Глава 554. С Мечом на Своих

«Ха-ха-ха…» — Засмеялся Тан Фулэй: «Я не идиот чтобы сражаться с загнанным в угол звереем. Сир Хань пообещал мне после твоей смерти титул Главы Секты Пытливого Меча. Теперь я, Тан Фулэй, почётный Глава. Мне не зачем сражаться с тобой, твои дни и так сочтены!».

«Ты…» — Разозлился Ли Цзяньи: «Трус!».

Тан Фулэй только холодно хмыкнул.

В этот момент…

«Я убью тебя, мерзкий предатель…» — Раздался яростный крик, и со стороны в Тан Фулэя устремился меч.

Глаза Тан Фулэя холодно засияли. Не поворачиваясь он взмахнул своим мечом.

Мелькнул кровавый свет, напавшего ученика Секты Пытливого Меча разрезало надвое.

Сразу же начали раздаваться разъярённые крики.

Глаза учеников Секты Пытливого Меча горели злобой.

Они не могли поверить своим глазам.

Старейшина, который прежде вершил правосудие в Секте Пытливого Меча, кровью и сталью соблюдал порядок секте, всегда неподкупный и справедливый, вдруг превратился в самого презренного предателя за всю историю Секты Пытливого Меча. Многие попросту не могли в это поверить…

Вдруг…

«Мастер, это не правда, это невозможно, невозможно» — В толпе показался потерянно выглядящий юноша. Спотыкаясь, он подошёл, посмотрел на Тан Фулэя и отсутствующим голосом сказал: «Вы не можете быть предателем, ведь так, вас ложно осудили…».

Взгляд Тан Фулэя упал на этого юношу.

Многие другие тоже его узнали.

Это был Лю Цзюньцян, один из множества учеников Тан Фулэя в Пытливом Зале Наказаний.

Хотя особым талантом он не выделялся, Лю Цзюньцян всегда был очень трудолюбив и входил в число верных последователей Тан Фулэя. Тот бы ему всё равно как родной отец. Предательство мастера ужасно шокировало юношу.

«Цзюньцян, твой Мастер просто хочет вернуть то, что и так по праву его» — Когда Тан Фулэй посмотрел на своего ученика его взгляд сделался мягче, он добавил: «Присоединяйся ко мне, после того как я стану Главой Секты Пытливого Меча ты и сам пожнёшь плоды…».

«Нет, не говорите этого Мастер, просто скажите…» — Лицо Лю Цзюньцяна залилось слезами: «Скажите, что вы не предали секту… это просто шутка…».

Лю Цзюньцян почувствовал, как у него выходил опора из-под ног. Весь его мир начал рушиться.

Тан Фулэй выглядел так, будто не знал, что сказать. Наконец он слегка покачал головой.

«Это невозможно…» — Громко вскрикнул Лю Цзюньцян, после чего достал свой длинный меч и придвинул его к своей шее. «Мастер, ещё не поздно вернутся, прошу… Неужели вы просто посмотрите, как я умру на ваших глазах?».

Последняя теплота испарилась из глаз Тан Фулэя.

Он стряхнул кровь со своего длинного меча и холодно произнёс: «На моих руках и так достаточно крови. Твоя ничего не изменит».

«Ха-ха-ха-ха…» — Лю Цзюньцян затряс головой. Он был предельно разочарован.

Глаза его засияли злобой: «Ты не Тан Фулэй, точно не Тан Фулэй, ха-ха, это невозможно, он… Тан Фулэй Глава Пытливого Зала Наказаний, великий человек, он скорее бы умер, чем сдался, ты не он… Тан Фулэй никогда бы не предал Секту Пытливого Меча, ха-ха, он мёртв, мёртв… Мастер, я иду к вам!».

Прежде чем его голос затих мелькнул длинный меч, разлилась свежая кровь.

Перед лицо десяти тысяч учеников Секты Пытливого Меча Лю Цзюньцян совершил суицид.

Между небом и землёй настала тишина, казалось, в неё всё ещё можно было услышать безумный смех погибшего юноши.

Вдруг из толпы вырвался ещё один ученик Секты Пытливого Меча.

Он посмотрел на Тан Фулэя и спокойно произнёс: «Тан Фулэй, вы учили меня боевым искусств, я называл вас своим мастером, вы были для меня самым уважаемым человеком в мире. Теперь вы предали нас и отринули всех своих учеников. И всё же мастер даже на один день — всё равно что отец на целую жизнь. Мне стыдно, что у меня такой мастер, но я не могу поднять на вас меч, но как ученик Секты Пытливого Меча, мне нельзя остаться в стороне. Раз так, то мне стыдно продолжать жить на этом мире…».

Не успех его голос затихнуть как юноша взмахнул мечом и пронзил себя перед Тан Фулеям.

По земле разлилась кровь.

«Тан Фулэй, отныне ты мне больше не мастер. Но я, Сун Шо, не могу забыть всё то чему ты меня научил, я отплачу тебе моей кровью, а следующей жизни я убью тебя во имя Секты!».

И вновь, очередной юноша вышел из толпы и придвинул к горлу меч.

Вдруг мелькнула тень, Ли Цзяньи появился рядом с ним, остановил лезвие, наклонился и произнёс: «Ты хороший ученик, храни себя, ты молодец что не боишься смерти, ну лучше живи бесчестно, а останься полезен!».

«Глава…» — Юноша упал на колени перед Ли Цзяньи и заревел.

