Глава 568. Перемена на Поле Боя

Голос затих.

Золотое сияние моментально развеялось и превратилось в сверкающий золотистый звездопад, который тихо окружил Дин Хао.

Прежде чем тот успел что-либо сказать, золотое сияние окончательно развеялось.

До того, как духовная энергия совсем исчезла, мягкие золотые звёздочки проникли в его тело и превратились в поток тёплой энергии, распространившейся по его костям и конечностям. Это было не Ци, но божественная эссенция, которая принялась укреплять тело Дин Хао. Вместе с ней пришла и капля чистого Духовного Сознания.

Заметив это, Дин Хао немедленно принялся обращать Искусство Победы поглощая новоприобретённую силу.

Особенно полезной для него была Духовная Энергия так как служила редкой подпиткой для Искусства Победы. Дин Хао увидел, как его закалённое Духовное Сознание мало-по-малу проходит через качественные изменения.

Время шло.

Дин Хао был полностью вовлечён в культивацию.

С его телом происходили чудесные перемены.

Его мышцы сделались идеально прозрачными, а кости засверкали как белый нефрит.

Особенно ярко золотистым светом засочилось одно из его рёбер. Оно светилось по-особому, некими древними письменами. Это был тот самый «Инь-Ян Нефрит в Камне», который поглотил Дин Хао. Сейчас он испускал божественный блеск.

Неясно почему, но постепенно светлая кость стала совсем невидимой.

Мышцы и кровь Дин Хао начали излучать божественный блеск.

Теперь он напоминал возвышенного будду. Распространилась аура чистейшего величия, сердце Дин Хао зарычало как тигр или дракон, кровь заструилась с рёвом великой реки Янцзы. Его жизненная энергия росла в геометрической прогрессии, приближаясь к бессмертным.

Мускулы завибрировали под ритм сердца, опять и опять выбивая внутренние нечистоты.

Дин Хао впал в странное состояние.

Волна энергии то накрывала его, то сжималась внутрь, будто следуя ритму невидимого сердца.

……

……

«Что такое с братом Динам?» — Взволнованно спросила стоявшая на вершине Золотой Пирамиды Цзи Инци.

Дин Хао скрестив ноги парил воздухе перед статуей великого божественного воина. Из алтаря в его тело непрерывно закачивалось золотистое сияние.

Так продолжалось уже больше месяца.

Дин Хао притронулся к золотому монументу могучего мастера около сорока дней назад, и тогда же вошёл в такое странное состояние.

Сперва Цзи Инци думала, что так он возжигает Божественное Пламя данной статуи.

Но с течением времени она становилась всё меньше в этом уверена.

Закрытие Поля Битвы Сотни Святых всё приближалось, если Дин Хао не успеет разобраться с алтарём до того, как их всех выбросит наружу, то велик риск что его Духовное Сознание серьёзно пострадает.

Несколько раз самовольные Жэнь Сяояо и толстый кот Се Юэ приходили на вершину башни и думали разбудить Дин Хао, но Цзи Инци всегда их останавливала.

Тем не менее, сейчас даже она уже не могла терпеть.

Она уже почувствовала, как весь мир начал мало-помалу отвергать её.

Казалось, что вот-вот и под её ногами исчезнет гравитация, после чего её унесёт в небо.

Посмотрев вверх девушка увидела, что пространственный барьер больше не был таким стабильным как раньше. По нему прошлись тонкие как паутинка трещины. Это был признак скорого разрыва пространства. В назначенный час всех воинов перенесёт с Поля Битвы Сотни Святых наружу.

«Что делать если Брат Дин не успеет проснуться?».

С грузом на сердце думала Цзи Инци.

«Всё дело в этой энергии… Возможно придётся уничтожить золотую статую!» — Цзи Инци смогла придумать только один выход. Если разрушить саму Статую Божественного Пламени, то Дин Хао не должен будет пострадать.

Проблема в том, что тогда они лишат его возможных преимуществ.

Решение было крайне затруднительным.

С недавнего времени стоя на вершине гигантской пирамиды и осматривая простирающийся город Цзи Инци начала слышать взрывы, напоминавшие раскаты грома, и всплески ужасной энергии. Какие-то мастера явно сражались против каменных марионеток. Пока что сложно было сказать, кто победит, но Золотая Пирамида и Божественное Пламя оставались непреступны.

Каменные гиганты были воистину сильны.

Давление также было ужасающим, крайне маловероятно, что хоть один мастер человеческой или демонической расы сможет сюда прорваться.

Если бы не костяной браслет Дин Хао, активировавший телепортирующую формацию, они сами тоже никогда бы до сюда не пробились, даже используя ржавый меч и демоническую саблю.

