Глава 471. Ловушка и Смертельный Удар (часть 2)

Даже с поддержкой брони его сила уступала Дин Хао.

Продолжая напор Дин Хао устремился вперёд, вновь используя «Горизонтальный Удар Искусства Семи Мистических Ударов».

«Таинственный Меч!» — Ясно крикнул Нин Сяоху. Сдерживая огромное «Небесное Зло» его голубой меч вдруг засиял и под кривым углом выстрелил в лоб Дин Хао сгустком электрического сияния.

«Мяу!» — Се Юэ махнул лапой и разрезал сияния меча на куски как кусок бумаги.

«Как это возможно…» — Нин Сяоху выпучил глаза, в этот же миг прямо по его поясу пришёлся удар Разреза Луны Дин Хао.

Бум!

Его тело отбросило к каменной стене главного зала.

«Аг…» — Открыв рот Нин Сяоху начал плеваться свежей кровью, безуспешно пытаясь что-то выговорить. Оторвав свою спину от побитой стены, он резко отскочил в сторону, тогда же Дин Хао использовал «Колкий Удар Семи Мистических Ударов». Всплеснулась сила Ци, и меч опять ударил Нин Сяоху в тоже самое место.

Даже по части скорости он сильно уступал Дин Хао.

Нин Сяоху был в шоке, к своему ужасу он вдруг обнаружил, что за последние десять дней сила его противника резко возросла. Сейчас оказываемое им давление было немого сильнее чем во время их первой схватке. Если бы не тоже самое лицо, он принял бы его за совершенно другого человека.

«Невероятная скорость культивации, какой ужасный гений…».

Взволнованный Нин Сяоху отошёл назад, но вновь сияющий блеск намерения меча устремился прямо к его поясу.

«Может прервёмся и обо всём поговорим…» — Громко крикнул Нин Сяоху.

Дин Хао не остановился.

Без каких-либо эмоций на лице он продолжал размахивать своими мечем и саблей. Те выглядели завораживающе, своим видом они могли смутить душу наблюдателя. Вокруг них завевались волны тумана, из-за чего весь главных зал покрылся аурами меча и сабли, и, казалось, в любую секунду мог развалиться на куски.

«Разве ты не хочешь узнать зачем нам было хватать этих учеников из других сект?» — Продолжая сражаться Нин Сяоху всеми силами пытался уклоняться от ударов Дин Хао.

Сердцем он ощущал невероятную несправедливость.

Он был могущественным воином на полшага в стадию Властителя Боевых Искусств, и владел сокровищем дарованным самой сектой, однако этот ухоженный парень умудрялся побеждать его используя только свою физическую силу и намерения меча и сабли. И всё из-за чёртового давления древнего города, которая резала его силу в два раза. А иначе он бы мог использовать всю мощь Божественной Брони Намерения Воды и моментально бы задавил Дин Хао.

Дин Хао действительно заинтересовался.

Он сам не понимал зачем Секте Разделяющего Небеса Меча понадобилось запирать нескольких учеников из других сект. Зачем было идти на такие меры если просто хотели забрать себе их сокровища? Лучше было просто убить их, а вместо этого их заточили в водном подземелье как каких-то животных. Они явно были им для чего-то нужны.

Но даже испытывая интерес Дин Хао все-равно не мог усмирить своё убийственное намерение.

После того как Нин Сяоху оскорбил Симэнь Цяньсюэ Дин Хао решил, что не позволит этому злостному и тираническому мечнику покинуть Поле Битвы Сотни Святых. Ну и конечно ему нужно было разобраться с ним как со свидетелем, нельзя было допустить чтобы Секта Разделяющего Небеса Меча узнала о том, что здесь произошло.

Пока что такая могущественная секта была слишком сильна для Дин Хао.

«Ты… Ты меня сейчас доведёшь!» — Нин Сяоху волновался всё сильнее и сильнее.

Дин Хао никак на это не отреагировал. Он продолжал давить на своего противника молниеносными атаками.

Нин Сяоху вновь отлетел назад от его удара.

Божественная Броня Намерения Воды начала трескаться.

Таинственная мощь намерений меча и сабли была абсолютно на другом уровне в сравнении с обычными боевыми приёмами. Каждая их атака была совершенно неожиданной, будто в неё содержались траектории неба и земли. Великое Дао позволяло достичь предельной простоты, удары были похожи на то, как бодает обыкновенная антилопа. Перед лицом комплексного и в то же время непоколебимого стиля Дин Хао Нин Сяоху только и мог что уклоняться словно перед лицом горы из молний.

Его рот и нос сочились кровью.

Даже будучи Сокровищем без должной поддержки Ци Божественная Броня Намерения Воды не могла блокировать все приходящиеся по нему удары. Нин Сяоху чувствовал, как в его теле дробятся кости.

Выражение его лица менялось на глазах, наконец он выдержал и громко закричал: «Немедленно остановись… Послушай… Дай объяснить… Я не имею ничего против твоей Старшей Сестры, но для того чтобы возжечь божественный огонь формации в таинственных руинах нужно человеческое жертвоприношение, нужно поднести человечески кровь и кости, а иначе тебя уничтожит. Теперь, когда я тебе это рассказал, ты сможешь найти по карте руины и возжечь там пламя… Мы… Мы теперь ничего друг другу не должны…».

Так вот оно что.

Неудивительно что Секта Разделяющего Небеса Меча похищала учеников других сект.

Когда Дин Хао раскрыл последнюю тайну его глаза ярко заблестели, а боевое намерения устремилось ввысь.

«Ты… Ты зашёл слишком далеко… Ты сам заставил меня сказать… Теперь вынуждаешь…».

Когда Нин Сяоху понял, что сбежаться ему не получиться, его глаза загорелись яростным сиянием. Он перестал убегать и вместо этого шагнул вперёд, Божественная Броня Намерения Воды вдруг начала отделяться от его тела, окружавшая её сила элементов резко взбесилась, пережив Колкий Удар Семи Мистических Ударов Дин Хао, чуть не разрубивший его надвое, Нин Сяоху наконец приблизился к своему врагу.

Бум!

В главном зале произошёл яростный взрыв энергии.

Дин Хао ощутил сладость в горле, его тело отлетело назад.

Столкнувшись с взрывной волной стены зала моментально разрушились, во все стороны полетели каменный осколки, снаружи показался дневной свет. Дин Хао почувствовал, будто в него только что воткнули бессчётное количество острых мечей, странное Ци прорвало защиту его тела и начало изничтожать его меридианы изнутри, будто в его вены попали ножи!

Его тело покрылось бессчётными ранами.

Нин Сяоху же взорвался на месте, хаотично разлетелись его кости. Было видно, что он погиб. Тем не менее прежде чем его голова разлетелась на куски из его лба вылетел сгусток голубого сияния, который быстро помчался к выходу из зала.