Глава 507. Происшествие на Обратной Стороне Горы

На пути Дин Хао попадались трупы воинов демонической и человеческой рас.

Тела лежали посреди густого тумана. Некоторые были разрезаны на куски мечами или саблями, некоторых разорвали клыки диких животных, на лицах погибших застыло выражение ужас, шока и изнеможения. Эти воины крайне долго отражали нападки туманных призраков, и в итоге растратили свои силы и погибли.

Всего Дин Хао насчитал больше сотни трупов.

Он заметил, что примерно одна десятая воинов умерла крайне странным способом. У них вырвали сердца и мозги, а из тел высосали всю влагу. Выглядели они после этого как древние мумии, прямо как те тела что Дин Хао нашёл на песчаном пляже второго участка Древней Дороге на Запад.

«Кто-то охотиться и убивает воинов обеих рас используя такой жестокий метод… но зачем?».

У Дин Хао возникло предчувствие, что таинственным охотником был тот самый убийца, примерно на пике стадии Короля Боевых Искусств, что недавно напал на него.

……

Время шло, Дин Хао уже четыре дня и ночи бродил по туманному миру.

К этому времени он уже полностью адаптировался к ритму беспрерывных сражений.

На протяжении последних четырёх суток он убил бессчётное количество туманных призраков. Его нервы были напряжены будто тетива лука, стоило рядом с ним появиться призраку, как тело Дин Хао моментально реагировало, иногда даже до того, как он сам успевал об этом подумать.

Убить!

Дин Хао устремился вперёд длинными шагами.

Ржавый меч и Сабля Пытливой Любви засияли в его руках, и в мгновения ока разрубили огромного многоголового скорпиона размеров в семь метров на куски.

Туман развеялся, и зверь исчез.

Но в следующую секунду туман вновь завертелся и принял форму воина-скелета. Будто монстр он устремился на Дин Хао.

Тот оставался неподвижен, будто его это совершенно не заботило. Дин Хао словно был занят своими собственными мыслями не обращая внимание ни на происходящее вокруг.

Тем не менее меч и сабля в его руках будто обрели собственное сознание. Они опустились остриями к земле, засияли серебряным и красным, встрепенулись от Ци меча и сабля, и единым блеском с легкостью разрубили туманного призрака пополам.

Дин Хао в мгновенье ока проворачивал любые приёмы и техники.

Возникало чувство, что он и его меч с саблей были единым целым.

Кроме того, Дин Хао окончательно укрепился на 3 Этапе Стадии Великого Предка

За последние несколько дней он освоил более трети умений меча и сабли, скопированных со вторых этажей Дома Меча и Сабли. Они словно слились с его душой и телом. Он научился не только использовать сами приёмы, но и подбирать для них идеальное время и место. Дин Хао приноровился использовать техники совершенно бездумно, как антилопа, бодающая своими рогами.

Оставалось овладеть оставшимися двумя третями умений, над чем он сейчас активно работал.

«Пора уходить, туманных призраков больше не достаточно чтобы стимулировать мой рост. Я теперь намного сильнее чем в начале, даже сильнейшие из них больше мне не угроза!».

Дин Хао выглядел задумчиво.

За четыре сутки пребывания на третьем этапе древней дороги Дин Хао несколько раз возвращался к пурпурному водовороту, который сюда его привёл. Благодаря этому он наконец смог понять природу туманно мира.

Чем ближе ко входу, тем слабее были атакующие его туманные призраки.

Сама древняя дорога была узкой и длинной, так что чем ближе он приближался к выходу с третьего участка, тем сильнее ему попадались противники.

Поэтому искать дорогу было не нужно. Следовало просто убивать самых сильных туманных призраков, и со временем они приведут тебя к выходу.

Когда Дин Хао опять вернулся ко входу, он решил, что пришло время покинуть этот мир.

Практика показала, что его теория была верной.

Потратив примерно полдня Дин Хао наконец вышел из зоны тумана. Он набрёл на поляну примерно в пятьдесят метров шириной. Свежая зелёная трава шокировала и радовала после уже привычного тумана.

Как и ожидалось, в небе над поляной парил фиолетовый водоворот.

Это был проход на четвёртый участок Древней Дороги на Запад.

Как и на пляже второго участка Дин Хао нашёл на поляне примерно тридцать трупов.

Среди них были как люди, так и демоны.

Некоторые явно сопротивлялись перед смертью, их тела покрывали серьёзные раны, другие, по виду, перебили друг друга. Артефакты хранения и оружия с трупов забрали. Тела отдельных красивых женщин были оголены, нижняя часть их была окровавлена и порезана. Картина была трагичной.

Воины демонической расы были выпотрошены. Как-никак они были всё равно что ценные звери. Из них выдрали демонические ядра, сердца и всё остальное, из чего можно сделать какой-нибудь артефакт. За это скорее всего были ответственны воины человеческой расы. Как-никак для них тела демонов – настоящее сокровище!

Это был поистине жестокий мир.

Особенно Древняя Дорога на Запад. Ни у людей, ни у демонов сюда пришедший не осталось и капли морали. Они были заинтересованы лишь в убийстве друг друга. Не уважали даже тела мёртвых.

Дин Хао вздохнул и вступил во врата ко к четвертому участку Древней Дороги на Запад.

