Глава 562. Давняя История

«Дитё, я – клятвенный брат твоего отца, можешь звать меня Дядей…» — Исходивший из золотого сияния голос не скрывал своего возбуждения. «Я столько лет ждал и вот, ты наконец явился!».

Дин Хао немного замешкался: «Подождите, вы говорите, что ждали бесчисленные годы, но… Но мне всего 16, может… Вы ошиблись?».

Время явно не состыковывалось.

«Ошибка невозможна, амулет может принять лишь кровь сына моего Младшего, это подарок от моего брата его жене, он раздобыл его с Древней Вершины Ци, величайшей среди Божественного Континента…».

Золотое сияние предавалось воспоминаниям.

«Хе-хе, в те времена мой Младший был несравненным гением, первым на всём Божественном Континенте, у него были триллионы слуг, даже путешествие на запретную Древнюю Вершину Ци было для него не сложнее загородной прогулки. Он раздобыл там этот нефрит и вырезал на нём стих, «7 День 7 Месяца, Храме Долголетия. Никто не шепчет ночью», с помощью которого и завоевал сердце богини Юй Цинчэн, ха-ха-ха…».

Дин Хао ещё сильнее запутался.

Божественный Континент?

Древняя Вершина Ци?

Триллионы слуг?

О чём он вообще?

Дин Хао точно знал, что жил он на Бескрайнем Континенте, который делился на пять регионов, восточный, южный, западный, северный и центральный. Об был крайне большим, согласно легендам, даже божество не в состоянии пройти весь континент от края до края. Одна только Снежная Провинции простирается на многие тысячи километров, а это – самая мелкая провинция Северного Региона.

Сам Северный Региона занимал территории в миллион километров.

И даже среди всех остальных регионов он был самым мелким. Можно себе представить насколько огромным был весь континент.

А о Божественном Континенте Дин Хао прежде ни разу не слышал.

Может это просто так называется какая-то местность в одном из Пяти Регионов?

«Дитё, я смотрю ты не знаешь своего прошлого» — Сказало золотое сияние.

Дин Хао кивнул.

Он вырос в мусорном регионе Секты Пытливого Меча. Так-то говоря, навряд ли у него было какое-то великое происхождение. И всё-таки из своего раннего детства Дин Хао почти ничего не помнил, а когда вступил на Лестницу Пытливого Сердца к Небу, он вдруг увидел очень странную картину. Перед Дин Хао предстало поле боя, на котором сражались ужасные демоны и божества в золотистой броне, а среди них пара, мужчина и девушка с ребёнком на руках, которых многие преследовали и защищали…

Вдруг в голове Дин Хао промелькнула молния.

Неожиданно он вспомнил кого именно ему напоминал великий воин, изображённый на золотом алтаре.

Его броня выглядела точно также, как у мужчины из его видения на Лестнице Пытливого Сердца в Небо, который держал ребёнка. Темпераментом они тоже крайне походили друг на друга.

«Смотрю Младший много думал о том, как защитить тебя…» — Из золотого сияния раздался вздох.

К макушке Дин Хао медленно протянулась золотистая ладонь.

Тот нахмурился.

«Не волнуйся, дитё, я тебя не раню. Я покажу тебе твою жизнь, твоё прошлое, и расскажу тебе о твоей ноше…» — Нежно произнесло золотое сияние.

Дин Хао немного помялся, но решил уступить.

Развитая Искусством Победы интуиция подсказывала ему, что золотое сияние говорило правду.

Кроме того, ему и самом хотелось узнать, кем же был тот Дин Хао, чьё тело он унаследовал.

Прикосновение золотистое ладони напоминало руку старика, который гладит своего внука. К голове Дин Хао из макушки прошёл поток тёплой энергии. Затем последовали картинки, он словно попал в кинотеатр. Мозг Дин Хао заполонили образы.

Постепенно всё прояснилось.

Перед ним открылось странное изображение.

……

……

Божественный Континент.

Огромный мир покрытый духовное энергией.

Божественный континент полон загадок и тайн, его населяют сотни рас, мастеров тут не меньше чем облаков, святые и мудрецы неисчислимы, а Высшие определяют целые поколения, преклоняют перед собой героев и создают многочисленные прекрасные легенды.

Управляют этим континентом великие Секты и благородные Кланы.

На востоке Божественного Континента правит великий Божественный Королевский Двор.

История королевского Дворца была невероятно славной и простиралась в глубокую древность.

Властитель Божественного Дворца именовался Богом Императором, он властвовал над бесчисленными мастерами и числился одним из немногих Высших Мастеров континента. Армия Божественного Двора была непобедимой, величайшей силой на всём континенте.

У Бога Императора было тринадцать сыновей.

Каждый считался несравненным мастером.

Старший же сын, Дин Шэнтань, и тринадцатый, Дин Чаогунь, были настоящими драконами среди людей.

Только 13-й сын, Дин Чаогунь, не был кровным отпрыском Бога Императора. По слухам, тот усыновил его и причислил к своим тринадцати сыновьям за невероятный талант Чаогуня.

Божественный Двор властвовал над обширными и процветающими землями.

Однако однажды случилась смута.

Началась война, Западный Властитель Пернатой Расы вместе с многомилионной армией вторгался на Древнюю Вершину Ци.

Бог Император пришёл в ярость и отправил своего старшего сына, Дин Шэнтаня, вместе с войсками Божественного Двора отразить нападение Западной Пернатой Расы.

Битва продлилась полмесяца, трупы заполонили гору, потекли реки крови, Дин Шэнтань был поистине божественным гением, он истребил многих мастеров Пернатой Расы и отбил их на 150.000 километров от Древней Вершины Ци. Затем он заставил Короля Пернатой Расы подписать мирный договор и отвести свои войска.

