Глава 515. Вздох

Пока всё обсуждали вопрос, вдруг раздался резкий звук барабана.

В зал вбежал встревоженный ученик. Встав на колени, он закричал: «Докладываю Главе Секте и Мастеру Дяде, Старейшина Школы Чистого Мира, Лу Сюнфэй хочет встретиться с Главой Секты.».

Глаза Ли Цзяньи загорелись. Он переглянулся с Тан Фулеям, Ци Цяншанем и остальными после чего поднял руку и сказал: «Путь войдёт.».

«Слушаясь.» — Ответственный ученик побежал исполнять приказ.

«Лу Сюнфэй — сильнейший мастер Школы Чистого Мира, он всегда был характерным человеком. Когда он был Главой Школы Чистого Мира, от его рук погибло не мало учеников Секты Пытливого Меча. Хотя после того как он оставил пост Главы Школы он вёл себя достаточно скромно, я сомневаюсь, что его высокомерие и деспотизм просто пропали… Это плохо!».

Хмыкнул Ли Цзяньи.

«Видно ради Мистических Кристаллов старый филин таки вышел из гнезда. Сюда ему идти не безопасно, раз уж он посмел прийти, можно и выслушать, что скажет.» — Подняв голову Ци Цяншань выпил немного своего вина.

Он и Лу Сюнфэй принадлежали к одному поколению. Между ними было не мало обид, они не раз друг с другом сражались, и были поистине смертельными врагами. Услышав о появлении Лу Сюнфэя, Ци Цяншань сразу покрылся убийственным намерением.

За все эти годы это была первая деловая встреча Секты Пытливого Меча и Школы Чистого Мира.

Несмотря на то, какой опасная была ситуации, Лу Сюнфэй посмел прийти сюда в одиночку. Храбрости ему было не занимать.

Пока они говорили ответственной ученик вернулся.

Вместе с ним шёл седой бородатый старик. Походка у него была величественная.

На вид ему было почти восемьдесят лет. Перед стариком развевалась его длинная ухоженная борода. Его волосы и брови были чисто-белыми, словно серебряные иголки. Несмотря на это, он выглядел на удивление оживлённый и физически сильным. Лицо его было красным, он напоминал льва. Окружала старика величественная аура, а на лице не было ни единой морщинки. Глаза его сверкали как молнии, будто он был совсем молодым.

Это был Лу Сюнфэй, некогда сильнейший мастер Снежной Провинции, бывший Глава Школы Чистого Мира.

Дед Лу Сянь.

Даже после того, как он вступил на вражескую территорию, на лице Лу Сюнфэя не было ни капли робости. Он спокойно осмотрел убранство Главного Зала, а после прошёлся взглядом по собравшимся мастерам Секты Пытливого Меча. Наконец его глаза застыл на теле Ли Цзяньи.

Лу Сюнфэй рассмеялся и громовым голосом сказал: «Когда я ещё руководил Школой Чистого Мира, у меня была одна мечта. Я хотел однажды зайти в зал Главы Секты Пытливого Меча, выпить вина и поупражняться с мечом. Сегодня я наконец пришёл сюда, ха-ха-ха, видимо моей старческой мечте суждено сбыться.».

«Какое невежество!».

«У тебя стыда нет!».

«Школа Чистого Мира больше не первая секты, теперь этот статус принадлежит Секте Пытливого Меча. В будущем ученики Секты Пытливого Меча ещё поупражняться с мечами в Храме Цветущий Персиков» — Храмом Цветущих Персиков назывался зал Главы Школы Чистого Мира.

Сумасшедшие слова Лу Сюнфэя вывели мастеров Секты Пытливого Меча из себя. Они принялись осуждать его.

«Ха-ха-ха, всё ещё смеете лаять на небо перед лицом тотального уничтожения.» — Продолжал смеяться Лу Сюнфэй. Его глаза стали осуждающими, он перестал обращать на мастеров Секты Пытливого Меча внимание и сказал: «Вам гнильё просто повезло на Генеральной Ассамблее, если бы не этот парень Дин Хао, думаете, Секта Пытливого Меча смогла бы занять первое место?».