……

……

Секта Пытливого Меча.

Пролетело лето, наступила длинная холодная зима.

Уже прошёл первый обильный снегопад. Всё в радиусе сотни километров вокруг Горы Пытливого Меча побелело. Снежная Провинции располагалась на самом севере Северного Региона, зимы здесь длились долго, занимая почти половину года. Всё это время многие тысячи километров провинции окутывали снег и лёд.

Ли Цзяньи мирно стоял на вершине горы и смотрел на восток.

Там располагалась Лазурная Провинция.

Уже прошло три месяца с тех пор как Дин Хао, и остальные выдающиеся ученики Секты отправились на Поле Боя Сотни Святых. Время небольшое, но тянулось оно крайне долго. Ли Цзяньи не мог дождаться возвращения Дин Хао и остальных.

Секта Пытливого Меча с большим трудом добилась статуса первой секты Снежной Провинции, и заполучили максимальную помощь от Дворца Ледяного Бога Войны. С тех пор Ли Цзяньи был постоянно напряжён, он почти не спал, а только и делал что трудился во благо секте. На нём это сказывалось, его чёрные и длинные будто водопад волосы наполовину посидели. Сам он казался почти пятидесятилетним.

Ли Цзяньи отлично понимал, что это был последний шанс Секте Пытливого Меча возвыситься.

Если за него не удержаться, в будущем им никогда не пересилить Школу Чистого Мира.

Ради Секты Ли Цзяньи готов был заплатить любую цену.

Прошло уже несколько сотен лет, однако Ли Цзянь ясно как будто это было вчера помнил тот день, когда его уважаемый мастер, лидер прошлого поколения, вернулся в Секту с Генеральной Ассамблеи тяжело раненным. Сам он тогда был ещё только учеником Ядра Секты. Даваясь кровью Лидер взял Ли Цзяньи за руку и перед десятком старейшим передал ему статус власть над сектой, после чего взял с него обещания делать всё ради Секты…

Ли Цзяньи помнил, как пообещал старому умирающему Главе однажды сделать Секты Пытливого Меча лидером Снежной Провинции.

Его собственная клятва всё-ещё звучала в ушах Ли Цзяньи.

Прошло сто лет, он, Тан Фулэй и остальные трудились не покладая рук ради этой цели, и наконец настал оборотный момент. Благодаря Дин Хао, Фэн Нину, Се Цзеюй и остальным великим гениям их возвышение сделалось возможным.

К сожалению Школа Чистого Мира ещё не пала.

Благодаря «Божественному Дитю» Му Тяньяню, поистине монструозному гению, Школа Чистого Мира даже после потери первого места на Ассамблеи всё ещё идёт наравне с Сектой Пытливого Меча.

Поля Битвы Сотни Святых было шансом.

Но в тоже время и опасностью.

«Интересно, как там сейчас юнцы? В том странном мире полно возможностей, и но ужасных опасностей. Если действовать неосторожно, можно в любую секунду расстаться с жизнью.».

Ли Цзяньи никак не мог унять своё беспокойство о учениках на поле боя.

Он понимал, что именно на них, особенно на Дин Хао, лежала надежда Секты Пытливого Меча на возвышение.

«На Поле Битвы Сотни Святых прошло двадцать человек, навряд ли все они вернуться, но, если хотя бы три-четыре человека…» — Смотря на заполонившие небо снежники Ли Цзяньи вдруг почувствовал смешанные чувство. Он тихо вздохнул.

Когда он сам был самым выдающимся гением Секты, однако из-за возраста ему не получилось дождаться открытия Поля Битвы Сотни Святых до пятидесяти лет. Он всегда об этом жалел.

В прошлый раз Поле Битвы Сотни Святых открылось более сорока лет назад. Тогда в Секте тоже был гений, на неё возлагали большие надежды, ей предоставили все ресурсы Секты Пытливого Меча, проводили до Поля Битвы Сотни Святых. Там она и вправду прославилась, и смогла вернуться, но к сожалению…

К сожалению этот гений в итоге отросла Секту Пытливого Меча, как поношенные ботинки. Она перешла во влиятельную секту Северного Региона.

Это предательство серьёзно ранило Секту Пытливого Меча.

Лин Цзяньи винил в этом себя. С тех пор он изменил свой подход к управлению Сектой.

«Надеюсь в этот раз если кто-нибудь сможет выйти живым с Поля Битвы Сотни Святых, такого больше не случится, особенно с Дин Хао…» — Подумав об этом добросердечном парне Ли Цзяньи невольно улыбнулся.

Он был словно подарком небес для Секты Пытливого Меча.

Ли Цзяньи твёрдо верил, что бы ни случилось, этот парень всегда останется верен Секты Пытливого Меча.

«Если подумать, Секты Пытливого Меча действительно задолжала этому парню. С его талантом в любом другой фракции, даже Школе Чистого Мира, он получил бы куда больше ресурсов и тренировок…».

Пока Ли Цзяньи над этим размышлял вдруг раздался громкий взрыв. Прошла звуковая волна. Из обрыва на обратной стороне горы возле мусорного региона вдруг в небо выстрелило фиолетовое сияние. Будто божественный дракон оно устремилось вверх, освещая небеса и всю Секты Пытливого Меча в пурпурным светом.

Что случилось?