Домой Дин Шэнтань и его армия возвращались под облаками знамён. Его аура простиралась до небес.

Корабли Божественного Двора прорезали облака и собрались в ровную формацию, застыв меж небом и землёй.

Впереди собралась армия.

В патоках фиолетового Ци стоял, сияя золотым светом, главный флагман. Он напоминал короля, который с высока осматривает своих поданных.

На мачте корабля формой напоминавшей Божественного Дракона стояло несколько рослых воинов в золотистой броне. Все они были несравненными мастерами.

Это были старший сын Бога Императора и его братья.

«Старший, победа на Вершине Ци изрядно потрепала Пернатую Расу, теперь эти птицы ещё несколько тысячелетий не посмеют нарушать границы нашего Божественного Королевского Двора, ха-ха-ха!» — Восьмой сын Бога Императора, Дин Чулинь, засмеялся: «Властвующий Отец в последние годы углубился в тайны вечной сансары, у него нет больше времени заботиться о делах Королевского Двора, так что скоро титул отойдёт одному из наследников. Старший, сегодня ты совершил великий подвиг, ты обязательно станешь Богом Императором».

Дин Шэнтань покачал головой и улыбнулся: «Отец невероятно могуч, как мне предугадать его мысли? 13-й брат ещё молод, пусть он станет Богом Императором».

Воин был худ и грациозен будто нефрит, с первого взгляда Дин Шэнтань напоминал учёного, вокруг его тела струился божественный свет, а у бровей мелькали золотистые молнии, которые, казалось, порождали и уничтожали всё на этом свете. Его волосы ярко сияли, а сила была неизмеримой. Дин Шэнтаня считали красивейшим мужчиной Божественного Двора.

Старший сын Бога Императора отличался несравненным талантом.

В его словах всегда был некий необъяснимый шарм, от которого любой собеседник проникался к нему истинным уважением.

«Тринадцатый?» — Дин Чулинь усмехнулся: «Он безродный бастард, его кровь нечиста, и характером он жадны до власти злодей. Как такой может удостоиться титула Бога Императора?».

«Именно» — Сказал четвёртый сын Бога Императора, Дин Синхуа. «Старший, тринадцатый всегда демонстрирует напускную лояльность, да и Мастер Вэнь Шэн не видит в нём ничего плохого, но мне всегда казалось, что за своим добрым личиком он что-то замышляет. Нельзя быть с такими беспечным, он приёмный сын Властвующего Отца, и никто, кроме него не знает откуда именно он взялся… Старший, тебе следует быть осторожней!».

Дин Хао Синхуа родился с двойными зрачками, благодаря им он мог видеть через любую ложь и распознавать истинные намерения людей. Его предположения были отнюдь не безосновательными.

Дин Шэнтань улыбнулся и сказал: «Может мастер Вэнь Шэнь что и проглядел, но как Властвующий Отец мог чего-то не заметить? Вы просто ещё не привыкли к тринадцатому, думаю, он хороший человек, да и Властвующий Отец явно ему не без причины ему доверяет. Если он станет следующим Богом Императором, то с Божественным Двором всё будет хорошо. Меня самого трон не интересует. Императору приходится столько времени тратить на управление триллионами своих подданных. Сперва это кажется великой властью, но вскоре понимаешь, сколько этому придётся уделять времени и усилий. Если бы отец не тратил столько времени на властвование, боюсь, он бы уже давно завладел Вечным Троном… Ха-ха, чем становиться императором я лучше продолжу проводить время дома, с женой, ха-ха-ха!».

«Старший, ты…» — Дин Чулинь разозлился и сказал: «Скажу прямо! С тех пор как ты женился на Юй Цинчэн ты слишком много времени проводишь на своей мягкой кровати».

Завистливое лицо восьмого рассмешило Дин Шэнтаня.

«Возможно Старший и прав, титул Бога Императора далеко не так привлекателен, как ты себе представляешь» — Вдруг заговорил третий брат Дин Синюнь.

«Так или иначе, по-моему, из ниоткуда взявшийся бастард не должен править Божественным Двором» — Дин Чулинь агрессивно сказал: «А ты третий, неужто поддерживаешь этого мерзавца?».

Дин Синюнь ничего не ответил.

Среди всех тринадцати сыновей Бога Императора он был наименее разговорчивым.

«Хм, даже если ты, Старший, не хочешь противостоять этому ублюдку, этим займусь я» — Усмехнувшись сказал Дин Чулинь.

Не успел его голос затихнуть как вдруг зазвенели колокола.

Мелькнул сгусток света, перед братьями склонился гигантский орёл. «Докладываю Божественным Наследникам, обнаружен корабль Божественного Двора».

«Корабль Божественного Двора?» — Дин Чулинь нахмурился: «Мы всё ещё в пятнадцати миллионах километров от имперской столицы, в радиусе пяти тысяч километров не должно быть никаких войск Божественного Двора, откуда здесь взялся корабль? Кто его отправил?».

Гигантский орёл сказал: «Это флот Мо Кэ 13-го Божественного Наследника».

Дин Синхуа удивился: «Тринадцатого? Откуда он здесь?».

«Старший, будь осторожней. В флот Мо Кэ входят самые верные тринадцатому войска. Они беспрекословно ему верны, и среди них немало мастеров. Боюсь, если он отравил сюда свою армию, значит задумал что-то недоброе!» — Быстро напомнил Дин Чулинь.

Дин Шэнтань слегка улыбнулся и ничего не ответил. Он приказал армии остановиться и вместе со своими братьями превратился в сгустки света и отправился встречать приближающийся корабль.