

«Благодарю.» — Кивнув сказал Ли Цзяньи.

Покидая Дворец Достижения Луны Ли Цзяньи был переполнен эмоциями.

Повернув голову, он бросил взгляд на парня, что стоял у дверей залитого сумеречным светом павильона и махал ему рукой. Он вспомнил о том, как впервые встретил его в Резиденции Главы Секты примерного год назад, когда он был всего лишь мелким учеником на Стадии Ученика Боевых Искусств. Теперь же он по статусу был ничем не ниже его самого, и мог лично руководить судьбой всей Секты.

Воистину, долго таившийся дракон рано или поздно взымает в небеса.

Нынешние открытия Поля Боя Сотни Святых для этого парня было всё равно что драконьими воротами, которые он как карп обязан был пересечь (1). Кто знает, чего он сможет достичь после этого, как-никак Снежная Провинция была слишком мала, она считалась самой незначительной провинцией Снежного Региона, и такой великолепный гений как Дин Хао не мог вечно оставаться в таком незначительном месте. Внешний мир был поистине безграничен, именно он был сценой для настоящего гения.

Подумав о том, как он одолжил у Дин Хао одну квоту Ли Цзяньи глубоко вздохнул.

Он впервые попросил кого-то о помощи после того как стал Главой Секты, для него всё это было немного в новинку и непривычно. Тем не менее вспоминая о ней Ли Цзяньи ни о чём не сожалел. Он начал медленно идти по дорожке из голубого камня вокруг озера, смотря в даль на отдалённый закат на границе озера. Едва различимо он прошептал: «Дитё, надеюсь ты не станешь винить своего отца, этот мир жестокое место, и на твоих плечах будет большая ответственность… Надеюсь твоя мать рано или поздно простит меня.».

(1) Китайская Пословица, карп путём упорства пересекает Драконьи Врата и сам становится драконом.