Для активации таких артефактов требовалась огромная энергии. Невозможно было поддерживать их всё время.

«Мяу, мой человеческий питомец ещё не просунулся?» — Блеснул сгусток белого света и появился Се Юэ.

«Аура Старшего Дина становиться всё сильнее, кровь в котлах пока ещё не высохла, он ещё не зажёг Божественное пламя…» — Внимательно проанализировал ситуацию приземлившийся рядом Жэнь Сяояо.

«Старший Жэнь Сяояо, если Старший Дин не проснётся к завтрашнему дню ты можешь приготовиться разрушить этот алтарь?» — Нахмурившись спросила Цзи Инци.

Жэнь Сяояо покачал головой и ответил: «Не уверен».

Не успел его голос затихнуть как вдруг…

Бум!

Жух, Жух, Жух, Жух!

Вдали вдруг раздался громкий взрыв.

Цзи Инци, Жэнь Сяояо и толстый кот разом посмотрели в точку Города Лживого Бога, откуда пришла ударная волна. Вдруг началось что-то сродни землетрясению, один за одним начали падать здания, в небеса поднялись столбы пыли и тумана. Из-под земли на улицы стала выплёскиваться магма, заливая здания вокруг как вышедшая из русла река…

«Что случилось?».

«Кажется, этот мир самоуничтожается…».

«Мяу, я чувству запах погибающего пространства!».

Кота и людей шокировало увиденное.

Даже нерушимые марионетки с силой Властителей Боевых Искусств не выдержали напирающей энергии и стали рассыпаться как песок во время урагана. Гигантские величественная здания начали рушиться будто песчаные замки во время прилива…

Воздух заполонил дым. Они будто оказались на поле боя.

Даже сильнейшие марионетки на пике стадии Властителя Боевых Искусств стали падать и разрушаться.

«Миру скоро придёт конец, не только городу, но всему Поле Битвы Сотни Святых!» — Вдруг ясно ощутила Цзи Инци.

……

……

Бескрайняя иллюзия.

Ли Лань был полностью истощён, как телом, так и сознанием.

Он был облачён в белую робу, его волосы растрёпано свисали с головы. Босоногий он медленно шёл по беспросветной пустоши.

На его пути не было ни врагов, ни ловушек. Местность была абсолютно пустынной.

Но он никак не мог найти из неё выхода.

Ли Лань давно потерял счёт, когда именно вступил на 11-й Этап Древней Дороги на Запад.

Всё это время он провёл в огромной пустоши. Небо закрывали тёмные облака, на земле росли медленно иссыхающие сорняки, струились ручейки чёрной воды, а время от времени встречались белые кости. Вокруг не было ничего живого. Сила Ли Ланя была запечатана. В этой пустоши он ничем не отличался от обычного путника, который утратил дорогу.

Единственной странностью была прекрасная черноволосая девушка с белоснежной кожей, которая будто призрак парила за его спиной.

Когда Ли Лань пробовал до неё дотронуться, пальцы проходили насквозь. Она была иллюзорной.

Лицо девушки оставалось расплывчатым, его будто скрывал слой белого тумана.

Призрачная дама появилась сразу как Ли Лань оказался в этом месте, и с тех пор непрерывно следовала за ним, ничего не говоря. Несмотря на то, что у неё не было глаз, Ли Ланю казалось будто она всё время следит за ним, будто его тень.

«Что происходит? Наверняка есть какой-то способ покинуть это место, невозможно чтобы тест был непроходим!».

Упорно размышлял Ли Лань.

Он был довольно умён и всегда решал любые проблемы, которые вставали у него на пути.

К сожалению, теперь у него не было ни единого варианта.

В чём был смысл опустошённого мира.

Почему его преследовала дама-призрак?

Никаких догадок.

«Мне всю жизнь бродить по этой иллюзии?».

Нахмурился Ли Лань.

Где-то впереди он всё это время видел расплывчатый свет, который, Ли Лань был уверен, сможет развеять тьму, но сколько бы он не бежал до него, как бы не пытался догнать, свет совсем к нему не приближался.

У него не получалось схватиться за надежду.

Наконец Ли Лань остановился и посмотрел на ноги. Его ботинки давно износились, а голые ноги были покрыли ранами и трещинами, из которых сочилась кровь. Каждый шаг приносил сильнейшую боль.

Ли Ланя охватила усталость.

Встав на месте и увидев собственное отражение в луже крови набежавшей из его ног, он вздохнул и сказал: «Если идти бессмысленно, значит буду стоять!».

Может если он умрёт, то сможет вырваться из иллюзии?

Ли Лань медленно присел.

Его зрачки отяжелели, ему вдруг захотелось заснуть и никогда не просыпаться.