«Грубиян!».

Раздался яростный крик Тан Фулея, который был самым раздражительным из собравшихся. Его тело покрылось ярким Ци. Он начал напоминать пылающее красное солнце. Сосредоточившись на Лу Сюнфэя, он приготовился нанести удар.

Тот даже не отреагировал.

Его накрытые белыми бровями глаза засияли провокацией.

«Хватит, старый пёс, всем ясно что ты не посмеешь ничего делать, сколько можно нести этот бред?» — Ци Цяншань медленно поднялся на ноги. Его длинные серые волосы принялись развеваться без ветра. Он внимательно посмотрел на Лу Сюнфэя и сказал: «Перестать болтать, мешок с костями. Хочешь казаться властным, а на деле просто смешишь юное поколение!».

«Ха-ха-ха, Старик Ци, я слышал что ты так разочаровался своим старшим учеником, что перестал участвовать в делах секты Пытливого Меча. Но после появления Дин Хао ты изменился свою позицию, и вновь снизошёл в мир земной. Жаль, что такой талантливый гений как Дин Хао попал в руки твоей Секте Пытливого Меча. Старик Ци, твоё время близиться, боюсь, твоих старых костей не хватить, чтобы защитить Секту Пытливого Меча от наступающего бедствия.» — Белые брови Лу Сюнфэя приподнялись, открыв безумные глаза.

«Мои дела тебя не касаются, забери свою лживую симпатию откуда взял.» — Усмехнувшись ответил Ци Цяншань.

Лу Сюнфэй кивнул после чего отчётливо произнёс следующие слова: «Хорошо, посмотрим как ты дальше сможешь сохранить свою гордость. Скажу пряма, отдайте Шахту Мистических Камней с обратной стороны вашей горы, и возможно ваша Секта Пытливого Меча будет жить!».

«Что?».

«Какое высокомерие!».

«Ты кем себя возомнил?».

Зал моментально заполонили невольные крики.

Хотя Лу Сюнфэй и был когда-то первым мастеров Снежной Провинции, те времена уже давно прошли. Сейчас он просто заигрывал со смертью высказывая такие требования.

«Большие слова.» — Ли Цзяньи ударил по столу.

До того молчавший Глава Секты усмехнулся и сказал: «Время вашей Школы Чистого Мира прошло, сейчас моя Секты Пытливого Меча занимает первое место в Снежной Провинции. Шахту Мистических Кристаллов даровали нам Небеса, ваша Школа Чистого Мира получит её только костями и кровью. Вы увидите, что меч моей Секты достаточно острый чтобы порезать кучку грабителей и бандитов!».

Из уст Главы Секты слова эти приобрели особый шарм. Все присутствующие почувствовали, как у них закипает кровь.

Только на лице Лу Сюнфэя показалась презрительная усмешка.

«Ха-ха-ха, вы все сборище мертвецов, и ещё смете выёживаться. Скажу честно, я пришёл сюда не только от имени Школы Чистого Мира.» — Рассмеялся Лу Сюнфэй. «Вы не только обязаны передать Шахту Мистических Кристаллов, но и в течении месяца полностью освободить Гору Пытливого Меча. Если сделаете, тогда, поскольку вы тоже люди, Секте Пытливого Меча позволят сохранить немного своего фундамента. И иначе, когда я снова сюда вернусь, вам всем конец!».

Голос Лу Сюнфэя не успел затихнуть, как вдруг всё его тело покрыла внушительная аура. Его темперамент стал мрачным, холодным и жестоким.

После взрыва энергии собравшиеся мастера почувствовали удушение.

Некоторые ученики Ядра Секты Пытливого Меча в шоке уставились на этого старика, напоминающего разъярённого льва. Многие почувствовали, будто перед ними предстал непобедимый демонический бог. Лу Сюнфэй словно возвысился до самих небес, и смотреть на него теперь можно было только снизу-вверх.