Тан Фулэй когда-то славился на всю Секту Пытливого Меча, он был ответственным, справедливым и неподкупным, а к тому же сильным и честным. Для многих учеников Секты Пытливого Меча он служил моральным ориентиром. Все его ученики были крайне талантливыми и особенно верными секте. Самому Тан Фулею они чуть ли не поклонялись.

Тем не менее сегодня их идол пал.

Многие не могли с этим смириться, а в особенности с тем, как именно произошло его падение.

Если бы Тан Фулэй погиб в битве, он бы был вечной гордостью для своих учеников. Их юные души ещё ярко пылали огнём. Они бы и сами с улыбкой погибли, сражаясь с ним плечом к плечу.

Но в итоге самый честный и неподкупный мастер предал секту, предал всех её учеников. Многие попросту потеряли фундамент под ногами. Всё во что они верили оказалось фальшивкой.

Им оставалось только убить себя.

Многие ученики Пытливого Зала Наказаний стояли с опущенными от стыда головами.

В светящихся огнях лицо Тан Фулэя сверкало как лёд.

Ничто из происходящего не могло его потревожить.

Его глаза уверенно встретили пронзающие взгляды учеников Секты. На лице Тан Фулэй не было ни капли стыда. Вместо этого он будто бы был в восторге от своей победы. Усмехнувшись, он сказал: «Идиоты, почему вы так слепо верите Ли Цзяньи, этому тирану? Если вы встанете на мою сторону, то уже завтра, когда я сделаюсь Главой Секты, вы будете героями. Возможно именно вам достанется одна из Шести Вершин».

«Ха!».

Ему ответил проклинающий ропот.

«Не надейтесь на Ци Цяншаня, он уже мёртв, уже никому не остановить Сеньора Ханя, если продолжите упираться, то этой ночью на Горе Пытливого Меча прольются реки крови!» — Холодно прокричал Тан Фулэй. Его стальное сердце словно полностью прогнило мраком.

В толпу кинули голову Ци Цяншаня.

«Тан Фулэй, ты… Нет, Мастер…» — Ван Цзаофань, которого всё это время сдерживал Гуань Фэйду, увидев это почувствовал ужасную печаль. Его глаза покрылись мраком. Он свалился на землю.

«Обманщик, убийца предков, Тан Фулэй, твои преступления непростительны, умри!».

Ли Цзяньи наконец не выдержал и разразился убийственным намерением. Соединившись со своим мечом, он превратился в сгусток света и помчался на Тан Фулэя.

«Ха-ха-ха, ха-ха… Не я твой противник.» — Рассмеявшись Тан Фулэй отскочил назад, убегая от Ли Цзяньи.

Усмехнувшись и ничего не сказав в битву ринулся Хань Янцзянь из Секты Разделяющего Небеса Меча.

Как только он обнажил меч в небесах блеснуло красное сияние. Над Сектой Пытливого Меча показалась ужасающая разрывающая сила. Будто с небеса начали падать звёзды. Казалось, вдруг настал день. Пучок белой энергии свалился на землю будто млечный путь.

«Угх…» — Рука которой Ли Цзяньи держался за меч разлетелась на куски. Плоть и кровь попадали на землю.

«Брат И…» — Зазвучал крик и небо взмыла красивая девушка. Она взялась за Ли Цзяньи и вместе они опустились на землю.

Это была Глава вершины Водного Меча, Ло Лань.

Ли Цзяньи победили одним ударом.

Зазвучали шокированные крики.

Хань Янцзянь выглядел крайне самодовольным.

Он использовал свой самый сильный удар чтобы показать дерзким муравьям из Секты Пытливого Меча свою мощь.

«Глава… Помогите ему…».

«Ха-ха, вперёд, в битву, каждый пусть убьёт хоть одного, а лучше двух…».

«Чего бояться, смерти что ли…».

Увидев это Ученики Секты Пытливого Меча бездумно ринулись в битву. Вопреки ожиданиям они не испугались, а наоборот, ещё сильнее разожгли свой боевой дух. Толпы воинов напоминала пламенный ураган. Некоторые кричали, бездумно прорываясь через окружение. Особенно отчаянно бились юные ученики. Когда они увидели, что Главу Секты ранили, у них покраснели глаза…

«Толпы глупцов, опустите оружие и сохраните свои собачьи жизни, если кто посмеет напасть, немедленно убейте его!» — Хань Янцзянь холодным и мрачным голосом сказал: «Тан Фулэй, разберись с этим!».

«Хорошо.» — Кивнул Тан Фулэй.

Он направился в битву. Его высокий и мощный силуэт будто огромная птица промчался по морю учеников сияя холодным блеском. Все ученики Секты Пытливого Меча что попадались на его пути лишались своих голова. Бил он беспощадно.

«Убейте предателя, убейте убийцу!».

«Даже если мы всё умрём, он должен умереть с нами!».

«Зарежьте это животное!».

С яростным криком несколько седых старейшин, давно готовых пожертвовать своими жизнями, взлетели в небо и окружили Тан Фулэя.

«Ха-ха, мешки с костями, думаете, если я называл вас Мастерами-дядями, то значит боялся? Раз вы не хотите меня слушать, и продолжаете повиноваться Ли Цзяньи, то приготовьтесь к смерти!».

Засмеявшись Тан Фулэй начал атаковать. Он был будто тигр среди стаи овец.

«Агх…».

«Мерзавец…».

Зазвучали крики и один за другим старейшины пали перед мечом Тан Фулэя.

Они были уже очень стары, их жизненная энергия почти иссякала. Потягаться с Тан Фулеям у них не было ни шанса. В мгновенье ока пять седых старейшин погибли!