«Думаешь, тебя одного для этого достаточно?» — Ци Цяншань начал спускаться с лестницы.

Он посмотрел на своего старого противника, его длинные серые волосы развевались на ветру. Но прежде чем он смог ударить, мощная аура, окружившая Лу Сюнфэя мигом исчезла без следа.

Ранее сконфуженные ученики Ядра Секты Пытливого Меча испытали ментальный шок. Вновь посмотрев на Лу Сюнфэя, они увидели, что его аура испарилась. Теперь он вновь выглядел как обычный старик.

«А если вместе с «Сектой Разделяющего Небеса Меча»?» — Холодно усмехнулся Лу Сюнфэй

Зрачки Ци Цяншаня сжались: «Что ты сказал?».

Глаза Лу Сюнфэя выглядели очень довольно, презрительно усмехаясь он сказал: «По-твоему, столб фиолетового Драконьего Ци в небе привлёк внимание только фракций Снежной Провинции? Видимо ты сам не понимаешь, насколько это значительная вещь… На деле вас заметили несколько мега-сект из других провинций. Эксперты уже в пути, если не сдадитесь, то исход вам один – смерть. Моя Школы Чистого Мира отнюдь не прочь бить лежачего!».

Смеясь Лу Сюнфэй медленно повернулся и пошёл к двери.

«Советую хорошенько всё обдумать, Ли Цзяньи, Ци Цяншань, мир нынче неспокоен, Снежная Провинция уже не та, что прежде, даже моя Школа Чистого Мира… Ох!».

Вздохнув некогда сильнейший мастер Снежной Провинции исчез вдали.

Его последний вздох ясно отдавал страхом.

Если в дело были вовлечены мега-секты Других Провинций, то влияние будет оказано и на Школу Чистого Мира. Мир действительно погружался в хаос. Теперь оставалось только дожидаться реакции Секты Пытливого Меча. Они могли либо храбро войти в этот водоворот, либо скромно отступить.

Взгляды всех присутствующих сосредоточились на Ли Цзяньи, Тан Фулее и Ци Цяншане.

Тан Фулэй холодно хмыкнул и сказал: «Так или иначе, мы не можем расстаться с домом наших предком. Лучше благородная смерть, чем жизнь в позоре. На Горе Пытливого Меча может быть только одна секта, Секта Пытливого Меча! «.

Его слова прозвенели в ушах всех и каждого.

……

……

Тёмное пространство.

Возле уха слышалось капанье воды, будто в бесконечных водных часах.

Дорога под ногами была неровной и кривой, её покрывало что-то напоминающее серый мох. Идти было скользко, чем дальше по дороге, тем страннее делалось пространство, а потолок опускался всё ниже и ниже.

Это был седьмой этап Древней Дороги на Запад.

Подземная пещера.

Света было мало, воздух давил, из-за усиленного давления законов, любой, кто сюда попадал, чувствовал себя будто в тисках. С течением времени блеклое сияние всё слабело. Возникало чувство, что скоро свет совсем исчезнет. От этого можно было сойти с ума!

Сталактиты над головой сияли странным, красивым и смертоносным блеском.

Цзи Инци теперь перемещалась на спине Дин Хао, так как Цзи Иннаню было крайне сложно в таких условиях защищать свою младшую сестру. Тело Дин Хао заливалось золотым сиянием, которые покрывало юную девушку и охраняло её от давления снаружи.

Место это было действительно страшным.

Оно напоминало подземный лабиринт, которые расходился миллионами туннелей во все стороны, словно крайне запутанный муравейник. Потеряться было очень легко. Кроме того, пространство здесь было нарушено, местами сияли пугающие пурпурно-чёрные лучи, знаменующие разрывы в пространстве. Всё могло в любой момент обвалится.

Давление законов здесь было крайне сильным.

Даже Перинатальные Боевые Предки в этом месте были не сильнее обычных людей. Шли они медленно и легко уставали, что и говорить о полёте. В воздухе витала опасность.

Интуиция подсказала Дин Хао, что место это было крайне страшным.